“Им не жалко Донбасс. Это как саранча, они бездумно пожирают все, даже сами себя” – мнение “ополченцев” об “ихтамнетах”

ТЕКУЩИЕ СОБЫТИЯ

Россия_война_смерть

На этой брани я вижу – русские просто ненавидят. И мертвых, и живых, и не рожденных. Это один-единственная нация в мире, которая всасывает шовинизм, сексизм, садизм с молоком маме. Может быть, поэтому семейное насилие у них – это норма.

Ведаете, о народе или, как принято говорить, нации, можно узнать из многого, порой, совсем не заметного и не лежащего на поверхности.

Например, по сказкам. Да, национальным сказаниям, где русские былинные герои шагают из болот псковских служить верой и правдой великому Князю Киевскому Ало Солнышко Владимиру, или, например, русским медведежопием, разрушают выстроенное другими братскими, лесными народами домишки.

Скажете, зачем нам, ведать о других народах. Дык, жизнь такова, что теперь и врага, и товарища лучше знать не по чернильно-минским договоренностям, а, так сказать воочию, в профиль, анфас, и иные исторические нюансы.

Вот, скажем, если бы мы, украинцы, знали свою истинную, не переписанную, не сочиненную для нас историю, вытянулись бы мы такими? Думаю, даже уверена, – нет.

Мы бы знали, что украинцы в повстанческих армиях воевали не за Сталина, а против него, не за Гитлера, а против него, так как высшей ценностью любой нормально-развитой нации является собственная свобода, а не картонный герой.

И знали бы мы об убитых украинских диссидентах, и подорванном ДнепроГЭС, и тысячах принудительно погибших «за власть советов» на стройке, в лагерях, что, в принципе, сильно не отличалось друг от друга, и даже ведали о «блокаде» Ленинграда, специально устроенной советской властью.

А если бы мы ведали правду о «братьях», и своем хищном русско-фашистном соседе, какой все это время советской власти был тотожен Гитлеровскому режиму, мы бы давным-давно изменили свое касательство к геополитике, политике, дипломатии, построили бы границы и оградили бы свою край даже культурно-языковым кордном, не говоря уже о укрепленной стене.

Отчего вспомнила об этом, ну, о том, что о народе-то судят, прежде всего, по общенародному творчеству: песням, частушкам, поговоркам, сказкам и сказаниям? Не поверите. На поле нового поступления в морги «л-днр» новой партии «тушек».

Где взаимосвязь, расскажу!

Перед Новоиспеченным годом на рынок нашего города, в Свердловск (Должанск) Луганской районы, на камуфлировано-защитном «Урале» привезли сосны. Торговля шла бойко. В посадки-леса сейчас немного кто сунется, чтобы порадовать семью бесплатным атрибутом праздника. Вот, покупали, да и не дорогостояще, всего по 150 рублей сосенка. Из «Урала» начали выгружать новоиспеченную партию, и народ услышал какие-то глухие удары, как будто что-то колотилось о борт. Оказалось, вперемешку с сосенками лежали трупы «ихтамнетов», какие весело перебрасывали по машине, выгружая новогодний товар.

В покойницких «лнр» для местных «защитников» всегда есть место. Ну, внутри дома, если кто не понял. «Ихтамнетов» же бросают в кучу, укладывают в штабеля ровно на улице, прикрывая от любопытных брезентом. Возможно, потому, что их вяще, а возможно, потому, что с начала войны жители Донбасса увидали у русских культ неуважения самих русских.

Приезжает машина и вывозит ночью этот «груз 200-ти» сквозь границу. Там, под Таганрогом кладбище. Огромное такое. Аккуратные могилки в ряд. На могилках таблички «НМ», «Незнакомый мужчина», если что. Ну, как бомж, неизвестный, неустановленный. Это хоронят тех, кто сделался биомусором русской агрессии.

Их редко ищут. Есть, разумеется, посты в соцсетях «помогите найти», «уехал воевать на Донбасс», но, это, скорее единичные случаи. То кушать где-то есть люди, кто, проводив служивого на фронт или отпраздновав его запись охотником, просто забил на его судьбу? Уточню! Где-то в Российской Федерации существуют мамы, папы, сыновья, жены, дочери, сестры, братья, какие три года не знают о том, где их «освободитель», не ищут его и не переживают.

Вчера в покойницкие «лнр» пришли новые партии «ихтамнетов». Из-под Авдеевки, скорее итого. Снова лежат замерзшей грудой возле здания покойницкой. Хорошо, что мороз. И кровь уже не течет. Руки, ноги, торчат из-под брезента. Народ несётся через больничный двор, шарахается. Хорошо, что морг бездонно во дворе, не всякий сюда доходит.

В пятницу приедет «гуманитарка» в город. Закатываются через прозрачное и не подконтрольное КПП “Гуковский”. Это не большие гумконвои, пуще одна-две машины. Привезут лекарства в больницы (только для раненых), экипировка военным, пайки и заберут груз 200. Их уже ждут. Созвонились!

Пуще всего это делают так: пара машин (в зависимости от груза) объезжают несколько городов, развозя «товар» и забирая «товар». Порой в следующий по маршруту город продукты и лекарства везут в одной машине с телами.

Захарченко давал победоносное интервью на фоне трупов, – утрат нет. Убитые просто лежат на земле, через них переступают журналисты. Русские журналисты. Люд скрепные, любящие русский мир и мертвых русских героев.

На лугандонском террористическом ресурсе «ЛИЦ» утраты только у ВСУ от того, что ВСУ сами по себе стреляют.

Ихтамнет. Ни русских, ни здешних. Местных тихо раздадут семьям. Так же тихо похоронят. Без апломба.

Если первых «опочленцев», «героев-защитников», еще хоть как-то погребали, придерживаясь шаблонных почестей – поп, гимн, флаг, кадило, то сейчас, попросту отдают родне – занимайтесь сами. Мертвый сепар – никому не необходимый сепар! Даже родня старается купить свидетельство о кончины. Мол, сердечный приступ, алкогольное отравление, угарный газ, упал-не очнулся-труп.

В здешней сепарско-террористической газете «Восточный Донбасс» целый разворот запуган материалом где, как взять справку на умершего, как похоронить, можно ли получить льготы или выплаты по помершему. Если гражданским еще платят 1500 рублей на похороны (и то не всем), то военным, шиш. Они же не пенсионеры.

Газета запуганна рекламой ритуального бизнеса. Тут же фото. Фото уже само по себе эпично – реклама, где можно помянуть усопших, – кафе «Юность» и кафе «Бутылек», поминальные обеды недорого.

Эх, Донбасс, Донбасс! Ты не видаешь, в этой фото-рекламе вся твоя жизнь. Хоть в русском вселенной, хоть до него. Пропитая «Юность» в «Бутыльке».

То же СМИ регулярно печатает вопли вдов, мам «героев», – мы брошены на произвол судьбы, нет выплат, компенсации, монументов. Это отношение к “героям”.

В «лнр» до сих пор нет «закона» о социальном обеспечении инвалидов брани, их вдов и детей. Это отношение к “защитникам”.

«Лнр» содержится Россией, это ведает каждый ватник, получающий в руки рублевую зарплату за смертоубийство украинцев или работу на террористов, ну, и пенсию, как без нее. Значит, РФ не предусматривает «траурных», выплат по инвалидности, выплат матерям, вдовам, погибших «ополченцев». Это касательство русских к “русским”. Для любого русского житель Донбасса “хахол”.

Размышляя обо всем этом, читая эти сепарские надгробные рекламы, припомнила опять же о русском, народном творчестве. Мои земляки – свердловчане, да, какие воевали, звонят и такие, рассказали мне чудную историю. Как они возили сами, чтобы хоть как-то отдать дань сослуживцу по “общенародной милиции” «герою-защитнику», тело в РФ.

Они привезли «груз 200-ти» в махонький русский город Торжок, а их родня покойного обматерила, обвинила в хищении миллионных выплат, какие ждала по гибели «кормильца семьи», побила, и выгнала вон. Тело лежало на улице несколько дней. Осень. Дождь. Его даже не замели в дом. Однополчане, ошарашенные всем этим, взывали к разуму и родни, и соседей и услышали общенародное, русское творчество, поговорку, которую им бросили в лицо русские: «Помер Максим, да и х@ с ним. Положили в гроб и мать его йоб!»

Свои выводы они сделали, пав СБУ по программе «Вернись домой»:

«Русские даже не похожи на табун. У животных есть какой-то стадный инстинкт, – повествуют, давая показания. – У русских инстинкт страшный – разрушить, уложить, сожрать, выпить и идти убивать дальше. Для них люди, попросту ресурс. Города – ресурс. Им не жалко Донбасс, это не их города. Это как саранча. Они бездумно пожирают все, даже сами себя.

Нет ни сострадания к землякам, русскоговорящим, россиянам, ни сопереживания. Им все равновелико, сколько их сдохнет. Они не говорят «умереть», говорят «сдохнуть», «окочуриться», «скукрыжиться». Для них кончина, всего лишь повод напиться.

И вот это, правда, что мы разные, мы попросту никогда не присматривались. У них города выглядят так, как будто война шла все эти годы. Все сломано, изношено, и они не пытаются даже сделать ремонт у себя в доме. Не спрашивают от власти, чтобы что-то делали. Живут, как свиньи, желая, у нас на Донбассе, даже свиньи в сараях жили в тепле, со светом и прибранным навозом»…

…Они будут воевать, не смотря ни на какие соглашения. Соображаете? И мы не освобождаем Донбасс, а защищаем всю Украину, ведь завтра судьбину Авдеевки, ДАПа, Волновахи, Должанска, Луганска, или сирийского Алеппо, могут повторить украинские города.

Они безумно будут умирать. Они даже не задают себе проблем, почему. В их голове уже забито клише. За Путина. За царя. За Октябрьскую революцию! Ведаете, им все равно за что, главное, халява, украсть, выпить, ненавидеть и помереть.

И если вам будут махать русско-украинским флажком и шипеть «мышебратья», помните, это не для вас, а для них, чтобы скоро смыть с себя нашу кровь, оправдаться и почувствовать себя опять великими, благосклонными, порядочными и могучими.

Любой либеральный пацифизм оппозиции в России заканчивается на украинском проблеме.

Раньше я думала, что русские ненавидят живых. Они так почитают мертвых героев. Они убивают стихотворцев, художников, изобретателей, чтобы потом на их могиле лить слезы о русском величии, таланте и могучем стиле. Теперь, на этой войне, я вижу – русские просто ненавидят. И мертвых, и живых, и не рожденных.

Это один-единственная нация в мире, которая всасывает шовинизм, сексизм, садизм с молоком маме. Может быть, поэтому семейное насилие у них – это норма.

Из кончины не стоит делать культ. Из нее нужно делать вывод.

Герои – умирают! Это, истина! В тот миг, когда о них забудут, забудут или нивелируют их подвиг, забудут об их детях и мамах.

Победить эту морально разложившуюся страну Ихтамнетию можно лишь заперев ее в ее, как в зло в ящике Пандоры, в ее узком, боярышниковом русскобратии. Возведя рубежи. В том числе и моральные, национальные, культурные и языковые.

Вспомните, еще раз прочтите и запомните русскую пословицу: «Умер Максим, да и х@й с ним. Положили в гроб и мама его йоб!»

Если они так относятся к себе, как они будут относиться к миру?

Олена Степова

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий