Универсальной практики в отношении языков нацменьшинств в Европе не существует

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Everbuying INT

На каком стиле учатся в школах Европы дети представителей нацменьшинств? Как ввести разумный баланс между утверждением государственного языка и правами нацменьшинств? Интернациональный эксперт Франческо Палермо отвечает на вопрос DW.

Украинское правительство разрешило направить в Венецианскую комиссию резонансный законопроект об образовании, какой Верховная Рада приняла 5 сентября. Некоторые его положения, в частности, сравнительно языка обучения в школах для детей из семей нацменьшинств, потребовали дипломатический скандал. Поскольку закон предусматривает обучение на стиле нацменьшинств лишь в начальных классах.

Свое возмущение Киеву, в частности, сформулировали Румыния, Польша, Венгрия, Россия и Молдова, чьи меньшинства — одни из самых бесчисленных в Украине. Бывший президент консультативного комитета Рамочной конвенции Рекомендации Европы (СЕ) по защите прав нацменьшинств Франческо Палермо находит вполне оправданным желание государства продвигать государственный стиль, но предостерегает украинскую власть не пересечь черту, за которой начинается ровное нарушение права на свободное общение.

Deutsche Welle: Профессор Палермо, какова всеобщая практика в отношении использования языков национальных меньшинств в школах есть в странах Европы?

Франческо Палермо: Дело в том, что единой всеобщей практики или правила, которое подходило бы всем странам, в этом проблеме нет. Вы должны адаптировать различные обстоятельства к ситуации каждого стиля, каждого нацменьшинства в каждой отдельной стране. То, что в Украине позиция русского стиля, который является не только языком нацменьшинства, и котором сообщают и те, кто к этому меньшинству не относятся, остается до сих пор неопределенной, придает ситуации специфических дьявол в сравнении с положением других языков национальных меньшинств в европейских краях. Именно по этой причине в Европе существуют установленные стандарты, предписанные Рамочной конвенцией Рекомендации Европы по защите прав национальных меньшинств и Европейской хартии региональных стилей или языков нацменьшинств, которых Украина должна придерживаться, потому ратифицировала оба эти документа.

Так нарушает ли украинский законопроект об образовании эти два интернациональных документа, о которых вы только что упомянули?

Я не видел текста закона, потому мне трудно его оценить. Однако из того, что вы мне рассказали, закон устанавливает, что образование на стиле нацменьшинств может предоставляться только в начальной школе, но не в посредственнее и старшей школе. Если это так, то это может быть прямым нарушение интернациональных стандартов, установленных Рамочной конвенцией и Европейской хартии. В частности, статья 14.2 конвенции и ее толкование консультативным комитетом четко сообщают, что нацменьшинствам должно быть предоставлено право на образование на родимом языке при условии достаточного спроса в районах, где проживают лики, принадлежащие к национальным меньшинствам «традиционно или в значительном количестве». И такие предпосылки в Украине есть, в частности, когда речь идет про венгерские, румынские и русские меньшинства. Статья 8.1.c. Европейской хартии еще немало конкретизирует это положение, заявляя, что государства обязаны соблюдать, по крайней мере, однин из вытекающих вариантов: сделать доступным среднее образование соответствующими региональными стилями или языками меньшинств; или предоставить возможность получать значительную доля среднего образования на этих языках; или обеспечить в рамках посредственного образования преподавание соответствующих региональных языков или языков меньшинств как неотъемлемой доли учебного плана.

Профессор Палермо, приведите, пожалуйста, образцы европейских стран, где взаимоотношения определенных языков нацменьшинств и стиля государственной были бы подобными украинских реалий?

Страны, какие можно сравнить с Украиной, это преимущественно те, которые когда-то входили в состав Советского Альянса. Потому что нет другого языка нацменьшинства в Европе, который имеет такие же позиции, как русский стиль в бывших советских республиках. Можно было бы сравнить Украину с Грузией. Но с иной стороны это будет не совсем корректно, потому что грузинский стиль не имеет ничего общего с русским, тогда когда украинский и русский относятся к одной языковой группе. Законодательства некоторых стран пользуется концепцией, где упоминается «стиль, который является заимопонимаемым». На Балканах пытались найти выход собственно с помощью этой концепции. Согласно ей, например, от сербского корабля не требовалось, чтобы весь его состав владел хорватским или непременного присутствия в суде переводчика с хорватского, потому что предполагалось, что если ты относишься к хорватскому нацменьшинству, то можешь пользоваться хорватским в суде, поскольку он является взаимопонимаемым.

Такая концепция вряд ли будет приветствоваться в Украине, где проблема русского стиля всегда имела очень выразительное политическую окраску.

Подлинно, если бы ситуация в Украине была чуть менее напряженной, то, вероятно, что-то подобное этой концепции можно было бы предложить кой-каким ее регионам. Но учитывая общие политические обстоятельства и настроения общества в Украине, это может потребовать определенные проблемы, да и сомнительно, что украинская власть отнесется с восхищением к этой идее. Ведь она даст основания кое-кому произнести:

«Вот, видите, украинский язык — это просто диалект русского». А иные будут говорить, что Украина не способна содействовать государственному стилю из-за влияния России. И все сразу свяжется с геополитикой и весьма усложнится.

В Украине считают, что проблема русского языка заключается в том, что он угрожает своим доминированием стилю государственному. Как же установить разумный баланс между утверждением государственного стиля и правами нацменьшинств?

В Украине существует парадоксальная ситуация. Российское нацменьшинство составляет возле 7-8 процентов, но в то же время на русском языке говорит намного вяще людей. Пока что ни одной украинской власти не удавалось ограничить использование русского пределами российского нацменьшинства. И потому все попытки продвигать государственный язык были с одной сторонки немного слишком радикальные, а с другой – не слишком успешными. Учитывая эти весьма специфические социально-лингвистические обстоятельства, ситуация в Украине в этом проблеме гораздо сложнее, чем в других странах. Поэтому решение надлежит быть выработано специально под Украину.

Международные органы по этому предлогу всегда заявляли, что страна имеет право продвигать государственный стиль. Для того, чтобы защитить и утверждать государственный язык, страна должно быть способно ограничивать использование других стилей, даже если они являются языками нацменьшинств, в случае, если они являются чересчур доминирующими. Однако трудно абстрактно определить, когда эти ограничения легитимны, а когда они закатываются слишком далеко. Эта граница очень нечеткая. Но она должна пролегать между двумя принципами: легитимная мишень и право продвигать государственный язык и свободу каждого индивидуума вольно использовать для общения тот язык, которому он предоставляет преимущество.

Посетите магазины партнеров:
Letyshops Banggood INT

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *