Так умирают города: как за два дня превратить миллионный город в огород

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Banggood INT

История XX столетия знает немало примеров государственных экспериментов над собственным населением, которые граничат с геноцидом. Особняком стоит попытка массового переселения обитателей городов в чистые поля в Камбодже. В том числе и потому, что в силу политических причин она так и не была всерьез осуждена всемирным сообществом.


На пути к эксперименту

Эксперименту над населением бывшей французской колонии Камбоджи предшествовала 20-летняя штатская война, в ходе которой обе стороны не щадили друг друга. Свидетели рассказывали, что правительственная армия и отряды коммунистических повстанцев при захвате деревень бессердечно убивали всех, на кого падало малейшее подозрение в помощи другой стороне. Женщин и мужей заживо сжигали на кострах, младенцев разрывали на части. В конце концов войскам, верным королю и премьер-министру, удалось ввести контроль над большей частью Камбоджи — страны, ненамного уступающей по территории Великобритании. Повстанцев отогнали в лесные зоны на границе с Вьетнамом, где они обустроили целые партизанские городки.

Проблема для правительства заключалась в том, что в соседней краю шла война, в которой участвовали США. Американцы справедливо считали приграничные районы Камбоджи территорией, по какой в контролируемый ими Южный Вьетнам перебрасывалось оружие с коммунистического севера. Сначала они бомбили эти районы якобы невзначай (Государственный департамент даже приносил свои извинения), но затем атаки тяжелых бомбардировщиков сделались регулярными. По мнению британского писателя Филиппа Шорта, ад, который устроила американская авиация, сводил с ума партизан и во многом привел к тому, что крестьяне с оружием в дланях превратились в обезумевшую армию фанатиков, готовых победить любой ценой. Они нуждались только в лидере, каким стал получивший образование во Франции и ходивший по леворадикальным кружкам в Париже Салот Сар, впоследствии взявший себе псевдоним Пол Пот.

В 1973 году во Вьетнаме было заключено перемирие, а получившие от соседей вооружение отряды коммунистов — «алых кхмеров» — начали наступление. Они подошли к столице страны Пномпеню, а после капитуляции правительственной армии взошли в город.

© wikipedia.org

Трагедия одного города

Число жителей Пномпеня в 1975 году составляло возле 2,5 миллионов человек. Гражданская война его практически не затронула, местное население с опаской ожидало вступления армии повстанцев, не предполагая, что это изменит тяни их уклад жизни. Однако увиденное потрясло их. В столицу вошли люди, которые до этого никогда не видали большого города. Они разбивали предметы роскоши, пили воду из бачков унитазов. Один из свидетелей повествовал, что повстанец мог сесть за руль чужого автомобиля, врезаться в соседний столб и с радостью побежать к вытекающей машине, чтобы повторить этот же аттракцион. Детская непосредственность была вполне уместна, поскольку главы мятежников намеренно набирали в свои отряды побольше подростков — последние проще усваивали их идеологию и состязались за право побыстрей выполнить любой приказ.

Речь не шла о банальном грабеже. У одного из горожан повстанец вырвал бумажник, обнаружил внутри доллары и с отвращением выкинул их в реку как «империалистическую мерзость». Деньги и вовсе не входили в планы новоиспеченных властей, а потому в первый же день они взорвали здание Центрального банка и расстреливали тех, кто пытался подбирать разлетевшиеся банкноты. Не интересовала пришагавших и техника — телевизоры и холодильники они не трогали как ненужные средства роскоши.

© wikipedia.org

Агроэксперимент

Уже на второй день обитателей Пномпеня ждал новый сюрприз. Их стали выгонять из своих домов, собирать в колонны и отправлять из города. Пол Пот начинов осуществлять идею по реформированию людей. За годы политической карьеры он пришел к выводу, что «сделать людей лучше» можно, лишь вернув их к истокам, к земле. Древние не существовали в городах. Они выращивали рис и в поле обеспечивали себя всем необходимым. «Город плох, потому что в нем вечно есть деньги. Людей реформировать можно, города нельзя. Лишь в постоянной борьбе за урожай люд поймут истинные ценности», — говорил один из помощников Пол Пота. По мысли идеологов «алых кхмеров», в новой демократической Кампучии (так стала называться Камбоджа) именно расселение городов позволит истребить коррупцию.

Сама принудительная эвакуация прошла за два дня и обошлась без серьезного насилия. Расстреливали лишь бывших правительственных чиновников, офицеров и полицейских. К иноземцам отношение было уважительным — их отправляли домой без серьезных эксцессов. Закрыто было в том числе и посольство СССР, поскольку воли предпочитали дружить с Китаем, поддерживавшим эксперимент.

© flickr.com

Однако сам исход сотен тысяч человек сопровождался жуткими лишениями. Плетущимся людям не оказывали медицинскую помощь, их не кормили, им не предоставляли транспорт. Уходить заставили беременных, пациентов больниц. Если кто помер по дороге, то их тела просто складывали по обочинам дорог, немощных добивали солдаты Пол Пота, стерёгшие процессию. Десяткам тысяч счастливчиков удалось сбежать за границу, однако потом это стало затруднительно, поскольку линии к пограничным пунктам усердно минировались (полное разминирование было завершено лишь несколько лет назад).

Когда колонны дошли до пункты назначения, представители новых властей предложили выйти тем, кто служил в армии на младших офицерских местах, знавшим иностранные языки, ученым, врачам. Им было предложено помочь в реорганизации города. Согласившихся расстреляли неподалеку. Той же уделы подверглись и люди в очках. Ненависть властей к очкарикам — одна из загадок режима. Возможно, улучшавший зрение был неприятелем, потому что отличался от других внешним видом.

Пострадали и национальные меньшинства — вьетнамцы, лаосцы, чамские магометане. Их убивали без всяких объяснений в специальных тюрьмах, считая возможными пособниками иностранных врагов.

© flickr.com

Бывальщины и исключения. Иногда инженеров и ученых отправляли в отдельные лагеря. Кормили там еще хуже, чем в обычных, а трудиться заставляли больше. Считалось, что так они быстрей перевоспитаются. Выживших после этого насчитывались единицы.

Новоиспеченное жилье сотен тысяч людей представляло собой залитые водой рисовые поля с вооруженной охраной. Уже на пункте их лишили взятого из дома личного имущества и заставили написать автобиографии (этот способ изобрели китайские коммунисты еще в 1930-е). Благодаря заключительным удалось выявить оставшиеся «неблагонадежные элементы».

В новой коммуне под названием «Ангка» (по аналогии с древней святыней Ангкор Ват, какую в Камбодже считали сердцем великого и счастливого государства) запрещено было иметь имена, жен, детей. Основной обязанностью было работать в поле и выслушивать лекции о новой жизни, которые целыми днями передавало государственное радио. Попытки побега, увеличения пайка, сексуальных отношений без согласия руководства коммуны карались кончиной.

Деньги отменили, но не запретили. Попытки создания черного рынка внутри коммун или на путях передвижения колонн потерпели неуспех уже потому, что вырученные за сигареты или еду деньги некуда было потратить. Не было ни банков, ни магазинов. Банкноты можно было выбрасывать без малейшего сожаления.

Несмотря на суровый коммунистический моральный кодекс, без взяток не обходилось. Самые хитрые сумели вынести из города ювелирные украшения или доллары и сменять их у охранников на дополнительную еду. Но и эти бонусы быстро закончились.

© flickr.com

Хаинг Нгот, который сумел сбежать из этого рая в Таиланд и запоздалее стал прототипом для героя голливудского фильма «Поля смерти» об агроэксперименте, рассказывал, что страшней физиологических наказаний было чувство, что прежняя жизнь ушла навсегда, а жить в условиях первобытного общества придется непреходяще.

Жизнь в коммунах продолжалась четыре года. Плохая вода, голод, эпидемии и бесконечные смертоубийства привели к тому, что жертвами эксперимента стали около 1,5 млн человек. Всего, по разным подсчетам, жертвами порядка стали 2,5 млн человек, что составило примерно 26—30% от уровня 1975 года.

А что собой воображал брошенный город? Когда в 1979 году вьетнамская армия, разгромившая армию Пол Пота в приграничном конфликте и взявшая Пномпень в результате быстрого наступления, вошла в город, то обнаружила там мертвую тишину. Дома стояли неразрушенные и неразграбленные. Необычными бывальщины только улицы — там были огороды, которые сажали чиновники народного правительства.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.