Риски автоматизации: уроки промышленной революции

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Everbuying INT

Распечатать

14.09.2017 23:14

Москва, 14 сентября — «Вести.Экономика». По мере совершенствования технологий автоматизации и развития ненастоящего интеллекта многие люди беспокоятся о будущем рабочих пунктов. Если миллионы работников лишатся рабочих мест, что будут мастерить люди, как они обеспечат себя и свои семьи, какие изменения могут случиться, для того чтобы общество могло приспособиться к новой реальности?

Воздействие роботизации на рынок труда США и Европы

Многие экономисты сообщают, что поводов для беспокойства нет. Они указывают на прошлые крупные преобразования на производстве и на базарах труда — промышленные революции в XVIII и XIX веках, которые не приводили к положительным социальным потрясениям или широкомасштабным потерям. Эти экономисты говорят, что когда новоиспеченная технология разрушает старые рабочие места, люди находят новоиспеченные рабочие места.

Как утверждал один экономист: «С наступлением индустриальной эпохи ужас заключался в том, что технологические изменения породят массовую безработицу. Неоклассические экономисты предрекали, что этого не произойдет, потому что люди найдут другую труд, хотя, возможно, после длительного периода болезненной адаптации. По большенному счету предсказание оказалось верным».

Они определенно правы насчет длительного этапа болезненной адаптации! Последствия промышленной революции связаны с двумя крупными коммунистическими революциями, число потерянных приближается к 100 млн. Стабилизирующее влияние современного государства на социальное благосостояние обнаружилось только после Второй мировой войны, почти 200 лет спустя с основы промышленной революции XVIII века.

Сегодня, когда глобализация и автоматизация остро повышают производительность корпораций, многие работники в тупике. Вырастающая сила автоматизации и искусственного интеллекта предполагает большие утраты.

Минимизируют ли экономисты исторические данные при проектировании будущего, по созданию, пытаясь нас успокоить, говоря, что спустя 100-200 лет ситуация улучшится?

Поворотный момент

Чтобы учиться на примере промышленной революции, надо поставить ее в необходимый исторический контекст. Индустриальная революция была переломным моментом. За многие тысячи лет до этого экономический рост оставался утилитарны незначительным, в основном он шел в ногу с ростом населения: фермеры начали изготовлять немного больше еды, а кузнецы научились изготавливать еще несколько инструментов, но люд из ранних аграрных обществ Месопотамии, Египта, Китая и Индии отыщи бы отражение в мире Европы XVII века.

Но когда в XVIII столетье возникла промышленная техника, начала развиваться экономическая деятельность. Рост, случившийся всего за пару сотен лет, был в гораздо большем масштабе, чем все, что было до этого. Вероятно, сейчас мы проходим подобный переломный момент, который многие именуют «четвертой промышленной революцией», когда все, что произошло в прошлом, может показаться ничтожным по сравнению с потенциалом производительности и рентабельности в будущем.

Неверные прогнозы

Легковесно недооценивать влияние глобализации и автоматизации. В марте 2000 г. NASDAQ Composite Index достиг максимума, а затем рухнул, истребив рыночные оценки на $8 трлн в течение следующих двух лет. В то же пора глобальное распространение интернета сделало возможным офшорный аутсорсинг производства программного обеспечения, что повергло к опасениям, что рабочие места в сфере информационных технологий пропадут в массовом порядке.

Ассоциация вычислительной техники обеспокоена тем, чем эти факторы могут обернуться для сферы компьютерного образования и занятости в этом сегменте в грядущем. Исследовательская группа сообщила в 2006 г., что не было реальной вина полагать, что рабочие места в компьютерной индустрии уходят из раскрученных стран. Последнее десятилетие подтвердило этот вывод.

Однако выгоды в сфере торговли могут распределяться по-разному, а это означает, что отдельный люди и регионы выиграют, а другие проиграют. И это сосредоточено на индустрии информационных технологий. Если взять немало широкое влияние глобализации и автоматизации на экономику, мы могли бы увидать гораздо большие изменения.

Промышленная революция

В первой индустриальной революции и революции сегодня первые эффекты проявились в производстве в раскрученном мире. Если применять технологии в сфере рабочих, эффективность производства в США удвоилась в этап между 1995 и 2015 гг. В результате, несмотря на то что объем производства в США ныне практически всегда высок, занятость достигла максимума образцово в 1980 г. и резко падает с 1995 г.

Однако, в отличие от ситуации XIX столетия, последствия глобализации и автоматизации распространяются по всему развивающемуся вселенной. Экономист Бранко Миланович доказал, что люди по всем дольнему шару, в зависимости от их доходов в 1998 г., видели рост доходов к 2008 г. Если доходы самых неимущих остались на прежнем уровне, рост доходов в развивающихся краях вырвал сотни миллионов людей из бедности. Люди, имеющие самый рослый уровень доходов, также выиграли от глобализации и автоматизации.

Но доходы пролетариев и среднего класса в развитых странах остались прежними. Так, в США доход рабочих-производителей сегодня, с поправкой на инфляцию, по существу, есть на уровне, который был около 1970 г. Теперь автоматизация также приходит в развивающиеся края. В недавнем докладе Международной организации труда было введено, что более двух третей из 9,2 млн сотрудников текстильной и обувной индустрии Юго-Восточной Азии испытывают на себе влияние автоматизации.

Распространяясь по всему вселенной, автоматизация и искусственный интеллект начинают проникать в целые области экономики. Бухгалтеры, юристы, дальнобойщики и даже строители, чья труд в основном не изменилась в результате первой промышленной революции, вот-вот постигнут, что их работа существенно изменится, если не полностью исчезнет под воздействием новоиспеченной реальности.

До недавнего времени мировой образованный профессиональный класс не соображал, что происходит с людьми рабочего и среднего класса в развитых краях. Но теперь это произойдет и с ними.

Доля рабочих мест, находящихся под риском исчезновения из-за роботизации

Итоги будут поразительными, разрушительными и долгосрочными. Политические события прошедшего года дают понять, что проблему совместного процветания невозможно игнорировать. Теперь очевидно, что голосование Brexit в Великобритании и выборы президента Дональда Трампа в США бывальщины в значительной степени вызваны экономическим недовольством.

Нынешняя экономика и общество будут трансформироваться порядочными способами, без каких-либо простых корректировок, призванных снизить их последствия. Но, пытаясь строить экономические прогнозы, основанные на прошедшем опыте, стоит вспомнить предупреждение, которое сделал авторитетный израильский экономист Ариэль Рубинштейн. Он ратифицировал, что экономическая теория дает нам понятие об экономических моделях, а не об экономической реальности. Соответственно мы должны внимать не только экономистов, когда речь идет о прогнозировании грядущего работы, мы должны прислушиваться к историкам, которые часто привносят немало глубокую историческую перспективу в свои прогнозы. Автоматизация гораздо изменит жизнь многих людей таким образом, что это может очутиться болезненным и долгосрочным.

Посетите магазины партнеров:
Letyshops Banggood INT

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *