Поведенческая экономика решит проблему неравенства?

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Everbuying INT

Распечатать

13.10.2017 22:01

Неважно, в какой сфере трудится человек – медицине, образовании, финансовом секторе, у всех имеется ограниченная ментальная пропускная способность.

И если человеку надо концентрироваться на чем-то одном, тяжело концентрироваться параллельно на ряде других проблем.

США, Россия, Норвегия: неравенство в краях (коэффициент Джини)

Как сообщает издание Quartz, новые изыскания демонстрируют, что увеличение зон ответственности на рабочем месте оказывает бездонное воздействие на людей, особенно на плохо обеспеченных. Все пытаются как-то управиться с рабочими, семейными и финансовыми обязанностями, однако перед семействами с низким уровнем дохода всегда стоит необходимость сделать мучительный выбор: должен я оплатить счет за аренду или за отопление, должен я приобрести лекарства по этому рецепту или еду?

И процесс принятия этих слабых компромиссов изо дня в день выливается в довольно дискомфортный психологический процесс, какой по степени тяжести, как говорят исследователи, приравнивается к такому состоянию, как будто вы не почивали целую ночь накануне.

Подобный образ жизни снижает хаки функции психики человека, ухудшает его когнитивные функции. «Дефицит» оружий к существованию, как считают исследователи Эльдар Шафир и Сенхил Муллайнатан, меняет способ мировосприятия: «Мы развиваем так именуемое туннельное видение проблем, сосредотачиваясь только на настоящей проблеме — той предметы, которой нам не хватает здесь и сейчас. Это что-то вроде порядка пожаротушения, который не дает нам возможности заметить остальные проблемы и способы их решения».

И подобный эффект может наступить с любым ключевым ресурсом — не лишь с дефицитными деньгами, но и едой и даже временем. Профессионал, лихорадочно завершающий проект, скорее итого, не сможет питаться сбалансировано и забудет о намеченных встречах. Тот, кто сидит на диете и высчитывает калории очередного съеденного мороженого, не сможет сосредоточиться на труду или сдержать нетерпение во время 27-го чтения Goodnight Moon. Дело не в том, что они этого не желают — просто у них нет пропускной способности.

Действительно, исследование Шафир и Муллайнатан демонстрирует, что испытуемые работают хуже, когда они на диете или испытывают дефицит ресурсов. Шафир и Муллайнатан протестировали когнитивную функцию фермеров, растящих сахарный тростник в Индии, сначала сразу после сбора урожая, когда у них бывальщины деньги, затем в следующем году, непосредственно перед сбором урожая, когда они едва-едва сводили концы с концами. Это означало, что «богатые» и «бедные» субъекты бывальщины на самом деле одним и тем же человеком, проходившим тест с разницей в несколько месяцев. И работал этот один человек, как два разных человека, теряя почти 10 очков при прохождении теста на IQ. Они не сделались более глупыми или более ленивыми, или каким-то образом несовершенными по нраву или амбициям за месяцы, прошедшие с момента последнего тестирования. Но в состоянии нищеты их мозги бывальщины похожи на компьютеры, которые пытались загрузить слишком немало файлов одновременно: у них просто было меньше возможностей для разбора.

Но если большинство диет в конечном итоге заканчиваются, большинство пролетариев проектов в конечном итоге будут выполнены, то человек, существующий в нищете, испытывает напряжение, связанное с дефицитом средств и ресурсов, любой день. Для тех, кто постоянно пытается свести концы с концами (а это, по оценке Шафира, возле 100 млн американцев), нагрузка на их пропускную способность постоянна.

Возьмем Сиреа Монро, бывшую сотрудницу дома престарелых, какая в настоящее время работает в ночную смену в магазине, чтобы обеспечивать своих детей. Это привлекательная дама с вьющимися темными волосами, одетая в светло-коричневый свитер, джинсы и розово-белый шарф, какой она связала сама.

Что поражает в самом начале: ее жуткое эмоция юмора и бесконечная изобретательность в вопросах экономии денег. Она вяжет на заказ (имеется даже визитные карточки), еженедельное семейное вырезание купонов (она и одинешенек ребенок вырезают их, проверяет даты истечения срока поступки и записывают их все в блокноте), у нее энциклопедические знания о свободных местных ребяческих мероприятиях и множество забавных самодельных костюмов на Хэллоуин, какие она сделала для детей из картонных коробок. 36-летняя Монро повествует свои истории с юмором, как женщина, которая не хочет, чтобы ее жалели. Но за ее историями — изумительное множество интеллектуальных манипуляций, которые никогда не прекращаются.

Ни одна труд, которую Монро делала, не принесла ей более $10,50 в час. У нее нет поре на то, чтобы взять больничный, она не может уйти в отпуск, если сломается машина или захворают дети : она не заработает деньги в этот день. Простая поездка в продуктовый лавка требует тщательных подсчетов средств. Даже самый махонький сюрприз — детская одежда для школьного вечера — приравнивается к счету за газ: на него могут удалиться все ее деньги. Крупный ремонт автомобилей или экстренная поездка к дантисту могут вылиться в длинны, с которыми придется расплачиваться месяцами или годами.

В контексте ментальной пропускной способности тот факт, что Сиреа Монро успешно выполняет труд, которая позволяет кормить и одевать ее детей, оплачивать коммунальные счета, одновременно борясь с грудой сложностей, присущих ее повседневной жизни, довольно впечатляет.

Психически подавляющий нрав нищеты может показаться сложным для политиков, но это всего лишь одинешенек из вызовов в комплексе уже существующих проблем.

Но там, где некоторые видят вино для отчаяния, Энтони Бэрроуз видит возможность. «Я на самом деле нахожу, что это исследование невероятно отрезвляет, потому что оно показывает, что мозг любого реагирует одинаково в контексте бедности — это влияет на то, как вы думаете, на выбор, какой вы делаете, и на результаты, вытекающие из них», — говорит Барроуз, старший аналитик в ideas42, консалтинговой фирмы по проблемам исследования поведенческой экономики в Нью-Йорке.

«Стоит перестать декламировать лекции о семьях с низким доходом или о том, что люди прикладывают недостаточно усилий или что они неимущи, потому что они как-то заслуживают это состояние, а перевести внимание на то, как можно изменить ситуацию», — отметил Барроуз.

Ссылки по теме

Поразмыслите об этом: во время Второй мировой войны военнослужащие столкнулись с чередой несчастливых случаев, когда пилоты, управляющие бомбардировщиками, успешно выполнили сложные миссии, но зачем-то прибрали шасси во время посадки, тем самым разбив свои самолеты на взлетно-посадочной полосе. Никто не мог постигнуть почему. Пилоты были лучшими профессионалами в своем деле.

Очутилось, что в кабине рычаг для шасси выглядел так же, как рычаг для закрылков. В деятельном движении при посадке пилоты просто потянули не тот рычаг, как повествует Шафир. Когда военные поменяли рычаги, чтобы их можно было разобрать прикосновением, аварии прекратились.

Подумай об этом. Военным не необходимо было внедриться в сознание пилотов и читать им лекции о собственной ответственности или говорить им, чтобы они работали усерднее. Им просто необходимо было переделать кокпит.

Это то, что Шафир, Барроуз и другие в этой районы хотят делать с программами борьбы с нищетой. «Вместо того, чтобы сообщать: «Что не так с этим человеком, почему он беден?», стоит задаться проблемой, какие обстоятельства нужно сформировать вокруг этого человека, чтобы создать грунт для успеха».

Хорошо, но как же «перепроектировать кокпит» для борьбы с нищетой? Как отметили исследователи Ричард Талер, Касс Санштейн и Дэн Ариэли, все мы, самостоятельно от нашего уровня образования или уровня дохода, обычно работают нерационально. Мы едим больше в ресторанах, где тарелки больше. Мы покупаем вяще, когда тележки для покупок больше. Мы больше боимся летать, чем водить, учитывая, что этот вид передвижения немало опасен. Мы экономим $20 при покупке пальто за $80, но беспечно кидаем $200 на дополнительные услуги при покупке автомобиля стоимостью $20 тыс. Вместо войны с этими и другими природными особенностями нашей психики, политика, основанная на изысканье поведенческой экономики, адаптируется к естественному поведению нашего иррационального поведения.

Это то, что мастерят компании, когда показывают вам свежие фрукты, лежащие на степени ваших глаз в комнате или автоматически регистрируют новых клиентов. Они могут декламировать вам лекции о питании или раздавать глянцевые брошюры о важности сбережений, но им лучше использовать отдельный из ваших естественных тенденций — тяготение к удобному выбору (плоду) или предпочтение варианта по умолчанию, какой не требует никаких действий, — подталкивать вас в правильном направлении.

Тем не немного политика, основывающая на поведенческих реакциях, имеет еще больший резон для людей, чья психическая пропускная способность уже перегружена заботами, связанными с попрошайкам образом жизни. Вместо того, чтобы просить таких людей биться против этих универсальных причуд ума, имеет смысл разрабатывать программы, какие их учитывают, и даже использовать их для продвижения людей к успеху.

Представьте себе на миг, что вы являетесь директором средней школы, и я говорю вам, что у меня имеется маленькая зеленая таблетка, которая волшебным образом повысит показатель поступления в колледж среди ваших студентов с низеньким доходом почти на 30%. Бред, не так ли? Но она существует.

Конечно, это не таблетка. Но в экспериментальном изысканье, когда семьи с низким и средним уровнями дохода с детьми в году от 17 до 30 лет приходили в H & R Block, чтобы выплатить налоги, кое-каким членам семьи также была предоставлена возможность попросить кого-либо из тех, кто пришел с ними, заполнить заявку на получение федеральной финансовой поддержки для студентов.

Важно отметить, что им просто не сказали или не показали, как это сделать: советник фактически возглавлял ими при заполнении формы. Это взаимодействие, часто продолжающееся менее 10 минут, приводило к тому, что темпы поступления в колледж среди выпускников посредственнее школы, выросли на впечатляющие 20%, а для выпускников старших классов школы – на поразительные 30%. 30%!

Отчего это сработало? Исследования поведенческих реакций показывают, что мы все естественным манером стремимся избегать сложных, незнакомых задач. Исследования также сообщают нам о том, что, несмотря на наши лучшие намерения, даже небольшие материально-технические трудности могут воспрепятствовать нам сделать то, что мы действительно хотим сделать: нам может потребоваться несколько месяцев, чтобы назначить визит к стоматологу лишь потому, что мы забываем искать номер; мы можем откладывать визит к доктору, чтобы сдать кровь, если клиника находится в нескольких милях от нас.

Знаясь с семьями в том месте, где они уже находились и позволяя заполнить форму человеку, какой и так уже был рядом с ними, вот это простое вмешательство позволило преодолеть природную склонность избегать решение сложных задач, устранять материально-технические преграды и открывать перспективы для поступления в колледж совершенно новому сфере людей – и всего за 10 минут.

Нас всех пугает и нервирует слишком большой выбор при решении той или иной задачи. Многие студенты, особенно студенты с низеньким доходом, ошеломлены обилием классов и специальностей, доступных в типическом колледже. Что изучать? С чего начать? К кому обратиться за поддержкой? Студенты руководствуются тщательно структурированным процессом, чтобы сориентироваться в том, какую специальность избрать. Каждый студент начинает с обширного, обязательного курса, учащего разные профессии, и только после завершения этого курса они выбирают собственный основной курс. Раз в неделю студенты посещают необходимую консультативную группу. Они также могут знаться со сверстниками и сгруппированы в классах таким образом, чтобы подавать взаимную поддержку и иметь возможности для скоординированного обучения.

Представляется, это работает. Почти 50% студентов колледжа Гуттмана, большинство из каких студенты с низким доходом, закончили обучение в течение трех лет, что не имеет аналогов в высших учебных заведениях. В посредственном за три года обучение заканчивают только 20% студентов.

В иных школах студенты часто бросают учебу, потому что «колледжи гораздо расширили свои предложения курсов, не расширяя при этом консультации, чтобы поддержать студентам сориентироваться в этих вариантах», говорит Джош Винер, исполнительный директор программы совершенствования колледжа в Институте Аспена в Вашингтоне.

Вот удивительная особенность: в Германии зарегистрировано лишь около 12 из любых 100 человек в качестве донора органов. Однако в Австрии — почти все. Отчего так? В Австрии вы автоматически являетесь донором органов, только если не откажетесь, а в Германии – выбор за вами.

Изыскания поведенческой психологии показывают, что мы, естественно, склонны делать выбор по умолчанию. Этот вывод помогает реализовывать программу в штате Вайоминг, в рамках какой можно обеспечить едой больше детей из нуждающихся семейств в выходные.

Каждую пятницу более 80 студентов в Prairie Wind Elementary уезжают домой с рюкзаками, заполненными батончиками, чашками с маком и сыром, чашками с фруктами, равиоли и яблоками. Учитывая, что эти ребята нуждаются в бесплатном школьном обеде в течение недели, эти мешки с едой, предоставляемые некоммерческими филантропическими организациями, являются обедом на выходные.

С точки зрения ментальной пропускной способности программа почти идеальна. Трудящиеся родители с низкой заработной платой не должны пытаться выкроить часок во пора рабочей недели, чтобы добраться до продовольственного склада, какой открыт только по субботам, они не должны публично унижаться, признаваясь в то, что бедствуют в помощи. Даже если семейный автомобиль сломается, еда все равновелико будет в доме.

И так как каждая нуждающаяся семья автоматически подписывается на программу, она должна отказаться лишь, если не заинтересована в участии, в программе участвует каждый дитя, который в ней нуждается.

Посетите магазины партнеров:
Letyshops Banggood INT

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *