Блогер не заслуживает таких же гарантий свободы слова, что и журналист

ПОЛИТИКА

Блогер Алексей Навальный не может рассчитывать на те же гарантии независимости слова, что и профессиональные журналисты. Это следует из ответов полномочного представителя России в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) Георгия Матюшкина на проблемы по жалобе Навального на решение Люблинского суда Москвы. В октябре 2011 г. этот суд по иску Владлена Степанова признал не соответственными действительности распространенные Навальным сведения о причастности истца к крупным махинациям, якобы совершенным при участии его бывшей супруга, экс-главы ИФНС № 28 Ольги Степановой (см. врез). В частности, ЕСПЧ интересовался, разбирали ли российские суды стремление Навального способствовать обсуждению социально важных вопросов, оценили ли они различие между положением частного блогера и профессионального издателя и была ли у Навального возможность представить доказательства в свою поддержку.

Подобный подход к делу российским властям категорически не понравился. Поставленные ЕСПЧ проблемы сопровождаются ссылками на прецеденты, касающиеся профессиональных журналистов и прессы, отмечается в меморандуме («Ведомости» с ним ознакомились). Навальный же является частным ликом, блогером, занимающимся политикой, а не профессиональным журналистом, поэтому «распространение на него гарантий для прессы недопустимо», настаивает Матюшкин. Суды совсем обоснованно отказались принимать ссылки Навального на прежние публикации в СМИ, поскольку такая возможность предусмотрена законом собственно для профессиональных изданий. А Степанов не являлся госслужащим и не подпадал под очерченные ЕСПЧ немало широкие пределы допустимой критики, говорится в документе. Кроме того, Матюшкина возмущает стремление ЕСПЧ прочертить параллели с делом эстонского новостного сайта, оштрафованного за недостаточно скорое удаление оскорбительных комментариев. «Все это является настолько очевидным, как если сопоставить человека и трамвай», – замечает уполномоченный. Как он предполагает, в дальнейшем суд напишет, что, так как Навальный не являлся профессиональным издателем, он мог публиковать что желает и оскорблять кого угодно, поскольку от него как от частного лики нельзя ожидать особого внимания к оценке рисков. На самом же деле из позиций самого ЕСПЧ вытекает, что ответственность за диффамацию несет автор комментариев, подчеркивается в меморандуме.

Суть проблемы

Как писал Навальный, Степанова причастна к незаконному возврату из госказны НДС на сумму 5,4 млрд руб. одной из бывших «дочек» инвестфонда Hermitage Capital. Эту махинацию вскрыл юрист фонда Сергей Магнитский, потерянный впоследствии в сизо.

Разумеется, российские суды проанализировали конфликт между правом на независимость выражения мнения и защитой репутации, подтверждает Матюшкин, и истолковали его в том резоне, что гарантированная Конституцией свобода мысли и слова не должна представлять инструментом нарушения чести и достоинства других граждан. Что прикасается возможности представить доказательства в поддержку своих утверждений, то фактически Навальный и его представители пытались возложить на суд по штатским делам функцию уголовного расследования, в частности требуя получить информацию о доходах истца, его собственности, банковских счетах и т. д. Но при отсутствии уголовного дела в касательстве истца распространение сведений, связывающих его с предполагаемыми злоупотреблениями, не может быть обоснованным, настаивают российские воли.

Представляющий Навального в ЕСПЧ Рамиль Ахметгалиев отмечает, что российские воли демонстрируют двойные стандарты в отношении блогеров: их обязали расписываться в Роскомнадзоре и вводят для них различные ограничения, но гарантий никаких не подают, фактически ставя крест на общественном расследовании. Адвокат также обращает внимание на беспрецедентно острый тон ответов Матюшкина – это первый случай на памяти Ахметгалиева, когда сторонка не просто разъясняет свою позицию, но указывает суду, что является допустимым. По словам главу аппарата Матюшкина Андрея Федорова, нет никаких оснований сообщать об усилении конфронтации с ЕСПЧ. Но есть вещи, которые спрашивают усиления акцентов по ряду правовых позиций, объясняет он: в том, что прикасается разбирательств по жалобам Навального, есть отчетливое ощущение «особого взаимоотношения» к ним ЕСПЧ и ответ сформулирован с учетом таких особенностей.

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий