Доллар и рубль: увидеть лес за соснами

ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ

Распечатать

21.02.2017 21:57

“Сообщая о прогнозах девальвации российского рубля, всё чаще слышишь из уст авторитетных экономистов риторику в таком ключе: тяни вопрос не в том, будет ли, а вопрос в том – когда”, – рассуждает Владимир Рожанковский, ведущий аналитик УК “Горизонт”.

На самом деле, Федрезерв США вновь подтвердил приверженность своим планам по постепенному повышению учетной ставки, а это значит, что американские активы сделаются приносить все более высокую доходность, что начнет во всевозрастающем распорядке привлекать капиталы со всего мира. Возражений нет! В этой ситуации у доллара вроде бы нет никаких альтернатив, кроме как подвигаться все выше и выше, и выше. По мере того как дифференциал по ставкам между США и Россией будет сужаться, что будет накладываться на невыразительные темпы роста российской экономики по вину низких цен на нефть и слабого потребительского спроса: российский рублевка будет становиться все менее и менее привлекательной валютой с точки зрения прибыльности глобальных инвестиций. Представлялось бы, безупречная логическая цепочка: рублю уготовано движение лишь вниз, и многие частные инвесторы теребят аналитиков: мол, ну когда же уже?

Позвольте, в этом эвристическом сценарии отсутствует значительный переменный компонент: политика новоиспеченного президента Дональда Трампа по репатриации пролетариев мест в США, подразумевающая поступательное ослабление американского доллара с мишенью обеспечения конкурентоспособности американских товаров на мировом рынке. Мои коллеги-экономисты на этом пункте обычно изображают ироничную улыбку и начинают характерно размахивать руками: позвольте, какой такой Трамп? “У Трампа нет удобопонятной экономической программы, и вообще дни его на президентском посту сочтены” (как говорится, за что приобрел – за то и продаю). Позвольте не согласиться. При всей одиозности фигуры Трампа в качестве президента проблемы дальнейших перспектив развития американской экономики обсуждались задолго до его инаугурации. Политическая война в Белом доме – это не банальное противостояние между республиканцами и демократами, а конфликт между конформистами, отлично осознающими неизбежность структурных перемен в экономике США, но всячески пытающимися оттянуть начин их реализации, и “революционерами” – в лице Трампа в данном случае, но он подобный отнюдь не один, – утверждающими, что дальнейшее промедление кончины подобно. Одним из наиболее авторитетных площадок подобных препирательств был и остается небезызвестный Бильдербергский клуб, членами которого являются такие экономические тяжеловесы, как Уоррен Баффетт, Джордж Сорос и бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс.

Чтобы немножко отвлечься от дискуссии, предлагаю ненадолго освежить базовые понятия. Основными секторами американской экономики, в сумме составляющими немало 75% ВВП США, являются в порядке убывания финансовый, машиностроительный и авиастроительный, оборонный, строительный и нефтяной. При этом заключительный оказался на этом месте только после пресловутого падения цен на нефть в крышке 2013 г.: до этого нефть обеспечивала более четверти американского ВВП. С финансовым сектором тоже не все так попросту: практически повсеместно идет сокращение персонала ввиду автоматизации розничных процессов и трейдинга, а также сужения заинтересованности к потребительскому кредитованию после кризиса 2008 г. По сути, осталось два основных катализатора роста барыши в инвестиционно-банковском секторе США, что очень хорошо просматривается, изучая квартальную финансовую отчетность крупнейших американских банков – портфельные инвестиции и ипотечные кредиты. Степень спроса на новые дома в США по-прежнему высок, но потребители взволнованы ожидающимся повышением ключевой ставки ФРС и торопятся приобрести недвижимость, пока не поздно. Как только ипотечные ставки начнут всерьез повышаться, активность покупателей резко пойдет на спад. Таким манером, в качестве основного источника прибыли банков останутся инвестиции в американские акции, но тут все выглядит ещё более зыбко. Нижеприведенный график иллюстрирует корреляцию между ростом ВВП и ростом американского бенчмарка – индекса S&P 500:

Нетрудно приметить, что уже полтора года американские акции по темпам роста существенно обгоняют экономику, а это не имеется хорошо. Недавно Bloomberg опубликовал статью о том, что согласно этим Ассоциации психологов США (American Psychological Association) уровень стресса американских трейдеров достиг 10-летнего максимума. И это неспроста: под пафосные вопли триумфаторов американских рынков и победоносные откровения счастливых инвесторов степень чистых спекулятивных позиций против фьючерса на индекс S&P 500 с половины прошлого квартала неожиданно, после нескольких лет комфортного пребывания в бездонном минусе, начал недвусмысленно расти:

На практике это означает поступательное увеличение числа “страховок” (хеджируемых торговых позиций) от внезапного обрушения американского фондового базара. Да, благодаря постоянному притоку средства в акции рост выглядит довольно внушительно, однако если вспомнить все предыдущие эпизоды биржевой паники, то они вечно происходили в момент наибольшего благодушия — тогда, когда представлялось, что “доткомы олицетворяют новый непреходящий лик мировой экономики”, либо когда все сообщали о полной безопасности вложений в американскую недвижимость, поскольку “за все послевоенные годы стоимости на нее никогда не падали”. У всех на устах один вопрос: кукушка-кукушка, сколько нам осталось?

Таким манером, мы приходим к выводу, что срочная репатриация и реанимация американского реального сектора – это не прихоть Дональда Трампа, но объективная нужда и залог устойчивости американской экономики в случае нового биржевого краха. Если мы вернемся к списку системообразующих секторов американской экономики, то нетрудно постигнуть, что в случае окончательного коллапса финансового сектора в нынешнем варианте на роль локомотива не сможет притязать ни один другой, включая традиционную “подушку безопасности”, нефтяной сектор, по вину продолжительно низких цен на нефть и перманентно падающей рентабельности нефтяников. Спрос на американские автомашины и авиапром уже сейчас существенно уступает практически всем всемирным конкурентам по причине чрезмерного укрепления доллара. Если доллар будет оставаться на нынешних степенях, то и “Боинг” с “Фордом”, “Катерпиллар” и GM не смогут взять на себя роль “заместительных механизмов” в экономике США.

После подобных размышлений план Дональда Трампа, самодействующи подразумевающий планомерное многолетнее ослабление доллара до его справедливых конкурентоспособных смыслов против мировых валют, перестает казаться таким уж вычурным и отвлечённым от реальности. Теперь уже наша очередь воскликнуть: вопрос не в том, будет ли, а проблема в том – когда.

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий