Эксперт РГО назвал примерный срок восстановления экосистемы на Камчатке

0

Эксперт РГО: В гибели животных на Камчатке виноваты красные приливы

Русское географическое общество до 24 октября надлежит огласить результаты исследований проб воды и грунта, флоры и фауны, взятые при расследовании причин экологического бедствия на Камчатке. Что сейчас выходит в водах Тихого океана, как быстро восстановится подводный мир, и почему научное сообщество остановилось на природной версии крахи обитателей моря, — об этом ФАН рассказал начальник научной водолазной группы Беломорской биологической станции МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Семенов.

Эксперт РГО объяснил причины экологического бедствия на Камчатке

В крахи животных на Камчатке виноваты водоросли

— Александр Александрович, почему ученое сообщество исключает версии техногенной крушения и так уверено в природном происхождении загрязнения на Камчатке?

— У нас были рабочие гипотезы о загрязнении через сток рек, о разливе топлива, о разливе с корабля, о различных химических веществах, которые могли бы стать причиной. Мы исключили варианты техногенной катастрофы, проверив все потенциальные пункты загрязнения. И не только мы одни: версии проверяли Дальневосточный федеральный университет, команда губернатора Камчатского края, КамчатНИРО, Министерство обороны РФ, Следственный комитет РФ, специалисты «Гринпис», Кроноцкий заповедник. Люд собрали пробы во всех потенциальных местах загрязнения, где они могли бы остаться хоть какой-то пленкой, хоть какими-то отпечатками.

Мы в составе экспертной группы проверили вообще все: и реки, и полигоны, и побережье, и дно, и береговую линию около пляжа. И нигде не очутилось никаких антропогенных веществ, никаких потенциально опасных превышений допустимых концентраций вредных веществ. Методом исключения вышло, что никаких токсичных веществ неестественного происхождения мы не имеем. Мы отбрасывали одну версию за другой и остались наедине с версией про водоросли.

Еще одинешенек факт в пользу естественных причин — масштаб. Мы наблюдаем гибель придонной фауны практически на всем протяжении побережья Камчатки, как на норд, так и на юг. От Халактырского пляжа и Авачинской бухты — в какую сторону ни пойдешь, наблюдаются одинаковые эффекты замора фауны. Это сообщает о том, что нет локальной точки разлива (если мы допускаем его). Выбросы животных и замор фауны такие, что для покрытия веществами подобный площади пришлось бы танкерами сливать несколько недель подряд тонны и тонны. При этом масштаб замора целиком совпадает со спутниковыми снимками, с данными по хлорофиллу, с визуальными наблюдениями и с общей симптоматикой картины «красных приливов».

Эксперт РГО объяснил причины экологического бедствия на Камчатке

Опираясь на этих фактах, мы делаем вывод, что гибель животных на Камчатке — бескислородный замор вследствие массового размножения одноклеточных водорослей. Пока что это наиболее вероятная версия, какую не очень просто проверить задним числом. Анализы уровня кислорода в придонном слое, анализы на видовой состав водорослей, токсикологический состав необходимо брать в процессе, во время цветения и пиковых нагрузок на экосистему.

Уже получено огромное количество проб, и во многих находят водоросли. Но у ученых так организовано, что нужно проверить все, исключить все остальные варианты и убедиться в том, что твой — правильный. Поэтому мы дожидаемся тех коллег, у кого пробы еще не готовы.

— Ученые разом пришли к одному мнению по поводу того, что произошло на Камчатке, или у вас были научные споры?

— В самом начале мы столкнулись с тем, что к ученым сделались обращаться за комментариями по поводу «экологической катастрофы» и «токсического загрязнения». Почти все научное сообщество, которое мне известно, произнесло: «Подождите, нельзя ничего говорить сейчас, мы посмотрим, проверим и только тогда сможем выдвинуть какие-то гипотезы».

Академик РАН Владимир Малахов, завкафедрой зоологии беспозвоночных биофака МГУ, у которого я учился, первым делом оценил масштаб и произнёс, что это не техногенное загрязнение, приведя истории из своего опыта. Но ему мало кто поверил: в комментариях его называли «продажным», а всех академиков — «чересчур близкими к верхушке, чтобы им верить». Честно сказать, это было очень неприятно.

Эксперт РГО объяснил причины экологического бедствия на Камчатке

Замор животных масштабный, но не катастрофический

— Александр, вы собственно погружались, чтобы оценить размер экологического бедствия. Что скажете о масштабах поражения и о перспективах восстановления подводного вселенной на Камчатке?

— Заявления про 95% поражения флоры и фауны, которые звучали вначале, — это, конечно, ерунда. Они бывальщины основаны на погружении всего на нескольких локациях, а оценка «на глаз» не является научной методикой оценки состояния биотопов. Визуально ты, разумеется, оцениваешь: если раньше на камне был цветущий райский сад, а сейчас это лысый камень без признаков жизни, то да, скорее итого, все погибло. Но смотреть нужно внимательней и подробней: на мелкую фауну, в придонном слое, переворачивать валуны… У меня самого собственный опыт ограничивается тремя точками, и это статистически не является никаким показателем, если мы берем в расчет все побережье Камчатки.

По моим ощущениям, замор звериных действительно масштабный, но не катастрофический — поражение произошло на глубинах до 15–20 метров. Глубже 20 метров жизнь более-менее имеется: там есть ежики, которые хорошо выглядят, растут актинии, ползают звезды, крабы, полно рыбы. В пунктах замора погибла в основном крупная придонная фауна и практически все прикрепленные животные, но рыбы уже вернулись на свои пункты, маленькие ракообразные бегают, брюхоногие моллюски, хитоны, какие-то небольшие животные выжили, хоть и не все. То есть, это не неживая зона, не волна смерти, прокатившаяся по побережью, а мозаичное явление.

На восстановление понадобится некоторое время — от полугода до нескольких лет, потому что различные животные заселяют биотопы с разной скоростью. Гигантские актинии будут расти некоторое время, скорее итого им придется годика 3–4 возвращаться к тому размеру, который погиб. Крупные ежики тоже появятся чуть позапоздалее. Двустворчатым моллюскам может потребоваться от 2 до 5 лет.

Думаю, за год или два вся экосистема более-менее восстановится — точнее сказать нельзя, за этим процессом необходимо наблюдать, и это очень интересно с научной точки зрения. Скорее всего, первая волна заселения начнется, когда вода сделается немножко прохладней, а вторая — весной. Но пока вода очень теплая, намного теплее, чем положено.

Эксперт РГО: В гибели животных на Камчатке виноваты красные приливы

— Если я верно понимаю, это как раз одна из причин цветения водорослей, которую называют ученые?

— Да, в месте, где я нырял, в это время года надлежит было быть около 4 градусов, а оказалось 10, это очень серьезная разница. Такую высокую температуру можно храбро записывать как основную причину цветения, хотя, скорее всего, это совпадение сразу нескольких факторов. В истории Камчатки уже случались массивные алые приливы, но скорее в виде исключения, — раз в несколько десятков лет. Если это случится в следующем году, через год и после еще через год, к сожалению, можно будет говорить о новой тенденции. Сейчас мы это привязываем к аномально теплому сентябрю и августу, отсутствию штормов, что создало отличные условия для развития водорослей, но не факт, что следующий год будет таким же. Хотя все же средняя температура воды у нас поднимается, продвигаясь все дальней на север.

Американское агентство NOAA (National Oceanic and Atmospheric Administration) по наблюдению за климатом и океаном несколько лет назад предупреждало о том, что норд Тихого океана будет больше и больше подвержен красным приливам. Возможно, мы присоединимся к довольно большому числу стран, которые с этими красными приливами взаимодействуют, выработали программу сосуществования, знают, как их предсказывать, при каких условиях они являются, чего от них ждать, когда они становятся опасными.

В мире есть центр мониторинга по наблюдению за цветениями водорослей собираются конференции, спускают научные статьи. Это мировая проблема, с которой работает огромное количество специалистов, просто мы в России с этим утилитарны не сталкивались раньше на бытовом уровне, хотя ученые, конечно же, про красные приливы знают не первый день.

Эксперт РГО объяснил причины экологического бедствия на Камчатке

Интоксикация от алых приливов

— Чем именно опасно цветение водорослей?

— Водоросли вообще-то — неприятные организмы. Они нас обеспечивают кислородом не хуже, чем тропические леса, но порой увеличение их численности приводит к очень печальным последствиям: замору рыбы и аквакультуры. В июле в Ботсване «при загадочных обстоятельствах» погибло 300 слонов. И лишь 21 сентября выяснили причину: они пили воду с сине-зелеными водорослями. В истории огромное количество случаев алых приливов и заморов из-за них. Чаще всего гибель беспозвоночных и донных вызывается кислородным голоданием, а не токсинами, какие выделяют водоросли. Тем не менее, эти токсины бывают настолько специфические, что от них может умереть какой-то один вид рыб и один моллюск — так неоднократно случалось, так, в Японии.

— Показания людей, пострадавших в это время на Камчатке, укладываются в природную версию?

— Да, в самом начале мои теории про водоросли спотыкались о извещения об отравлениях у людей, которые просто гуляли по берегу. Если к серферам, которым было плохо после катания, у меня проблем не было, то симптомы людей на берегу меня смутили. Но когда мы ныряли вечером напротив Халактырского пляжа, я в закатных лучах солнца увидал туман из мелких-мелких брызг. Волны разбиваются друг о друга и о пляж, и создают аэрозоль высотой метров пять, и на ширину в несколько десятков метров.

Тогда я поразмыслил: «Наверное, люди вдыхают эти частицы, и водорастворимые токсины их обжигают». И когда я стал искать доказательство этой версии, первая же строка розыска в Google привела меня на сайт министерства здравоохранения США (HHS, Министерство здравоохранения и социальных служб США), где описано, как можно получить интоксикацию от алых приливов. Первое — купание, занятие активными видами спорта в воде. Второе — гуляя по пляжу и вдыхая тонкие капли воды.

Симптомы, которые описывали серферы, известны и изучены. Просто у нас все поленились посмотреть и поискать симптоматику с привязкой к водорослям. Меня даже насмешило то, насколько все оказалось просто. Это говорит опять же о том, что подавляющее большинство из нас просто не сталкивалось с красными приливами.

Эксперт РГО объяснил причины экологического бедствия на Камчатке

— Скажите, а ученые выдохнули облегченно, когда постигли, что это красный прилив, а не танкер или военный полигон? Или это звоночек перед чем-то еще более тревожным?

— Я к любым загрязнениям отношусь крайне негативно: мы и так с нашим антропогенным воздействием весьма сильно планету напрягаем за счет увеличения численности людей и увеличения площадей агрокультуры, сельского хозяйства, разработкой природных ресурсов, стройкой дорог, пересечением путей миграции животных. Нас очень много, и наша жизнедеятельность уже давит на природу куда вяще допустимого. Если мы к этому «накидываем» техногенные разливы и аварии, то как-то совсем неловко получается.

Ученым увлекательно наблюдать за тем, как после глобальных катастроф вышибается вся экосистема, а потом на ней появляется новая. Скажем, во время пожара погибает безумное число животных, насекомых, эндемичные виды. Но это освобождает площадку для новых видов. Любая большая катастрофа — это двигатель эволюции. Но беда в том, что мы в человечьем масштабе жизни можем этого не увидеть. Загрязнение океана в масштабах тысячелетия не очень сильно повлияет на планету, но в масштабах нашей человечьей жизни это будет кошмарным. Уже сейчас на Бали на некоторых пляжах нельзя зайти в воду, не наступив на какой-нибудь памперс, упаковку от сока или выплеснутую мертвую свинью, непонятно откуда там взявшуюся. Есть сезон, когда на берега выносит такие тонны мусора, что все в ужасе: их убирают сотни человек неделями.

Эксперт РГО объяснил причины экологического бедствия на Камчатке

Даже когда мы разузнаем — как в случае с Камчаткой — что катастрофа вроде бы не техногенная, мы должны понимать, что в конечном итоге она все равно отчасти на нашей совести. Глобальное потепление — это в большенный степени деятельность человека. Надеюсь, в ближайшие 10 лет у правительств всех стран будет основной задачей собственно экология, потому что сейчас наблюдается переломный момент: мы слишком сильно портачим в сторону природы и уже начали получать ответ.

Еще лет 10 назад в глобальное потепление особо никто не веровал, 20 лет назад это воспринималось, как разговоры блаженных. Но сейчас мы в прямом эфире наблюдаем пожар за пожаром, наводнения, изменение климата, аномально теплые года, массовые цветения и уничтожение цельных экосистем. Возможно, через какое-то время мы будем вспоминать 2020 год со словами «а помните, как было спокойно».

Что прикасается обстановки на Камчатке, бить тревогу о массовом вымирании рано: надо смотреть, что будет в следующем году. А пока что люд могут последить за окружающей природой: приезжать на субботники, убирать за собой и, увы, за другими, а еще почитать немного об экологии и биологии, разузнать про рациональное природопользование, изучить современные программы и инициативы — сейчас все это доступно каждому.

Если все мы начнем потихоньку менять собственный образ жизни и отношение к природе, а попутно прививать это своим детям, друзьям и знакомым, это поможет природе куда вяще, чем просто репосты в соцсетях (которые, кстати, тоже нужны).

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *