Россия пересекла Рубикон – ее элиты больше не верят в возможность партнерства с Западом

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Banggood INT

Владислава Суркова, длинное время считающегося важной идеологической фигурой в путинском окружении, ранее нередко называли «умеренным западником» среди советников Владимира Путина. Но даже ему, по всей видимости, Закат уже надоел. В статье, опубликованной на днях в журнале «Россия в глобальной политике», Сурков заявляет, что Россия не является ни Закатом, ни Востоком, а стоит в мире особняком.

События 2014 года (аннексия Крыма и брань на Украине) стали поворотным моментом, утверждает Сурков: «завершением эпического движения России на Закат, прекращением многократных и бесплодных попыток стать частью Западной цивилизации, породниться с «расцветай семьей» европейских народов. Начиная с 2014 года и дальше простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 2014+, в какую нам предстоит сто (двести? триста?) лет геополитического одиночества».

484698

Сурков заявляет, что на протяжении заключительных 400 лет российская элита пыталась вестернизировать свою край, следуя любой тенденции, которая, как ей казалось, была наиболее модной в прочий Европе, будь то социализм сто лет назад или идеология свободного базара в девяностые годы двадцатого века. Все усилия оказались тщетны, и Закат так и не принял Россию как свою. Проблема, по мнению Суркова, заключается в том, что «при всем внешнем подобии русской и европейской цивилизованных моделей, у них разное программное обеспечение и несовместимые разъемы. Их невозможно слить в общую систему».

Это не означает, по словам Суркова, что Россия должна поворотиться на Восток. Россия уже делала это в прошлом, в эпоху татаро-монгольского ига. Это покинуло свой след в российской цивилизации, но в итоге Россия двинулась дальней. Таким образом, пишет Сурков: «Россия двигалась на Восход в течение 400 лет, а затем развернулась, и еще столько же двигалась на Закат. Мы прошли оба эти пути. Сегодня нам нужна идеология третьего линии, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима… И все же, ныне нас вряд ли можно назвать третьей цивилизацией. Скорее, сдвоенной и двойственной. Мы поместили в себя и Восток и Запад. Россия – и европейская и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская в целой мере. Наша культурная и геополитическая идентичность напоминает блуждающую идентичность человека, рожденного в смешанном супружестве. Он везде родственник, но нигде не коренной житель. Свой среди посторонних, чужой среди своих. Россия – западно-восточная страна-полукровка».

Пора признать эту реальность, ратифицирует Сурков. Это отнюдь не означает полной изоляции. Россия будет по-прежнему торговать, перекидываться научными знаниями, участвовать в многосторонних международных организациях и т.п. Но она должна мастерить все это, «без ложных целей и самоотрицания».

Статью Суркова, несомненно, ожидает негативный зачисление у западных комментаторов, и она даст повод для очередных утверждений о том, что Россия влечётся к конфронтации с Западом. В конце концов, если вы  не с нами, значит, вы должны быть против  нас. Но, стоит отметить, что Сурков ни в коей мере не судит Запад и не утверждает, что Россия должна стремиться подорвать западную гегемонию. Он попросту констатирует, что Россия и Запад обречены идти разными линиями. Это далеко от амбициозных евразийских проектов Александра Дугина и ему подобных, кто полагает, что Россия должна возглавить великую интернациональную коалицию, которая положит конец существующему международному распорядку. В этой связи следует отметить, что Сурков избегает применять термин «Евразия» в отношении России, а также прямо противоречит против того, чтобы считать Россию «третьей цивилизацией». Другими словами, можно заключить, что он не поддерживает ключевые концепции «евразийцев».

В отличие от «евразийцев» с их экспансионистскими и антизападными амбициями, воззрения Суркова на место России в мире, как представляется, скорее ближней к идеям покойного Вадима Цымбурского, развивавшего концепцию «острова», куда Россия должна удалиться.  Это отвечает редакционной политике журнала «Россия в глобальной политике», какой в последнее время опубликовал ряд произведений, вдохновленных Цымбурским, таких как статья Бориса Межуева об идее «цивилизационного реализма», а также эссе Николая Спасского под наименованием «Остров Россия». Это свидетельствует о растущей изоляционистской тенденции в российской геополитической думы.

«Изоляционист», на самом деле, не очень хорошее слово, потому что, как указывает Сурков, филиал от Запада не означает, что Россия не будет по-прежнему тесно связана с немало широким миром. Возможно, слово, которое он предпочитает использовать, «одиночество», подлинно лучше. Но, какое бы слово ни употреблялось, суть остается той же. Если можно мастерить выводы на основании статьи Суркова и других авторов «России в глобальной политике», российская элита не разыскивает конфликта с Западом, но все более убеждается в том, что партнерство невозможно и что России придется обучаться жить в одиночестве. Люди на Западе не должны видеть в этом нечто угрожающее, однако тяжело удержаться от некоторого сожаления.

Loading...Loading…


Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *