Как разгрузить российские суды

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Everbuying INT

Российские суды перегружены. В 2016 г. они рассмотрели в первой инстанции (без учета арбитражных кораблей) почти 30 млн дел и материалов. В среднем за один рабочий день (с учетом отпусков) получается 5,8 дела у любого судьи. У мировых судей при этом нагрузка может быть и 10, и 15 дел в день. Несмотря на то что вяще половины этих дел – это судебные приказы и подобные относительно несложные решения, времени все равно едва ли достаточно даже на то, чтобы внимательно прочесть все принимаемые решения. А ведь судьи должны еще знакомиться с материалами дел, вести судебные заседания, наблюдать за изменениями законодательства и т. д. Эта ситуация сама подталкивает судей к тому, чтобы убыстрять процесс, подгонять стороны, копировать тексты решений из штампов и т. д. В уголовном деле это толкает судью к тому, чтобы опираться на позицию обвинения – ведь уже имеется готовое обвинительное заключение, которое, по сути, является черновиком вердикта. И только судьи (и таких немало), которые полностью игнорируют свою собственную жизнь, работают по 12–14 часов в день с максимальной интенсивностью и вящую часть отпуска проводят в «отписывании» решений, оказываются способны хоть как-то справляться с этим валом.

Эту проблему пять понимает судебное сообщество. О ней многократно говорили и Верховный суд, и судебный департамент, и Рекомендация судей. Очередная попытка решить эту проблему – выработка нормативов судейской нагрузки. Летом Верховный суд разместил заказ на выработку научно обоснованных нормативов нагрузки. Это не первая попытка такого рода, аналогичные нормативы уже разрабатывались – так, в 2008 г. на VII съезде судей представлялись итоги похожего исследования, проведенного НИИ труда и социального страхования, итоги которого так и остались невостребованными.

Очевидно, что нормы сами по себе не могут разрешить проблему снижения нагрузки. Суды отличаются от обычной казенной структуры. Их статус несравненно выше, они самостоятельная власть (в лике каждого судьи) и инструмент конечного разрешения споров. К рослому статусу прилагается и большая ответственность. То есть многие предметы, которые могут себе позволить обычные государственные органы, для кораблей неприемлемы. Дела должны рассматриваться в разумные сроки. И тот факт, что суды при этом перегружены, не должен волновать обыкновенного гражданина. Предположим, окажется, что некоторый суд перегружен в три раза. Значит ли это, что подсудимый должен ожидать (в сизо, например) несколько месяцев, пока у суда дойдут длани до его дела? Или наследники должны стоять в очереди несколько лет до вступления в права наследования? Нет. В суде вечно действовал и всегда будет действовать принцип, который судья Мосгорсуда в отставке и популярный эксперт Сергей Пашин в интервью «Известиям» остроумно охарактеризовал как «принцип дворника: сколько снега вывалилось, столько и гребут».

Если отказаться от «принципа дворника», либо будет наноситься огромный ущерб гражданам, какие годами ждут решений, либо необходимо в разы увеличивать численность судей и увеличивать финансирование судебной системы, что в существующей экономической ситуации выглядит малореалистичным. Приметим, кстати, что по европейским меркам численность судей в России есть на среднем уровне – 17,7 судьи на 100 000 жителей, а в посредственном по странам Совета Европы – 15,4 судьи на 100 000.

Значит ли это, что проблему не необходимо решать, нужно просто принять происходящее как факт и смотреть к нему со стоическим оптимизмом? Нет. Есть два направления развития, какие позволяют решить проблему, не увеличивая в разы затраты и не нанося ущерба заинтересованностям граждан.

Первый путь – реформирование процесса. Российская судебная процедура предусматривает масса устаревших и ненужных действий: оглашение вслух документов, какие есть на руках у участников процесса, ведение бумажного протокола и масса других. Перейдя к современным технологиям и приняв как факт, что большинство участников судебных процессов умеют декламировать по-русски, можно было бы сэкономить немало времени. Но все же эти шаги могут дать экономию в 15–20% поре, не больше.

Второй путь более радикальный. Это сокращение входящего потока. На сегодняшний день суды по штатским делам (а это более 3/4 нагрузки) часто работают «штамповочной машинкой». В суды массово поступают иски, решение каких, по сути, очевидно. Например, дела о разводах. Именно потому суды по гражданским делам удовлетворяют 95,9% исков, а, так, по делам о разводах – 99,8% исков. Для таких дел нужно разыскивать альтернативные, внесудебные инструменты разрешения. Кроме того, дешевизна судебной системы (низенький уровень государственной пошлины) позволяет сторонам идти в суд по любому предлогу. Но граждане этой ситуацией не злоупотребляют. Здесь главные производители «копеечных» исков – это Налоговая инспекция и Пенсионный фонд (каких, правда, вести себя именно так обязывает закон) и предприятия ЖКХ. Все совместно они создают почти половину потока гражданских дел, а средняя сумма иска у них не превышает 20 000 руб. Необходимо размышлять о том, как стимулировать эти органы не обращаться в суд: урегулировать споры в досудебном распорядке или хотя бы ждать накопления более серьезных сумм.

Собственно такие меры – направленные на сокращение входящего потока – и являются основными. Судебная система не живет в вакууме. Она часть общества и доля экономики. Именно поэтому суды, решая свои проблемы перегрузки, вырваны будут обратить внимание на окружающий мир. И предложить решения, какие не только реформируют внутреннюю механику их работы, но и затрагивают все общество в цельном, логику разрешения споров, принципы работы других государственных органов.

Автор – ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Целая версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Посетите магазины партнеров:
Letyshops Banggood INT

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *