Крупные российские компании возвращаются домой

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Banggood INT

Планируемый делистинг ПАО «Мегафон» с Лондонской фондовой биржи невозможно считать обычным событием. Компания является одной из самых ликвидных российских корпораций из тех, чьи акции торгуются за рубежом, и ее уход является очередным подтверждением того, что российский бизнес «уходит домой», поскольку труд на Западе становится все более проблематичной.

В 2011 году в Лондоне торговались депозитарные расписки почти 70 российских компаний. Предложение этих ценных бумаг на бирже было не попросту способом привлечь деньги иностранных инвесторов. Это воспринималось как примета престижа, указывающий на прочное положение компании. Сейчас в этом списке уже немного 50 российских компаний. Вскоре после того, как Россия в 2014  году присоединила Крым и подверглась первым, сравнительно легким западным санкциям, первый заместитель премьер-министра Игорь Шувалов призвал российский бизнес удалиться с Лондонской биржи, назвав это «вопросом экономической безопасности».

Ряд фирм последовали этому рекомендации после того, как выяснили, насколько быстро цены на их акции могут обрушиться на политических новостях, связанных с Россией. Для некоторых компаний, таких как строительная группа ПИК, производитель мяса «Черкизово» или фармацевтическая фирма «Фармстандарт», листинг на Лондонской бирже не обеспечивал достаточной ликвидности, при этом заставляя их блюсти ограничения, налагаемые на западную публичную компанию, и придерживаться жестких заявок прозрачности, связанных со значительными издержками.

За период с 2014 года на Лондонскую фондовую биржу вышли итого несколько российских компаний. Горнодобывающая компания «Полюс» покинула Лондон в 2015 году, но в 2017-м вернулась, чтобы привлечь 879 миллионов долларов. В том же году относящаяся миллиардеру Олегу Дерипаске En+ Group, основной акционер «Русала», крупнейшего производителя алюминия за пределами Китая, привлекла 1,5 биллиона долларов в ходе самой масштабной первичной эмиссии российских акций с 2012 года.

Впрочем, с тех пор Дерипаска постиг, что имел в виду Шувалов, когда говорил об экономической безопасности. В апреле 2018 года Соединенные Штаты завели санкции в отношении его лично и его компаний, включая En+, после чего стоимость акций упала на 30 процентов в течение одного дня. Затем, 9 апреля Лондонская фондовая биржа огласила о планах приостановить листинг En+. Это решение не вступило в силу, и в июне было упразднено, однако, с мая не было заключено ни одной сделки с этими акциями.

«Мегафон», крупнейшим акционером какого является миллиардер Алишер Усманов, входит в число 15 компаний, включенный в российский депозитарный индекс наиболее ликвидных акционерных обществ, и является, так произнести «голубой фишкой среди голубых фишек». Компания сделалась публичной в 2012 году, когда один из ее акционеров, шведская Telia, вышла сквозь IPO. Официальное объяснение нынешнего ухода компании с Лондонской биржи заключается в том, что она собирается переменить стратегию и превратиться из оператора сотовой связи в технологического инвестора. Но само по себе это не может почитаться причиной. Партнерство «Мегафона» с государственной корпорацией «Ростех», какая инвестирует в промышленные и технологические бизнесы, является более правдоподобным ответом.

В мае «Мегафон» создал совместное предприятие с Газпромбанком и «Ростехом». Мегафон предоставил новоиспеченному предприятию контрольный пакет Mail.ru Group, крупной технологической компании, какая также включена в российский депозитарный индекс. Новая компания намерена сделаться крупным подрядчиком по государственным контрактам в области цифровых технологий. Это значит владеть дело с оборонными компаниями и контролируемыми правительством «национальными чемпионами», какие сталкиваются с повышенным риском санкций. Газпромбанк  уже находится под сравнительно мягкими санкциями, которые ограничивают его возможности заимствовать оружия на западных рынках. Усманов, как и Дерипаска, находится в широком списке «олигархов», против каких администрация США может ввести санкции. То, что произошло с En +, могло случиться с «Мегафоном» в любой день.

Стоимость акций компании в Лондоне снизилась почти на 50 процентов от первоначального степени, даже учитывая отскок, произошедший после того, как «Мегафон» огласил о том, что выкупит собственные акции, находящиеся в свободном обращении, с премией к стоимости дня. Для Усманова нет никакой пользы от  его отношений с миноритарными акционерами, и он желал бы избежать неприятностей, связанных с управлением публичной компанией, стоимость которой колеблется вместе с политическим риском. И привлечение западного капитала при нынешнем степени цен уже менее заманчиво, чем выполнение российских правительственных заказов.

Кроме того, Лондон теряет собственный прежний блеск для российских компаний, которые не собираются преобразовываться в затворённые акционерные общества: среди 15 фирм из российского депозитарного индекса пять либо сами есть под какими-либо санкциями, либо санкции действуют в отношении их глав, а любые внезапные изменения могут повлечь весьма положительные негативные последствия. Если когда-то Лондон был местом, где можно было получить доступ к иноземным кредитам, то после присоединения Крыма денежные средства исподволь перекочевали на Московскую биржу.

На иностранных инвесторов приходится 53 процента от объема торгов акциями на бирже, и, по словам председателя исполнительного рекомендации МФБ Александра Афанасьева, количество российских акций, которые есть в собственности иностранцев, в основном американцев, приближается к уровню до 2014 года, превышающему 80 биллионов долларов, тогда как в 2015 году этот показатель упал до 50 биллионов.

Иностранные инвесторы, действующие на Московской фондовой бирже, целиком осознают риски и менее склонны к панике, чем те, кто торгует российскими акциями в Лондоне. Однако, лишь немногие российские компании пытаются привлечь оружия путем размещения акций. В годовом отчете Национальной ассоциации участников фондового базара (НАУФОР) за 2017 год говорится, что размещение акций в России носило «спорадический нрав». Помимо IPO компании En+, в нем упоминается лишь два значительных размещения акций, крупного продавца ребяческих игрушек «Детский мир» и обувной компании «Обувь России», в сумме на 383 миллиона долларов.

Существующие санкции и угроза еще немало жестких мер заставили российский бизнес держаться поближе к дому, и не лишь в смысле привлечения инвесторов на отечественной бирже, что нормально для большинства краёв. Компании, которые в другом случае смотрели бы на западные базары, хотят государственных денег и партнерских отношений с государством. Это мастерит прозрачность и хорошее корпоративное управление, которые и так не являются мощными сторонами российского бизнеса, практически ненужными, разрушая заключительные достижения девяностых и двухтысячных годов, когда западные консультанты преобразовывали российские корпорации и базары в соответствии с западными стандартами.

Вряд ли этот процесс можно предупредить сейчас, когда любые российские деньги, будь то государственные или частные, почитаются токсичными. Безусловно, если даже Россия избавится от нынешних правителей, восстановление заинтересованности бизнес-сообщества к игре по западным правилам потребует гораздо вяще времени, чем обратный процесс, происходящий в настоящее время.

Loading...Loading…


Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.