Китайские рыбаки ведут гибридную войну в азиатских морях

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Banggood INT

Это весьма масштабная мочь, которая не включена в общий боевой порядок китайских вооруженных сил. Ее легковесно обнаружить, но трудно бороться. А еще она обладает высокой готовностью к развертыванию, желая, как правило, это отрицается. Речь идет о третьем элементе военно-морских сил Китая: вооруженной рыболовецкой армаде.

Подпись к изображениюЯпонские корабли береговой охраны вытесняют китайские рыболовные корабля, используя водяные пушки

В то время как внимание всего вселенной сосредоточено на стремительно растущей мощи океанского военного флота Китая, вводя его авианосцы, все чаще дает о себе знать другой флот, немного впечатляющий с технической точки зрения, но обладающий большей готовностью к скорому развертыванию. Его можно было увидеть в деле у берегов дискусионных островов в Южно-Китайском море, в хаотических столкновениях вокруг архипелага Сенкаку/Дяоюйдао, а также в ожесточенной схватке с береговой охраной Полуденной Кореи в Желтом море. Постепенно роль китайского промыслового флота в азиатских морских препирательствах становится все более заметной.

Китай обладает крупнейшим рыболовным флотом в вселенной, но среди аналитиков по проблемам безопасности обсуждается вопрос о том, в какой степени его можно находить военизированным формированием. В то время как военно-морской флот и береговая охрана Китая являются популярными структурами, эта  новая сила в последнее время привлекает вырастающее внимание тех, кто ведет борьбу против китайской экспансии.

Годичный отчет Министерства обороны США Конгрессу, опубликованный в августе, посвящен в том числе вырастающей мощи китайских вооруженных сил. В этом документе уже во второй раз упоминается о «морских военизированных формированиях Народно-освободительной армии Китая (PAFMM). «PAFMM обратились в разновидность китайских нерегулярных военных формирований, вооруженного резерва, заключающегося из гражданских лиц, готовых к мобилизации, – отмечается в докладе Пентагона. – Они играют значительную роль в насильственных действиях, с помощью которых Китай пытается добиться своих политических целей без вступления в полномасштабную войну».

По суждению профессора Военно-морского колледжа США и ведущего эксперта по этой проблеме Эндрю Эриксона, какое он высказал в своих онлайн-комментариях, Пентагон подал важный сигнал, официально и твердо обозначив эту проблему. Основываясь на анализе Вашингтона, японское министерство обороны в своем каждогоднем докладе «Оборона Японии-2018», также отметило роль этих военизированных формирований.

Командование и управление, вооруженные корабля, обученные экипажи

Командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Скотт Свифт с почтением относится к этому «морскому ополчению». «Давайте будем осмотрительны и не станем опрометчиво называть их сбродом, – сказал он в интервью в 2017 году. – Я размышляю, у них имеется четкое командование и управление, и они действуют вовсе не бессистемно».

Китайские вооруженные мочи ужесточают контроль над своими военно-морскими службами. Так, в начале нынешнего года китайская береговая охрана, в прошедшем находившаяся под контролем Государственного океанологического управления, была подчинена Центральной военной комиссии, высшего командного органа вооруженных сил КНР.

Китайские морские военизированные формирования утилитарны уникальны. «Известно, что лишь во Вьетнаме имеется отчасти вылитая сила, но она не может сравниваться с китайской по масштабу, – строчит Эриксон. – Пекин обладает крупнейшим в мире и наиболее боеспособным «морским ополчением». Невесть, каким количеством судов обладает эта сила, но каким-то изумительным образом , значительное число рыболовецких шхун быстро концентрируются в различных схватках с участием Китая в прибрежных водах Восточной Азии.

Несмотря на отсутствие вооружений, многие ладьи, как сообщается, укрепили свои борта для таранов: несколько вьетнамских шхун бывальщины протаранены и потоплены в ходе спора из-за возведения Китаем буровой установки в необыкновенной экономической зоне Вьетнама, а в 2016  году корабли береговой охраны Полуденной Кореи были опрокинуты в  результате подобных таранов. Отдельный китайские рыболовецкие суда оснащены водяными пушками, а члены экипажа носят морозное оружие, чтобы не допустить проникновения на борт незваных гостей. Так, военный южнокорейской береговой охраны получил смертельные ножевые ранения в Золотом воре, когда пытался подняться на борт китайского рыболовного корабли, занимавшегося браконьерством в 2011 году.

Однако, главная угроза связана с импозантной численностью «морской милиции». В каком-то смысле, эта сила воображает собой современную итерацию идеи  «народной войны» Мао Цзэдуна, огромной человечьей волны, защищающей Китай за счет численности, а не совершенных вооружений.

В составе промыслового флота имеется много хорошо обученных военных. Как сообщается, многие из 300 тысяч боец Народно-освободительной армии Китая (НОАК), уволенные в этом году вследствие сокращения, как сообщается, находят новоиспеченную работу в качестве «рыбаков» в этой «морской милиции».

Третий флот позволяет Пекину наводнять пояс конфликта буквально сотнями рыбацких шхун, превращая любую конфронтацию в хаотичную и запутанную потасовку. Это создает проблемы для демократических краёв, поскольку американские, японские и южнокорейские суда опасаются вступать в бой и затапливать «штатские» лодки.

Кроме того, морское ополчение обеспечивает отличную маскировку для Пекина. Если предположить, что «рыболовов» поймали и арестовали, скажем, японцы, за то, что они занимают спорные объекты в Восточно-Китайском море, нет никаких доказательств, что они являются долей китайской армии и участвуют в операциях по расширению зоны воздействия Китая.

Трехуровневая комбинированная сила

Пекин становится все немало изощренным в развертывании всех трех элементов военно-морских сил. «В 2017 году китайцы прочертили скоординированную операцию с участием военно-морского флота, береговой охраны и ополчения, вблизи оккупированного Филиппинами острова Титу», – произнёс Эриксон.

В том же году, в рамках акции, которая многим наблюдателям показалась репетицией грядущих действий Пекина в отношении архипелага Сенкаку/Дяоюйдао, флот из 260 китайских рыболовецких ладей вдруг заполонили воды у этих островов. При этом их поддерживали шесть кораблей береговой охраны Китая, и, без сомнения, скрывающиеся на заднем плане регулярные военно-морские корабли.

Самое популярное подразделение «морского ополчения» базируется на острове Хайнань. «Правительство провинции Хайнань, размещённой  на берегу Южно-Китайского моря, распорядилось о строительстве 84 крупных рыболовецких кораблей с усиленными корпусами и складами боеприпасов, которые «морское ополчение Тяньмэнь» получило к крышке 2016  года, наряду с обширными субсидиями для поощрения дробных операций на островах Спратли. Это подразделение PAFMM является самым профессиональным в Китае. Его персонал получает зарплату, самостоятельно от каких-либо четких обязательств по рыболовству, и комплектуется из… ветеранов вооруженных сил», – отметили эксперты Пентагона в своем докладе.

Подвиги этого хайнаньского подразделения размашисто восхвалялись в китайской прессе, а президент Си Цзиньпин лично посетил его в 2013 году, в первую годовщину самой большенный победы: бескровного захвата у Филиппин района Скарборо-Шол в 2012 году.

Большенное количество подобных судов и колоссальная численность «рыбаков» позволяет Китаю патрулировать все дискусионные воды в районе архипелага Спратли, не прибегая к развертыванию официальных военных активов – береговой охраны, военно-морского флота или морской пехоты.

«Китайские вооруженные мочи постоянно присутствуют во всех спорных районах Южно-Китайского моря, а не лишь в тех, которые они уже заняли», – сказал бывший адмирал Тихоокеанского командования ВМС США, а в сегодняшнее время посол США в Южной Корее Гарри Харрис в своих свидетельствах перед Конгрессом.

Морское ополчение активно участвовало в недавних схватках вокруг спорных рифов, атоллов и скал, составляющих огромную, но не признанную китайскую империю в Южно-Китайском море. Так, китайские рыболовецкие ладьи сыграли заметную роль в конфликте вокруг буровой установки HYSY 981, какую Пекин построил в экономической зоне Вьетнама в 2014 году. Немало 260 рыболовецких судов, сопровождаемых шестью кораблями береговой охраны, «скучились» в японских территориальных водах у островов Сенкаку/Дяоюйдао летом 2017 года. Кроме того, в августе прошедшего года девять судов морского ополчения собрались у Титу, второго по размеру острова архипелага Спратли, занятого Филиппинами. Китайские «рыболовы» установили китайский флаг на незанятой песчаной отмели возле аттола Mischief Reef, одного из укрепленных китайских оккупированных островов.

Конвенциональные военно-морские мочи или ополчение: за и против

Конвенциональные вооруженные силы западных демократий обыкновенно сталкиваются с огромными трудностями, когда им приходится вести брань против повстанческих формирований на суше. Для эффективности противоповстанческих операций, численность армий должна быть снижена, а точность и огневая мощь – визави, требуют повышения. Риск небоевых потерь, ущерба  славы и соответственного падения общественной поддержки является важным фактором для вооруженных сил и государственной политики, как это показали события в Индокитае, Полуденном Вьетнаме, Ираке и Афганистане.

Аналогичным образом, трудности, с какими военно-морские силы демократических государств, вооруженные и оснащенные прежде итого для борьбы с регулярным флотом противника, сталкиваются при выполнении операций низенькой интенсивности, когда им приходится ограничивать применение силы, воображают собой значительную проблему.

Королевский военно-морской флот Британии столкнулся с подобными вызовами в своей «морозной войне» против ирландских рыболовецких лодок и патрульных катеров в семидесятые годы. Террористическая штурм на американский эсминец USS Cole в Йемене в 2000  году показала, как уязвимыми могут быть конвенциональные военно-морские силы перед низкотехнологичными ассиметричными угрозами, такими как скоростной катер из стеклопластика, начиненный взрывчаткой и использованный для реализации смертоносного теракта.

Гибридная война XXI века  на море пока еще есть на ранней стадии. Какие активы, тактику и правила ведения военных действий будут использовать Соединенные Штаты, Япония, Полуденная Корея и страны Юго-Восточной Азии для борьбы против этой угрозы, пока еще предстоит выяснить.

Однако, желая Вьетнам обладает своим собственным военизированным рыболовным флотом, назначенным для оборонных действий, тот факт, что Вашингтон и Токио официально признали угрозу в своих официальных документах, позволяет предположить, что будут предприняты противные меры.

Loading...Loading…


Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.