Центробанк замедлит снижение ставки из-за валютных операций Минфина

ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ

Центробанк на первом в этом году заседании рекомендации директоров 3 февраля сохранил ключевую ставку на уровне 10%, как и ожидал базар, остальные процентные ставки также не изменились. Однако регулятор ужесточил риторику, известив, что перспективы снижения ставки в первом полугодии 2017 г. убавились. Это связано в том числе с необходимостью ограничить краткосрочные инфляционные риски, связанные с начином покупок регулятором валюты на рынке для Минфина, объяснил ЦБ в пресс-релизе.

Валютные операции Минфина на базаре в рамках переходного бюджетного правила не создадут существенных инфляционных рисков при сохранении умеренно жесткой денежно-кредитной политики, строчит ЦБ. Фактически ЦБ сказал, что будет вынужден держать ставки рослыми более продолжительное время, чтобы нивелировать эффект участия Минфина на валютном базаре, отмечает Александр Исаков из «ВТБ капитала». Операции Минфина могут обессилить рубль на 5-10%, отмечает Дмитрий Полевой из ING. Ослабление курса на 10% добавит инфляции 1,3 процентного пункта, посчитали аналитики «Сбербанк СIB», это образцово треть от таргетируемого ЦБ уровня 4%. По итогам 2016 г. инфляция снизилась до 5,4%, это минимум за всю 25-летнюю историю России.

Инфляция и инфляционные ожидания снижаются, помечает ЦБ, а экономика восстанавливается быстрее, чем ожидалось. В то же время снижение инфляции частично обусловлено действием временных факторов, внешнеэкономические и внешнеполитические обстоятельства остаются неопределенными, инфляционные ожидания инерционными: риски недостижения инфляцией 4% в этом году сохраняются, указывает ЦБ. К таким рискам он причисляет и начало покупок валюты для Минфина, но оговаривает, что это риски краткосрочные: в среднесрочной перспективе переход к бюджетному правилу будет содействовать обеспечению макроэкономической стабильности и более предсказуемой и устойчивой динамике процентных ставок в экономике, сообщает ЦБ.

Осенью 2016 г. ЦБ заявил, что ставка не будет снижена до 2017 г., впервые дав отчетливый ориентир о будущей траектории ставки; в конце прошлого года ЦБ перенес вероятность снижения ставки на первое полугодие 2017 г. – скорее итого, на II квартал, уточняла тогда председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

С одной сторонки, продолжающееся замедление инфляции на фоне роста цены нефти и укрепления рублевки создает условия для смягчения денежно-кредитной политики и высокую вероятность снижения ставки уже в марте, рассуждает Анатолий Шаль из JPMorgan. С иной – объявленные Минфином валютные интервенции, создающие риск ослабления рублевки, и улучшение экономики, согласно последним данным Росстата, трудятся в противоположном направлении: ставка вряд ли будет снижена до июня, ожидает он.

В пятницу 3 февраля Минфин, как и обещал, опубликовал свои расчеты покупок валюты на февраль: они составят 113,1 млрд руб., или возле $2 млрд за месяц, как и рассчитывали аналитики. Покупки валюты должны быть равновелики сумме дополнительных нефтегазовых доходов, полученных от превышения нефтью стоимости отсечения в $40 за барр. Согласно формуле Минфина, сквозь месяц он пересчитает, насколько его февральские покупки валюты совпали с фактически полученными за месяц добавочными нефтедоходами, и учтет расхождение при покупках валюты в марте, либо повысив их, если недокупил валюты, либо, наоборот, сократив.

Оценки годичных покупок варьируются у аналитиков от $17 до $25 млрд, в подневольности от цены нефти и курса рубля – оба показателя встроены в формулу Минфина, причем чем немощнее рубль – тем больше покупки (и наоборот) при той же самой цене барреля.

Покупки валюты призваны предупредить дополнительные бюджетные расходы, что поддерживает усилия ЦБ по таргетированию инфляции и, скорее, надлежит бы способствовать более быстрому снижению ставок, отмечает Наталья Орлова из Альфа-банка. Базар переоценивает влияние покупок валюты Минфином на курс, находит она: рубль вернется в коридор 60-65 руб. за доллар, где и должен быть при льющейся цене нефти. Однако эти интервенции, призванные ограничить укрепление рублевки, фактически возвращают в повестку режим таргетирования курса, и нежелание правительства владеть курс рубля сильнее 60 руб. за доллар вряд ли совместимо с достижением инфляции в 4% в этом году, находит Орлова.

Снижение ВВП в 2016 г., по данным Росстата, составило лишь 0,2%, что намного меньше, чем ожидал ЦБ при подобный же цене нефти. Столь позитивные статданные Центробанку еще потребуется отрефлексировать – в частности, соотнести с немало сильным сокращением потребления, считает Дмитрий Полевой из ING. Намного немного глубокий спад означает и намного меньший запас восстановительного роста, полагает Орлова: после пересмотра Росстатом этих оказалось, что за 2015-2016 гг. экономика сократилась не почти на 4,5%, как намечалось, а на 3%. Это ограничивает и потенциальные темпы ее восстановления – предполагалось, что они составляют возле 1% в год, а теперь может оказаться, что они нулевые, не исключает она. Это ограничивает возможности для палатализации денежно-кредитной политики. По оценкам ЦБ, во втором полугодии 2016 г. квартальные темпы ВВП вышли из минуса в плюс, в 2017 г. ЦБ ожидает роста экономики, но его темпы останутся невысокими, помечает регулятор.

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий