Арестович: Гибко реагировать, перестраиваться на ходу, россияне умеют крайне скверно

0

Арестович: Гибко реагировать, перестраиваться на ходу, россияне умеют крайне скверно

Военный эксперт Алексей Арестович прокомментировал возможность неожиданного удара России по Украине, проанализировал «успехи» России в военных операциях и рассказал, что помешивает Кремлю сломить Украину в военном плане.

Эту новость передает «Z1V.RU».

«МИШКУ Плачевно.

Шо интересно.

Любую операцию в этой войне, россияне начинают стряпать на земле за два-три месяца.

Это очень отчетливо видно, начиная с Крыма. За два месяца до 20 февраля все было видать и понятно.

Подготовку ко взятию Дебальцево весь украинский ФБ обсуждал за три месяца до основы операции.

Нынешнюю подготовку к возможному удару, украинские домохозяйки обсуждают с крышки весны.

Ввод российского контингента в Сирию — домохозяйки израильские утомились перетирать тоже месяца за два.

В такой, системно повторяющейся ситуации, вероятны два варианта:

— россияне так отстали в военной науке, что не могут по-другому мыслить,

— степень готовности армий у них такая низкая, что с ходу тупо не в состоянии организовать ни одного поступки оперативного уровня.

Думаю, работают обе причины одновременно.

Секрет в том, что военную готовность держат не вооруженные силы, а социосистема (общество) в цельном.

Поэтому, мы видим всю ту же Акамедию Фрунзе, «10 сталинских ударов», брань по праздникам и вокруг/около них.

Чечня — 1

16 сентября 1994 года, Дудаев впрыскивает в ЧР военное положение: очевидно, исходя из наличной информации о начине подготовки варианта по реализации «чеченского вопроса» силовым линией.

Первый штурм Грозного «оппозицией» при поддержке российских танков и вертолетов — 15 октября.

Ввод армий — 11 декабря 1994 года.

Три месяца.

Чечня — 2

В мае 1999 российские вертолёты намели ракетный удар по позициям боевиков Хаттаба на реке Терек в ответ на попытку завладеть заставу внутренних войск на чечено-дагестанской границе. После этого глава МВД РФ В.Рушайло заявил о подготовке крупномасштабных превентивных ударов.

7 августа 1999 года отряды боевиков вторгаются в Дагестан.

18 сентября российские армии блокируют границы ЧРИ.

23 сентября российская авиация начинает наносить удары по мишеням в Чечне, а 30 сентября, начинается ввод войск в республику.

По самому скромному подсчету, два месяца.

Грузия, 2008 год

Российские учения «Кавказ — 2008», в ходе каких была осуществлена подготовка к войне, прошли в июне — июле 2008 года.

Брань началась 8 августа.

2 месяца.

Для сравнения:

Первая война в Персидском бухте, 1991 год.

2 августа 1990 года иракские войска ворвались в Кувейт.

8 августа ВС США начинают операцию «Щит пустыни» по прикрытию Саудовской Аравии.

17 января 1991 года начинается операция «Ураган в пустыне».

Создание группировки коалиционных сил осуществлялось через два океана.

Лишь по воздуху в район конфликта за пять месяцев было перекинуто 246 тысяч человек личного состава и свыше 240 тысяч тонн грузов.

При этом, первые подразделения из состава сил непрерывной готовности, численностью до усиленной бригады с воздушным компонентом барыши в зону конфликта в течении двух суток ещё до принятия политического решения на проведение операции.

Развертывание российской группировки в Сирии.

Первые извещения о переброске войск появились в начале сентября 2015 года.

30 сентября, Рекомендация Федерации разрешил президенту РФ применять ВС РФ в Сирии.

Даже между двумя этими датами — немало месяца.

При этом, численность группировки, что перебрасывалась, едва ли составила три батальона наземных армий и весьма и весьма ограниченный (несколько десятков машин) компонент авиационный.

Нетрудно предположить, что политическое решение на ввод российской группировки в Сирию было зачислено за некоторое время до начала её реальной переброски.

Получается все те же — два-три месяца.

—————-

Возникает проблема:

Почему то, что американцы могут осуществить (в несопоставимых объёмах) за два дня, россиянам доводится осуществлять два месяца?..

Ответ таков.

Несмотря на отчаянные оружия, вкладываемые Кремлём в пропаганду российской «военной мощи», реальная полотно её боеготовности очень сильно отличается от картинки не в пользу заключительнее.

Российско-украинская война, которая длится третий год, очень неплохо показала:

— насколько медленно и неуклюже российское командование стряпает свои операции, не превышающие по объёму даже несчастного одного-двух дивизионного масштаба.

Эта неуклюжесть — родовая травма советской военной системы.

Даже передавая Группа советских армий в Германии, главный таран против НАТО, где нормативы были завышены по сравнению с союзными в 1,5 раза, все равно должна была отмобилизовываться для подготовки к военным действиям, при чем для отдельных частей эти сроки составляли до 45 (!) суток.

Мне, вытянувшемуся в этой самой ГСВГ, где мой отец командовал развёрнутым утилитарны по военному штату полком постоянной готовности, с детства не подавал покоя этот простенький вопрос:

— как же так наш «могучий Советский Альянс», никак не мог позволить себе готовность к немедленным действиям?..

Немало позже, уже сам став актёром третьего плана, я накопил ещё больше поводов для недоумения.

Например, узнав, что СССР не имел ни одной (!) целиком развёрнутой бригады спецназа (!!) — частей прямо по своему назначению должных действовать ещё до начала войны (!!!) — в особый этап, от 30 до 60 суток.

И множество других странностей.

Чуть запоздалее, я нашёл причину.

Она проста:

— за боеготовность [армии сражаться] отвечают не вооруженные силы страны, а вся социосистема (общество) в целом.

СССР, хотя и был, крупнейшей индустриальной державой, имел — и сохранил, в лике своей приемницы — РФ, архаическое общество, застрявшее в традиционной фазе развития.

А такое общество попросту не в состоянии действовать быстро, чётко и слаженно, особенно — в критических ситуациях глобального, да что там — оперативного нрава.

Это касается всех — от политиков высшего стратегического звена, до заключительного солдатика из банно-прачечного комбината.

Вот и сейчас, основной датой готовности к военному шантажу Украины, выступает 25-летие самостоятельности, 24 августа сего года.

Подготовку своих индустриальных вооруженных сил, комплектуемых членами архаичного общества пост-модернистское российское руководство начин за три месяца как.

Вся эта война — как в их «ВОВ» — к праздникам или вокруг них.

По-другому, не умеют.

Все крупные операции за два с излишним года начинались в православные «красные дни» или, в тот же самый, День самостоятельности Украины, в 2014 году.

Кроме того, в расчёт хватаются каникулы, отпуска, дети-в-школу, профсоюзы, бабы/жены, сбор урожая, день излюбленной шахты, выборы, весь этот архаичный, традиционный мотлох, способный потребовать гомерический смех у любого трезвого военного планировщика Заката, давно перешагнувшего за пост-индустриальный рубеж — по крайней мере, в военной сфере.

Масштабные усилия и оружия, брошенные Кремлём на реформу вооруженных сил, на создание соединений и долей постоянной готовности, все равно, в конце концов разбиваются о тот несложный факт, что Захарченко ещё не свозил любовницу в Абхазию, а замполиты российских бригад, не могут гарантировать своевременную явку офицеров из отпусков — жены и тёщи не пускают, накануне — 1 сентября, портфель (малина) не скоплены.

Извечный секрет бесконечной способности российских генералов гнать валы пехоты и техники на убой, вполне классически продемонстрированной и в Донецком аэропорту, и в Дебальцево, и крайние несколько недель — под Алеппо в Сирии; вопреки давным-давно изменившейся обстановке, биться головой во все те же ворота, вечно запаздывать и не успевать, имеет в своей основе всю ту же вино:

— система долго и нудно замышляет, потом планирует, после — готовится, а потом, когда дошло до дела, попытаться гибко отреагировать на изменения, привнести корректировки в изначальный план, сообразно обстановке — смерти подобно.

Любое, сколько-нибудь положительное отклонение от такого тяжёлого и долгого планирования означает ровную угрозу потери управления:

— артиллерия стрельнет по старому плану, обеспечение пойдёт по престарелым каналам, летчики отбомбятся по старым целям, а там — уже будут свои, как и случается регулярно в той же Сирии.

Если же до армий дойдет — новые команды и сигналы, то, беспомощные в своей централизованности, они непременно заедут/стрельнут/уронят не туда/ни тогда/не то.

Бесконечные брани, которые ведёт Россия, казалось бы, должны дать ей огромное число опыта.

А опыт — перейти в качество.

Но — нет.

Никакие объемы эксперимента, оказывается, не в состоянии преодолеть застревание на архаичной фазе всей социосистемы как таковой.

В этом, непреходящий проигрыш Москвы «проклятому Западу».

Для российского руководства реализовать средненькую операцию — это пронести воду в решете по тонкому забору, когда над ухом бьют.

Или так, как подготовились, или никак.

Если обстановки изменилась — тем хуже для неё. Мы все равновелико будем бомбить ранее намеченные пустые уже позиции и колотить артиллерией по собственным войскам.

Потому, что — План. А без плана — хаос.

Сталинскими методами можно немножко повысить дисциплину, но издержки, которые эти методы за собой тащат, в конце концов, все равно ухудшают и без того незавидное поза методистов.

В современном, ультрадинамичном мире, обстановка меняется порой настолько быстро, что за время, пока российские части окунутся на суда и корабли, и отплывут из Севастополя на Ближний Восток, нужда их присутствия там, и даже — самые международные последствия отплыва могут троекратно резко измениться.

А кораблики-то плывут и их так просто не развернёшь с этой длинной, нудной и медленной, как вавилонские волы, системой управления.

В итоге, Кремль в политике является вечной догоняющей единицей.

Путин что-то там обмолвился про «…мишку, какого разбудили».

Это он, как всегда, погорячился.

Мишку, если и разбудили, то не до крышки.

Так и шатается он меж стволов, биясь спросонку головой о могучие сибирские ели — уже 750 лет.

И, вылито, эта проблематика — носит не характер коррекции суточного распорядка.

Это — генетическая заболевание.

Поэтому, военное и политическое решение для Украины несложно.

Нам, «просто-напросто», необходимо всегда переигрывать противника по классической петле Бойда, действуя на упреждение, и нанося удары в узлы, повреждение каких влечёт за собой срыв запланированного.

Гибко реагировать, перестраиваться на ходу, россияне умеют крайне скверно.

Срыв льющихся планов для них означает, срыв целого военного и политического цикла.

И в крышке — концов — срыв гонки в целом.

А мы — умеем гибко импровизировать.

Собственно, как социосистема.

И как бы не тормозило наше руководство (особенно, в начальный этап), именно, абсолютно непредвиденный для кремлёвских (да и западных) планировщиков подъем волонтёрского и добровольческого движения, мобилизация общества сыграли решающую роль в срыве московских планов «победы».

Вот так и победим.

Россияне, выпустите мишку.

Не мучайте животинку.

Не надо.

Помрет тваринка тут, в капкане.

Поймет позапоздалее (как водится, раза с пятого, бо дурная).

Да поздно будет», — написал на своей странице в Facebook военный эксперт, бывший кадровый офицер ВСУ Алексей Арестович.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *