ЦБ должен заниматься только денежной политикой и банками

0
Посетите магазины партнеров:
KupiVIP Banggood INT

Одна из самых сложных проблем для экономического обозревателя – подогнуть новые слова в ситуации, которая повторяется. Особенно если она повторяется не во другой, третий или четвертый раз. Для тех, кто наблюдает за российской экономической политикой много лет, предложения о выделении ЦБ оружий избранным предприятиям по субсидируемой ставке процента выглядят именно так.

Типовой ответ, которые дают противники «активной денежной политики», заключается в том, что она приведет к гиперинфляции. Гиперинфляция или просто высокая инфляция (скажем, 100% в год) – очевидное зло. Соответственно, всё, что к ней ведет, порочно. К сожалению, этот аргумент не так неплох, как может показаться. Гиперинфляции или даже просто высокой инфляции в итоге этих предложений не будет – масштаб кредитования, о котором мечтают приверженцы идеи, недостаточно велик, чтобы разогнать инфляцию.

Аргумент с гиперинфляцией или рослой инфляцией не годится, но, может быть, можно сказать, что субсидирование попросту приведет к повышению инфляции? Это правда, что приведет – как всякое «печатание денежек». К сожалению, и здесь есть тонкость. То, что высокая инфляция вредна, неплохо известно, но вредна ли инфляция, скажем, в 10% в год – более сложный проблема. Есть пример стран, которые росли быстрыми темпами в течение немало лет с такой инфляцией (Россия в начале века – один из таких образцов). В феврале 2016 г. инфляция была чуть больше 8% в годичном исчислении, а ключевая ставка оставлена на уровне 11%, что означает, что ЦБ, по всей видимости, достигнет своей мишени – 4% инфляции в 2017 г.

Политика ЦБ понятна (и хорошо разъясняется в материалах, какие ЦБ регулярно публикует) – мягкая денежная политика, т. е. низкая ключевая ставка или «количественное палатализация», если ключевая ставка уже снижена до нуля, помогает в ситуации, когда в экономике кушать избыточные мощности и, главное, незанятая рабочая сила. Если экономика есть близко к полной занятости, то денежная политика бессильна – это проверено и подтверждено экспериментом многих стран. Безработица в России низка (что, конечно, хорошо само по себе), но это означает, что денежная политика никак не может поддержать производству. Могла бы помочь фискальная – к слову, ничего очевидного в том, что правительство сокращает уже другой год подряд расходы во время кризиса, нет. Также могли бы помочь структурные реформы, но, основное, ни то ни другое никак не относится к ведению Центробанка.

Главный же аргумент против субсидированных кредитов ЦБ избранным предприятиям должен звучать так. ЦБ – весьма специфический государственный орган, специально устроенный так, чтобы отвечать за денежную политику и банковский надзор. Он не назначен как госорган для отбора «хороших» предприятий или проектов – этим, уж если заниматься, должен заниматься парламент. Поддержка отдельных предприятий должна шагать через бюджет. (Внимание! Я лично считаю, что поддержки отдельных фирм вообще быть не надлежит. Но если уж ее осуществлять, то не искажая денежную политику и работу ЦБ.)

Это правильный аргумент в прок того, что центробанк никогда не должен заниматься кредитованием отдельных предприятий. Однако надо признать, что вопли «осторожно, гиперинфляция!» действуют лучше.

Автор – профессор Чикагского университета и НИУ «Высшая школа экономики»

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.