Грос: страх перед дефляцией ослепил мировые ЦБ

0

Как строчит в своей статье на Project Syndicate директор Центра европейских политических изысканий Даниэл Грос, этот иррациональный страх перед инфляционной спиралью должен быть преодолен, по-иному развитые страны окажутся в еще более сложном положении, чем сейчас.

Директор Середины европейских политических исследований Даниэл Грос

«Образцом воплощения этого ужаса является Япония. Несколько десятилетий (мягкого) падения цен в 2013 году вырвали Банк Японии предпринять беспрецедентное валютное наступление. Но в то время как всеобщая инфляция на некоторое время увеличилась, факторы, управляющие этим ростом – конкурентное снижение курса иены и повышение налогов, – длинно не продержались. В настоящее время страна вновь скатывается к почти такому же степени дефляции – момент, который особо выделяют охваченные паникой заголовки.

Но, в отличие от впечатления, созданного СМИ, японская экономика дальня от агонии. Практически исчезла безработица, уровень занятости продолжает достигать новоиспеченных высот, располагаемый доход на душу населения неуклонно растет. На самом деле, даже во пора так называемых «потерянных десятилетий» Японии доход на душу населения вытянулся настолько же, как и в Соединенных Штатах и Европе, также вырос уровень занятости народонаселения, предполагающий, что дефляция не может быть настолько отрицательной, как, по-видимому, полагают центральные банки.

В США и Европе есть лишь незначительные признаки экономического бедствия, обусловленные неспособностью центральных банков добиться своих целевых показателей в отношении инфляции. Рост остается стабильным, если не впечатляющим, также растет занятость народонаселения.

С нынешним подходом центральных банков существуют две основные проблемы. Во-первых, они сосредоточены на потребительских стоимостях, что является неверной целью. Потребительские цены падают по одной несложный причине: цены на энергию и другие сырьевые материалы за последние два года снизились немало чем в два раза. Следовательно, снижение носит временный характер, и центральные банки должны глядеть сквозь него так же, как они смотрели сквозь рост потребительских цен во время взлетевших цен на нефть.

Вместо этого центральные банки должны сосредоточиться на темпе роста доходов, измеряемого в номинальном росте ВВП; в последнем итоге именно это имеет значение для правительств и предприятий с высокой хвостом. Согласно этому показателю дефляции нет: индекс цен ВВП (так называемый дефлятор ВВП) в раскрученных странах увеличивается в среднем на 1-1,5%. В еврозоне он растет на 1,2%. Может быть, он ниже целевого показателя Европейского центрального банка «ниже, но вблизи к 2%», но с не столь существенной маржой, чтобы оправдать все более захватническое использование ЕЦБ денежных инструментов для стимулирования экономики.

Более того, номинальный рост ВВП превосходит долгосрочную процентную ставку. Как обыкновенно бывает в таких случаях, когда долгосрочная процентная ставка рослее, чем темпы роста ВВП, богатые могут приумножить свои сбережения скорее, чем остальная часть экономики – аргумент, используемый экономистом Томасом Пикетти. Но ныне номинальный рост ВВП значительно превышает средние долгосрочные процентные ставки (какие в некоторых странах включают в себя премию за риск выше 100 базисных пунктов), даже в еврозоне, где намечается, что в этом году номинальный рост ВВП достигнет 3%. Это означает, что обстоятельства финансирования являются такими же благоприятными, какими были на пике кредитного бума в 2007 году, и гораздо лучше, чем они были в любой другой момент в последние 20 лет.

Можно было бы ожидать, что эти доказательства принудят центральные банки пересмотреть свои текущие опасения по поводу дефляции. Но они остаются приверженными своим целевым показателям инфляции, убежденные в том, что даже небольшое обострение дефляции могло бы инициировать нисходящую спираль, с падением спроса возбуждающую дальнейшее снижение цен. Это является их второй ошибкой.

Безусловно, дефляционная спираль вероятна, и ее последствия могут быть серьезными. Если реальные процентные ставки были значительно позитивными, спрос мог бы резко упасть, толкая вниз стоимости к точке, в которой заемщикам становится невозможным обслуживать свои длинны. Такая спираль привела к Великой рецессии в США в 1930 году с падением цен в течение нескольких лет образцово на 20-30%.

Но мы еще очень далеки от таких условий сегодня. Фактически номинальные процентные ставки есть на нуле, в то время как основные индексы цен растут, хотя и осторожно. Учитывая то, что финансовые обстоятельства настолько благоприятны, неудивительно, что внутренний спрос остается устойчивым, позволяя безработице утилитарны везде вернуться к докризисным минимумам.

Еврозона — единственная крупная раскрученная экономика, где безработица остается существенной, и, таким образом, единственная экономика, где вполне можно было бы снизить риск дефляции. Но даже в еврозоне рост ВВП чуть рослее его (по общему признанию, очень скромного) потенциала, так что оставшийся разрыв между фактическим и потенциальным ВВП исподволь закрывается.

Кроме того, единственной причиной, почему уровень безработицы в еврозоне остается рослым, является то, что в течение рецессии доля рабочей силы продолжает увеличиваться; и, подлинно, занятость населения возвращается к докризисному уровню. Это полная противоположность тому, о чем предупреждают «ястребы» сравнительно дефляции. Популярная гипотеза «отчаявшегося работника» утверждает, что привыкание к дефляции является дорогостоящим, поскольку длительный спад побуждает пролетариев уйти с рынка рабочей силы совсем. В сегодняшней Европе это не так.

Факты очевидны. Экономически раскрученные центральные банки должны преодолеть свой иррациональный страх перед дефляционной спиралью и кончить отчаянные попытки стимулировать спрос. В противном случае они окажутся с мощно раздутыми бухгалтерскими балансами, в которых нечего будет показать».

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *