Два иранских лидера разошлись во взглядах на будущее экономики

0

В воскресенье по случаю иранского Новоиспеченного года – Навруза – перед соотечественниками выступили президент Ирана Хасан Роухани и его внутренний лидер аятолла Али Хаменеи. Оба в своих речах подчеркнули, что приоритетом в новоиспеченном году станет экономика, однако кардинально разошлись в том, как именно ее можно восстановить: Хаменеи настаивает на «экономике сопротивления», какая предполагает развитие за счет собственных сил, в то время как Роухани выступает за деятельное сотрудничество с внешним миром.

Али ХаменеиВерховный лидер Ирана

Экономика сопротивления поможет нам побороть безработицу и инфляцию, а также не поддаваться угрозам наших неприятелей и создать миллион возможностей для наших людей.

Хасан РоуханиПрезидент Ирана

Я убежден, что наша край будет процветать при условии конструктивного сотрудничества с миром. Мы вдвое повысим посредственные показатели прошлого десятилетия.

Эти два лидера представляют две ведущие политические силы нынешнего Ирана – реформаторов и фундаменталистов. Главным достижением Роухани, победившего на президентских выборах в 2013 г., сделалось снятие с Тегерана большей части санкций в январе этого года. 26 февраля в Иране минули выборы в парламент (меджлис), но их итоги до сих пор не подведены: второй тур в округах, где ни одинешенек кандидат не набрал больше 25%, состоится в конце апреля. В связи с этим буквальный расклад сил оценить пока сложно, хотя многие эксперты находят, что большинство в меджлисе получили все-таки реформаторы. «Прошло много самостоятельных кандидатов, которые могут занять любую позицию, а в список реформаторов угодило много людей, которые таковыми вовсе не являются. Партий в западном понимании в Иране нет, любое заседание меджлиса превращается в калейдоскоп: депутаты образуют временные коалиции, исходя из своих прагматических заинтересованностей», – поясняет консультант Центра Карнеги Николай Кожанов.

Хаменеи влечётся обуздать набирающий вес блок реформаторов, считает старший научный сотрудник Института ориенталистики РАН Владимир Сажин: «Цель верховного лидера – остаться над схваткой, но никто не думал, что Роухани после отмены санкций станет настолько популярным, потому Хаменеи, поддерживая консерваторов, пытается восстановить баланс». Экономическим реформам деятельно сопротивляется и Корпус стражей исламской революции – военный и пропагандистский стержень порядка, который в годы санкций стал еще и мощным экономическим фактором, добавляет Сажин: «Корпус напрямую или косвенно контролирует основные области экономики, от ВПК до нефтяного сектора, а в предыдущие годы он выстроил систему обхода санкций, в итоге чего через него проходили большие денежные потоки. Новоиспеченный курс он, конечно, не принимает». Конфликта между двумя лидерами нет, полагает Кожанов: «Роухани – человек Хаменеи, без его похвалы он никогда бы не получил свой пост, а сильно реформаторских взглядов до своего избрания не держался. Он просто более прагматичен и понимает, что возрождение экономики Ирана без внешних связей невозможно. Его экономическая программа аморфна и нетороплива, а его слава как экономиста строится на образе предшественника Махмуда Ахмадинеджада, по сравнению с каким сложно выглядеть хуже». Политики преследуют одну цель, но трудятся на разную аудиторию – Хаменеи на консерваторов, а Роухани на средний класс и интеллигенцию, находит эксперт.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *