Деволюция института развития

0

Эволюцию Внешэкономбанка когда-либо, наверное, будут изучать в школах. Госкорпорация, созданная в тучные годы как институт развития, в кризис 2008–2009 гг. обратилась в институт спасения утопающих, а в разгар кризиса, начавшегося в 2014 г., сама сделалась утопающей.

Наконец аховое положение ВЭБа осознали в Кремле и в правительстве. Можно было предполагать, что последуют радикальные реформы. Пока что разрешено спасать банк кадровыми средствами – Владимир Дмитриев был заменен на Сергея Горькова. Новоиспеченный председатель написал новый план спасения, из которого уже получили похвала правительства два предложения – докапитализировать банк на 150 млрд руб. и разместить на депозит еще 55 млрд руб. оружий Федерального казначейства в дополнение к уже размещенным 45 млрд. Всего для спасения ВЭБа на ближайшие четыре года нужно, по разным оценкам, 1,3–1,5 трлн руб.

Собирать Горьков предлагает отовсюду: 100 млрд – от размещения оружий ПФР в облигациях ВЭБа, еще 50 млрд – от продления депозита ФНБ, еще 1 млрд можно получить, отказавшись от филантропических программ. Кроме того, план предполагает продажу плохих активов – Связь-банка, «Глобэкса» и украинского Проминвестбанка, какой сам нуждается в докапитализации на $200 млн. У ВЭБа есть 2,7% акций «Газпрома», ADR на какие банк также готов продать.

В целом план предполагает всяческую поддержку фондированием из различных источников, такую систему искусственного жизнеобеспечения. План никак не решает внутренних противоречий ВЭБа: он соединяет в себе множество функций, конфликтующих друг с другом (управляющая компания, институт развития, сервис госдолга).

Во всех этих функциях ВЭБ вынужден реализовывать государственную политику, по-разному соображаемую разными чиновниками. Теоретически можно было попробовать спасать корпорацию разведением функций. Но никто не ведает, как это сделать, тем более что структура большая, квазисуверенная, макроэкономически важная.

Но по большенному счету и радикальная структурная реформа ВЭБа не решит его проблем, поскольку он плоть от плоти политико-экономической окружения, в которой существует.

Какова задача Банка развития? Давать кредиты проектам развития недороже, чем другие банки (что само по себе небесспорно). Может ли ВЭБ делать это самостоятельно и эффективно, если его наблюдательный совет состоит в основном из министров, а председатель назначается указом президента? А в его меморандуме рядышком с требованием безубыточности объекта инвестиций есть оговорка об исключительных случаях, когда можно инвестировать в реализацию иных проектов – в порядке и на условиях, определяемых набсоветом?

Вся история накопления проблем связана с тем, что ВЭБ вкладывался или хватал на себя долги тех, на кого ему указывало правительство, и наверняка не только правительство. Лишь Олимпиада в Сочи обошлась ВЭБу в 240 млрд руб.

Нынешняя поддержка сохранит ВЭБ на плаву – и, чем дьявол не шутит, может, подрастет цена нефти, у государства станет больше денег и ВЭБ опять станет институтом развития? Ну да, к Сергею Горькову разом придут важные люди и попросят профинансировать важный проект.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *