Свистать всех наверх! Каспий полным ходом идет к евразийской интеграции

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Banggood INT

Долгожданная сделка о правовом статусе Каспийского моря, подмахнутая в воскресенье в казахстанском порту Актау, является решающим моментом в масштабном процессе евразийской интеграции.

Подпись к изображениюПрезидент России Владимир Путин и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев шагают по набережной Каспийского моря для участия в Пятом Каспийском саммите в Актау в Казахстане

До основы XIX века этот главный водоем Евразии – коридор между Азией и Европой, дно какого скрывает несметные природные богатства – был исключительной персидской собственностью. Затем имперская Россия захватила его нордовое побережье. После распада СССР права на Каспийское море сделались принадлежать пяти государствам: России, Ирану, Азербайджану, Туркменистану и Казахстану.

Необыкновенно сложные переговоры продолжались на протяжении почти двух десятилетий. Является ли Каспий морем или озером? Должен ли он быть разделен между пятью странами на отдельные суверенные зоны или стать чем-то вроде кондоминиума?

Медлительно, но верно, пять государств все же сумели достичь сложных компромиссов в касательстве суверенных и исключительных прав, свободы судоходства, («независимости прохода всех судов из Каспийского моря в мировой океан и назад», по словам одного казахстанского дипломата) и прокладки трубопроводов. А основное – в военной сфере, было установлено, что в водах Каспия могут быть вооруженные силы исключительно упомянутых пяти прибрежных стран.

Неудивительно, что президент Путин в Актау недвусмысленно охарактеризовал достигнутое договоренность, как эпохальное событие.

Море или озеро?

Итак, чем теперь почитается Каспий, морем или озером? Это довольно сложный вопрос. Конвенция, подмахнутая в Актау, определяет его как море, которое, однако, обладает «особым правовым статусом».

Это означает, что Каспий почитается открытым водоемом для общего пользования, но морское дно и недра поделены. Работа по поводу раздела дна будет продолжаться, поскольку не все детали удалось урегулировать к моменту подписания договоренности.

Согласно проекту текста соглашения, опубликованному два месяца назад российским изданием «Коммерсантъ», «делимитация дна и минеральных ресурсов Каспийского моря по секторам будет осуществляться по договоренности между соседними государствами с учетом общепризнанных принципов и правовых норм». Станислав Притчин, директор Середины изучения Центральной Азии и Кавказа при Российской академии наук наименовал это наилучшим возможным компромиссом на данный момент.

Морские рубежи каждого из пяти государств уже установлены: 15 морских миль (возле 28 километров) от берега – территориальные воды, плюс еще 10 миль (18,52 км) – пояс рыболовства. За пределами этой полосы – международные воды.

Министр иноземных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов подчеркнул, цитируя окончательный текст, что «методология установления черт разграничения определяется в отдельном соглашении между всеми сторонками в соответствии с данной Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря. Это ключевая фраза, имеющая особое смысл для наших иранских партнеров».

Ссылка на Иран действительно имеет смысл, поскольку в соответствии с договором Тегеран получает самую махонькую часть морского дна. Дипломаты подтвердили в интервью изданию Asia Times, что до заключительнее минуты команда президента Рухани не была полностью ублаготворена окончательными условиями сделки.

Это было отражено в комментарии Рухани, какой заявил, что конвенция является «важнейшим документом», хотя она и не урегулировала решительно сложный комплекс проблем.

Иранский президент подчеркнул, что особенное удовлетворение у его края встретил тот факт, что партнеры по каспийскому соглашению «признают преимущество многосторонности и выступают против односторонних действий, которые предпринимаются кой-какими странами». Это была не только прямая ссылка на партнеров по Каспию, поддерживающих договоренность СВПД 2015 года, но и скрытая ссылка на угрозу президента Трампа, заявившего, что «любой, кто будет вести бизнес с Ираном, лишится права вести бизнес с Соединенными Штатами».

Рухани и Назарбаев прочертили отдельную двустороннюю встречу, посвященную активизации экономического сотрудничества, и в том числе коснулись темы обоюдного стремления к использованию для расчетов национальных валют Ирана и Казахстана в обход доллара США.

Воды Каспия затворены для НАТО

Ирано-казахстанское сотрудничество полностью соответствует ирано-российским договоренностям. Путин и Рухани, между какими сложились теплые личные отношения, провели в Актау будет много времени вместе, обсуждая вопросы, выходящие за пределы каспийского урегулирования, такие как Сирия, инвестиции «Газпрома» в иранские газовые месторождения и способы войны против экономических санкций Вашингтона.

Оба лидера были непреклонны в своем похвале ключевого условия соглашения: ни один натовский военный корабль не будет владеть право курсировать по Каспийскому морю. Как выразился Рухани, «Каспийское море относится только каспийским странам». Путин со своей стороны подтвердил, что Россия к 2025 году намерена выстроить на Каспии глубоководный порт.

В турбулентной геоэкономической среде, существующей кругом комплекса проблем, связанных с прокладкой трубопроводов, новая сделка обеспечивает порядочную свободу маневра. Отныне проекты морских трубопроводов необходимо увязывать только с соседними государствами, а не со всей «каспийской пятеркой».

Значительнейшим следствием соглашения является то, что Туркменистан, наконец, сможет выстроить свой 300-километровый подводный газопровод в Азербайджан. Этот проект Россия никогда, в сути, не одобряла. Он позволит Туркменистану диверсифицировать свой экспорт углеводородов, какой пока ограничен практически одним Китаем, и выйти сквозь Баку на европейский рынок, составив тем самым прямую конкуренцию «Газпрому».

Таким манером, возможно, Ашгабат, наконец, находится на пути к обоюдовыгодной сделке: помимо того, что Баку сможет немало широко использовать импорт для компенсации сбоев в собственной добыче, Москва, вылито, также склонна возобновить импорт туркменского газа.

Отныне основным вопросом развития каспийского бассейна будет то, насколько вдали зайдет энергетическое и в целом экономическое сотрудничество в рамках евразийской интеграции, даже если Китай не будет принимать прямого участия в каспийских делах. Китайские компании активно инвестируют в нефтяную индустрию Казахстана и являются крупными импортерами Туркменского газа.

Исторически, Персия вечно обладала демографическим, культурным и лингвистическим притяжением для большинства краёв Центральной Азии. Персия и сейчас остается одной из организационных основ региона. Иран – центральноазиатское страна, и в то же время страна Юго-Западной Азии.

Это можно противопоставить прикаспийским народам, какие все еще находятся под сильным влиянием советского атеизма и турецкого шаманизма. Особенно увлекательным объектом для наблюдения будет Азербайджан, который является долей западной сферы влияния благодаря таким трубопроводам как БТД (Баку-Тбилиси-Джейхан), пересекающий Грузию на линии к Турции и восточному Средиземноморью.

То, что произошло в Актау – истинное «Искусство сделки» в центральноазиатском манере. Уже сегодня можно уверенно утверждать, что достигнутое соглашение является крупной многосторонней победой евразийской интеграции.

Loading...Loading…


Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.