Говорить — не работать: как активизм вошел в моду

В нашей стране есть тренд к очень бурной деятельности для социально одобряемых и необходимых проектов. Например, борьба с пьянством и за трезвость, против абортов, за полные семьи и так далее. На первый взгляд идеи здравые, разумные и нужные. Но дьявол в мелочах. Борьба, как правило, ведется не с причинами, а со следствием, а соответственно, ни к чему не приводит.

«Ридус» выяснял, почему проще говорить, чем делать, и перейдем ли мы когда-нибудь от имитации бурной деятельности к этой самой бурной деятельности.


Борьба с алкоголем, а не с пьянством

Султан Хамзаев. Пресс-конференция, посвященная результатам первого «Антинаркотического рейтинга регионов — 2018».

© Сергей Савостьянов / ТАСС

Самым ярким примером бурной деятельности можно назвать, пожалуй, попытки снизить пьянство в нашей стране путем бесконечных запретов. Особенно ярко здесь выглядит нынешний депутат Госдумы председатель «Трезвой России» Султан Хамзаев, который не так давно предложил ограничить продажу алкоголя в праздничные дни.

«Алкоголь под Новый год — это фантастический уничтожитель жизни и здоровья наших граждан. Оставлять все на самотек только предпринимателей нельзя, потому что ситуация становится критической. Нужны конкретные механизмы по защите здоровья граждан. Внутри новогодних праздников надо вводить ограничения на продажу алкоголя. Это важно, поскольку некоторые граждане теряют меру», — заявил депутат.

На него, что логично, обрушился шквал критики прежде всего в части того, что ограничение легальной торговли приведет к росту серого рынка и сбыта контрафакта, а это уже совсем другие человеческие жертвы. На прямые вопросы общественности о таких последствиях его инициативы народный избранник ничего внятного ответить не смог.

А между тем наша страна в годы перестройки проходила период сухого закона, и, как известно, одновременно с тем, как государство вводило ограничения одно жестче другого, росло производство контрафакта и суррогата, а вместе с ним — число отравлений и летальных исходов.

Однако по неясным причинам борьба с пьянством строится не на искоренении проблемы как таковой.

Та же история и с пролайферами: никто не выступает за улучшение материального положения людей, создание действенных программ для поддержки семей, все методы сводятся исключительно к запретам, а что там будет дальше с этими людьми, не волнует никого.

Шейминг за болезнь

Алкоголизм.

© Pixabay.com

Как отмечает кандидат философских наук Иван Федоров, все эти общества по борьбе с пьянством по непонятным причинам шельмуют тех, кто употребляет алкоголь. Объективная реальность состоит в том, что есть много людей, у которых нет проблем с алкоголем, а есть и те, кто страдает зависимостью, это больные люди. И тех и других подвергать остракизму по этому поводу глубоко безнравственно.

«Нельзя шеймить больных людей в принципе, вне зависимости от недуга, а алкоголизм — тяжелое заболевание. Нельзя устраивать травлю людей по материальному признаку. Поэтому и методы, построенные именно на идее остракизма людей по какому-то признаку, превращают в профанацию любую, даже самую здравую и благую идею», — говорит Федоров.

По его словам, такой подход к решению сложных проблем — это не более чем самопиар, самопродвижение какого-то конкретного человека или организации. Примеры этого самопиара у нас перед глазами, а вот конкретных результатов нет.

«Те, кто ратует за трезвую страну, высокую рождаемость посредством запрета абортов и прочее, сидят в высоких кабинетах и регулярно говорят громкие слова. Но если попытаться найти примеры их работы и позитивные ее результаты, то окажется, что это не самая простая задача. А вот те же фонды, занимающиеся реальной помощью женщинам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, находятся вне информационного поля ровно потому, что они заняты делом, а не громкими разговорами», — объяснил Федоров.

Почему так происходит

Отсутствие деятельности.

© Pixabay.com

По словам кандидата психологических наук Алены Волиной, в наше время особо ценится креатив. Однако его нередко путают с псевдокреативом. Речь идет о том, что интересная, важная, здравая идея посредством имитаторов бурной деятельности «заговаривается» различными лозунгами, слоганами, красивыми речами, презентациями, а к ее реализации никто даже и не думает приступать. Поэтому обсуждается только информация, а не действие. Его, кстати, за всеми этими речами может вообще не быть. Но есть шумиха, ажиотаж, какое-то движение, и все это отличная дымовая завеса для пустоты.

«Технический прогресс, кстати, способствует созданию бури в стакане воды. Например, можно создавать яркие презентации, различные макеты, видеоролики и в них рассказывать о том, какие благие цели и крутые проекты планируется реализовать. И все это красочно и интересно, а на деле — пшик», — объяснила Волина.

Она привела пример своей знакомой, которая недолгое время работала в престижной на первый взгляд организации. Компания реализовывала масштабный, важный, интересный проект, который должен был улучшить качество жизни людей. Коллектив регулярно проводил различные совещания, а в особо активные дни их было по шесть, делались презентации с внушительными цифрами, проводились бесконечные расчеты — в общем, на непосвященный взгляд работа кипела, а проект выглядел очень масштабно и важно.

«Однако, как отмечает девушка, из-за того, что все дни проводились в совещаниях, брифингах и обсуждениях, сроки претворения в жизнь этапов проекта постоянно сдвигались, существующие проблемы не решались на деле, реальная работа стояла. Моя подруга так и не смогла встроиться в эту систему, потому что в ее жизненной парадигме за словом всегда идет дело, и она ушла. А через какое-то время узнала, что проект закрыли как несостоявшийся», — рассказала Волина.

Но здесь речь идет о бизнесе, где рано или поздно имитация деятельности прекращается, сколько веревочке ни виться. А если деньги уходят безвозвратно, то скоро эта лавочка закроется, а имитаторы бурной деятельности пойдут искать работу. Другой вопрос — государственные структуры с их нескончаемым финансированием, где зарплату платят по большей части за процесс, а не за результат. Здесь, конечно, есть где разгуляться любителям «поговорить».

Кроме того, отмечает кандидат психологических наук, нередко «вирус» имитации бурной деятельности подчиненные подхватывают от руководства. Грубо говоря, если начальник смотрит на то, как работает сотрудник, а не на то, чего он достигает в итоге, то коллектив подстраивается под это.

«Есть расхожая шутка: любую, даже самую простую задачу можно сделать невыполнимой, проведя достаточное количество совещаний. И сейчас она во многом перестает быть шуткой, а становится правдой. Так вот, если руководителю важно, чтобы сотрудники постоянно совещались, что-то обсуждали, перебирали бумаги, писали какие-то служебные записки, то именно это будет мерилом эффективности, пусть это и занимает много времени. Например, одну и ту же задачу можно выполнить спокойно и без лишних движений за четыре часа, а если развить вокруг нее активность, то за 12. Начальник-имитатор сочтет, что те, кто трудился 12 часов, сделали больше, лучше и эффективней, чем те, кто без лишних движений выполнил свою работу. Соответственно, в этом случае имитация бурной деятельности станет девизом компании, в противном случае руководство решит, что человек не работал, а уж какие санкции за это последуют — большой вопрос. Вот поэтому человек лучше возьмет на вооружение этот способ, чем поимеет проблемы на ровном месте», — объяснила Алена Волина.

По ее словам, чтобы не дать себя обмануть громкими речами и лозунгами, нужно уметь смотреть на суть, разбираться в теме, развивать критическое мышление, задавать много вопросов.

«Специалист всегда поймет, кто перед ним — любитель самопиара или эксперт. Для этого ему достаточно задать несколько уточняющих вопросов. Например, если речь идет о планах продаж на будущий год и обещаются какие-то невероятные цифры, то стоит у этого обещающего попросить результаты его работы за прошлый период. И тогда станет ясно, кто перед вами. Конечно, в каждой ситуации свои вопросы, но имитаторы бурной деятельности не любят продумывать детали, им важны широкие, но очень яркие мазки — таким образом они рассчитывают сбить фокус внимания. И часто им это удается», — констатировала эксперт.

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий