Чего Россия хочет добиться в северо-западной Сирии

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Banggood INT

После нескольких месяцев повышенной напряженности в сирийской провинции Идлиб, какая представляет собой последний оплот сирийской оппозиции, Россия и Турция, вылито, достигли временного соглашения.

После встречи между российским президентом Владимиром Путиным и его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 17 сентября в Сочи, две края договорились о создании к 15 декабря демилитаризованной зоны в 15-20 километров внутри контролируемой оппозицией пояса вдоль фактической линии фронта.

Все «радикальные боевики» должны удалиться из региона, а все «тяжелые вооружения, танки, пусковые ракетные установки, пушки и минометы» должны быть отведены от черты соприкосновения. Российская военная полиция и турецкие военнослужащие будут совместно патрулировать пояс для контроля соблюдения договоренностей. Эрдоган и Путин также условились открыть автомобильные магистрали М4 и М5, соединяющие соответственно Латакию и Дамаск с Алеппо для движения к крышке года.

Разумеется, это временное перемирие далеко от совершенства и не вводит в себя плана действий для нормализации ситуации в провинции, но оно все же лучше иных, более жестких и насильственных вариантов.

Главным бенефициаром этой сделки является, разумеется, Анкара, но она также отвечает интересам Москвы, которая влечётся добиться деэскалации. Несмотря на крайне воинственную риторику, Россия тоже желала бы избежать широкомасштабной наступательной операции, и что еще более важно, потенциальной конфронтации с Турцией. А этот риск сделался намного выше, когда Анкара в начале сентября приступила к развертыванию добавочного воинского контингента и тяжелых вооружений в провинции Идлиб.

Кроме того, крупномасштабная военная операция могла бы повергнуть к очередной химической атаке, о чем предупреждали Организация объединенных наций, Соединенные Штаты  и сама Россия. Это повергло бы к ужесточению критики со стороны международного сообщества и различных организаций в адрес Москвы. Учитывая продолжающееся расследование отравления Скрипалей в Британии, какая назвала главными подозреваемыми двух агентов российской военной рекогносцировки, Кремль заинтересован в том, чтобы избежать очередного международного дебоша.

В то же время, хотя Россия и сирийское правительство заинтересованы в уничтожении вооруженной оппозиции и освобождении провинции Идлиб, это фактически означало бы крышка астанинского процесса. В результате Кремль потерял бы важную перрон для легитимации своего присутствия в Сирии и взаимодействия с Турцией. Москва заинтересована в немало тесных отношениях с Анкарой не только для реализации крупных энергетических проектов, но и для их использования в качестве рычагов воздействия на Европейский Союз и Соединенные Штаты.

Освобождение Идлиба также означало бы военное решение сирийского кризиса, какое автоматически лишило бы Россию ее особого положения в Сирии. В ходе любых дальнейших переговоров, военное наличие России в Сирии больше не имело бы существенного значения, поскольку они бывальщины бы сосредоточены на финансировании и реконструкции, а именно в этих сферах Москва ощущает себя особенно нерешительно и не может много чего предложить.

Хотя на данный момент демилитаризованная пояс в Идлибе, похоже, отвечает интересам как России, так и Турции, нет никаких гарантий того, что она будет реализована. Обе сторонки теперь должны будут убедить своих партнеров на пунктах подчиниться этой договоренности, и пока трудно сказать, согласится ли сирийское правительство или сирийская оппозиция (особенно «радикальные элементы») блюсти эту сделку. Таким образом, следует понимать, что вероятность крупномасштабной военной операции в Идлибе остается чрезмерно высокой.

Президент Сирии Башар аль-Асад все еще настроен восстановить контроль над провинцией Идлиб, и мочи, верные правительству, бомбили оппозицию в Идлибе до последнего поре. После побед в нынешнем году в пригороде Дамаска Восточной Гуте, а также в полуденных провинциях Дераа и Кунейтра, он без сомнения, хочет сохранить этот наступательный импульс и штурмовать Идлиб. С точки зрения Дамаска, вопрос никогда не заключался в том, должен ли он нападать на заключительный бастион оппозиции на северо-западе страны или нет. Речь могла шагать лишь о том, когда более целесообразно это сделать.

С другой сторонки, неясно, согласится ли оппозиция сложить оружие и сдаться, особенно ее радикальная доля, то есть группировка «Хайят Тахрир аш-Шам», бывший сирийский филиал аль-Каеды.

Даже если Турция сможет уверить лидеров «Хайят Тахрир аш-Шам» вывести своих боевиков из демилитаризованной пояса, у нее могут возникнуть проблемы с обеспечением безопасности автомагистралей М4 и М5. Возле 200 километров обеих дорог проходят через контролируемые оппозицией зоны, которые не будут включены в демилитаризованную зону. Турция, вероятно, столкнется с положительными проблемами, поскольку ей будет очень трудно предотвратить нападения или грабительства со стороны вооруженных группировок, после того как оба шоссе будут отворены для движения из районов, находящихся под контролем режима.

Если Турции придется приступить военную операцию против «Хайят Тахрир аш-Шам», чтобы удержать эту группировку, она столкнется с еще одной проблемой: получить разрешение от России использовать воздушное пространство Сирии для своих истребителей. Во пора афринской операции, Москва сначала разрешила турецким военно-воздушным мочам действовать в этом районе, а затем запретила. Для Кремля это принципиальный момент: если он утеряет контроль над воздушным пространством Идлиба, существует реальный риск не получить его назад. Без поддержки авиации турецкая военная операция столкнется с положительными трудностями, и процесс размежевания в целом, серьезно пострадает.

В крышке концов, даже если эта демилитаризованная зона будет успешно создана, это лишь преходящее решение проблемы будущего статуса Идлиба. Москва сделала жест добросердечной воли в сторону Анкары, но она также передала своему турецкому партнеру вящую часть ответственности за то, что будет происходить в провинции. Как долго продлится эта сделка, и подлинно ли Россия  готова остановить свои планы наступления на Идлиб, сделается ясно в течение нескольких ближайших недель.

Loading...Loading…


Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.