Америку ждут новый карантин и новая рецессия

0

Подавайте начнем с самого начала. Не существует никаких доказательств того, что меры изоляции способствуют прекращению распространения коронавируса. Гладким счетом никаких. И это не предположение.  После десяти месяцев пандемии у нас имеются данные более чем из двадцати крупных краёв по всему миру, где были введены ограничения, в разной форме и разной степени строгости. Параметры карантина варьируются от сверхжестких, как в австралийском штате Виктория, до умеренных, как в Швеции, а в кой-каких местах, как в штате Южная Дакота, они вообще не вводились.
Результаты просто поразительные. Не было зафиксировано ровным счетом никакой разницы в числе зараженных или уровне смертности, независимо от того, какой тип мер изоляции был использован властями. В некоторых случаях экстремальные карантинные мероприятия содействовали замедлению распространения болезни на короткий период времени. Однако, раньше или позже вирус все равно возвращался. Меры изоляции могут смещать пик  нагрузки с одного этапа на другой, но они не способны изменить общее число инфицированных в более долгосрочной перспективе.
А между тем, меры изоляции сами по себе убивают. Отсутствие социализации во пора карантина приводит к резкому росту числа самоубийств, злоупотребления наркотиками, алкоголизма, бытового насилия и других факторов смертности. Семейства разделяются (в лучшем случае) или распадаются (в худшем) из-за стресса, связанного с мерами изоляции. Многие люди, мучащиеся другими болезнями, такими как рак и сердечно-сосудистые заболевания, из страха заразиться коронавирусом отказываются от планового лечения в больницах, что в итоге нередко приводит к смерти.
Нет ничего плохого в простых мерах предосторожности, таких как мытье рук, соблюдение социальной дистанции и ношение медицинских личин, хотя существуют веские доказательства того, что маски тоже не работают. Но эти меры не связаны с большими затратами, и люд к ним быстро адаптируются.
Наконец, сегодня уже очевидно, что карантинные меры, особенно жесткие, являются неэффективными и обходятся огромными социальными издержками. В основном они используются как внешняя добродетель, пиар для невежественных политиков и еще более невежественных журналистов, которые их к этому подстрекают.
При этом экономический ущерб, какой наносят жесткие ограничения, огромен и неопровержим. Так, рост во втором квартале 2020 года в годовом выражении был негативным и составил 31,4 процента. Это был самый большенный спад за всю американскую историю. Кроме того, Национальное бюро экономических исследований США, официальный орган, определяющий, когда начинаются и завершаются рецессии, огласило, что рецессия началась в феврале 2020 года. Никто ни на секунду в этом не усомнился. С тех пор некоторые экономические показатели приметно улучшились, это следует признать. Техническая  рецессия была преодолена к 30 июня. Фондовый рынок стремительно восстановил позиции и рванулся к новоиспеченным абсолютным рекордам индексов S&P 500 и NASDAQ Composite уже к сентябрю. На прошлой неделе индекс Доу-Джонса в очередной раз достиг исторического максимума.
В начине ноября безработица упала до 6,9 процента. Это все еще очень много, но все же можно говорить о значительном улучшении по сравнению с 14,7 процентами безработицы, какие мы наблюдали в мае. Валовой внутренний продукт (ВВП) в годовом выражении также резко отскочил, увеличившись на 33,1 процента в третьем квартале. Этого очутилось недостаточно, чтобы компенсировать падение в первом полугодии, но это был хороший старт.
Итак, безработица снижается, экономика вновь растет, а показатели фондового базара достигают новых рекордных максимумов. Означает ли это, что горизонт чист и пандемическая паника завершилась? К сожалению, нет.
Мы наблюдаем новоиспеченный всплеск заболевания коронавирусом и рост смертельных случаев. Возможное появление на рынке в ближайшем будущем нескольких вакцин – это неплохая новость, но очевидно, что пройдут недели и даже месяцы, прежде чем большинство американцев получат свои инъекции (на первом этапе вакцинация будет ограничиваться наиболее ранимыми категориями граждан, что является хорошей политикой с точки зрения общественного здравоохранения).
А политики делают единственное, что они умеют мастерить – блокировать экономику. Итак, вы готовы к новому Великому карантину 2.0? Что же, возможно, лично вы и готовы, но малый бизнес определенно не готов. Небольшие компании и так всерьез пострадали в результате мер изоляции в марте-июле, а также волны насильственных акций протеста, охвативших многие города минувшим летом. Сейчас многие из них ожидает новый удар.
Единственное, в чем вы можете быть уверены, так это в том, что меры изоляции разрушат малый и посредственный бизнес в стране, на который приходится 45 процентов ВВП и 50 процентов всех рабочих мест. Советники избранного президента Джо Байдена по проблемам здравоохранения – самые активные сторонники карантина. Эти мероприятия, вероятно, не остановят вирус, но они наверняка убьют экономику.
Если сообщать более конкретно, похоже, что мы в настоящее время входим в «двойную рецессию». Речь идет о ситуации, когда вдогонку за рецессией наблюдается краткосрочное восстановление, а затем экономика погружается во вторую рецессию. Именно так произошло в начале восьмидесятых годов, когда одна рецессия закончилась в июле 1980 года, а итого через год, в июле 1981-го, началась новая рецессия.
Существует еще один фактор, который усугубит эту новую рецессию: массовый исход из городов, какой наблюдается уже на протяжении нескольких месяцев.
Города – это места величайшей концентрации талантов и главные генераторы богатства в истории человечества. В городах можно отыскать писателей и банкиров, художников и журналистов, преподавателей и студентов, а также обычных людей, обладающих собственными удивительными талантами, какие стремятся проявить творчество и предпринимательский подход даже тогда, когда занимаются своей повседневной работой.
Талант тянется к иному таланту, и творчество действует как магнетическая сила, которая притягивает новые таланты. И все они приходят в город, чтобы попытать счастья и использовать собственный шанс. Именно из этого таланта и творчества (при наличии известного количества денег и конкуренции) создается огромное обеспеченность, которое традиционно является главной движущей силой роста американской и мировой экономики.
Но что же происходит, когда тяни этот механизм создания богатства разворачивается в обратном направлении? Что происходит, когда блокировка экономики, уличные непорядки, поджоги, грабежи и растущее насилие, в сочетании со стремительно тающими налоговыми поступлениями и тотальным неуважением к полиции превращают наши города в лучшем случае в пустыри, а в худшем – в концентрационные станы? Что происходит, когда городские школы закрываются, и дети не могут получать нормальное, надлежащее образование?
Ответ несложен, и он состоит в том, что люди покидают города. Они просто оставляют свои дома и отправляются на окраины, в пригороды или вообще в сельскую место. Уже сегодня огромное количество американцев покидает охваченные насилием  города, такие как Нью-Йорк, Чикаго или Балтимор, и направляются в независимые от налогов штаты, такие как Техас, Флорида и Теннесси. И это не просто гипотеза – это так и есть, все доказательства налицо. За период с 1 марта по 31 октября 2020 года немало 300 тысяч жителей Нью-Йорка подали в Почтовую службу США (USPS) официальные уведомления об изменении домашнего адреса.
Учитывая, что за любым уведомлением об изменении адреса стоит одно домохозяйство, и исходя из того, что на каждое домохозяйство приходится в среднем три человека, всеобщей число жителей Нью-Йорка, покинувших город, составляет около одного миллиона человек. А поскольку уведомления об изменении адреса становятся доступными для статистических органов лишь после того как 11 или более почтовых отправлений перенаправляются на новый адрес, можно предположить, что истинное число фактических переездов намного выше.
Очевидно, что люди, которые переезжают – это самые активные и наиболее легкие на подъем, то имеется те, у кого больше денег и талантов, чем у среднестатистического горожанина. Те, кто остается в городах, вероятнее всего, в среднем беднее, хуже образованы и в цельном обладают меньшими возможностями для карьерного роста.
Эти относительно малообеспеченные граждане остаются, чтобы с опаской пробираться по своим улицам, заполненным бесприютными, наркоманами и склонными к насилию преступниками. Полиция под давлением протестующих лишена финансирования, а многие сотрудники просто досрочно уходят на пенсию или увольняются с труды.
Когда вы опустошаете города, вы разрушаете величайшие двигатели экономики. Когда страдают города, экономика задыхается. Но проблема не ограничивается одними лишь городами. Этот исход нанесет огромный ущерб экономическому росту в стране через цепочки поставок. И это еще одна вина, стремительно приближающая новую волну рецессии.
Поделиться…0

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *