Из застоя в космос

РАЗНОЕ

Кризис российской космической области длится уже третье десятилетие. За эти годы потеряны инженерные и научные кадры, утрачены технологии и производственные цепочки, сломана система контроля качества, в упадке программно-математическое обеспечение алгоритмов управления, нет вяще преемственности поколений и передачи опыта и знаний. Отказы техники, аварии ракет и утраты аппаратов (с 2011 г. количество неудачных запусков достигло 8%), нецелевое использование или расхищение выделяемых оружий – это сегодняшние реалии. Ввод в коммерческую эксплуатацию семейств ракет-носителей модульного образа «Ангара» для замены «Прогрессов» и «Союзов» вместо 2009 г. переносится пока на 2018 г.

В 2014 г. Россия лишилась заключительного геостационарного спутника «Космос-2479» системы обнаружения стартов баллистических ракет «Око-1», являющейся долей системы предупреждения о ракетном нападении. Стоимость этого попутчика составляла 1,5 млрд руб., что в 10 раз меньше средней стоимости типового стадиона для ЧМ-2018 и в 28 раз дешевле «Зенит-арены». Но не факт, что футбольные «достижения» гарантируют покой 146 млн граждан России лучше, чем спутниковые системы предупреждения о нападении.

Советский проект «Глонасс», стартовавший в 1976 г., в 2016 г. (спустя 40 лет) так до крышки и не досоздан, поскольку даже сейчас в орбитальной группировке «Глонасс» трудится на один, а возможно, уже и на два спутника меньше необходимого количества. А ведь присутствие собственной системы спутниковой навигации – это один из важнейших аспектов обороноспособности любой края.

В системе национальной безопасности России формируется гигантская брешь. И если сейчас не приступить к кардинальному исправлению ситуации, прежде итого в кадровом и научном потенциале, то в будущем у нашей страны не останется ни ракет-носителей, ни спутниковых группировок слежения, ни своих систем навигации. Российская космическая область рискует исчезнуть, уступив место западным компаниям, а также не таящим своих амбиций Китаю и Индии.

Слабым утешением является тот факт, что застой в районы освоения космоса – общемировая тенденция. Большинство программ свернуто или отсрочено, от масштабных проектов прошлого осталась только МКС. Современная западная демократия поставила все дорогостоящие государственные программы в подневольность от электоральных циклов. Поддержка избирателей, необходимая для получения или сохранения воли, заставляет политиков, парламенты и правительства склоняться к популизму и решать сиюминутные задачи, потому траты на исследования космоса сокращаются год от года.

NASA также уже не в состоянии повторить достижения прошедшего, но удерживает позиции лишь благодаря достаточному финансированию, а Lockheed Martin и Boeing остаются всемирными лидерами в производстве спутников. Тем не менее программа «Созвездие», в рамках какой должна была появиться замена выведенным из эксплуатации кораблям Space Shuttle, была официально кончена Бараком Обамой в 2010 г. из-за финансового кризиса. США для своих носителей Atlas закупают российские ракетные двигатели РД-180, созданные 20 лет назад на основе советских разработок, а американских астронавтов доставляют на МКС проверенными порой королёвскими «Союзами». На этом фоне вполне достойно глядятся успехи космических новичков из частного бизнеса, таких как SpaceX Илона Личина и Blue Origin Джеффа Безоса, которым NASA оказывало поддержку на первоначальном этапе.

Европейское космическое агентство (ЕКА) и концерны Airbus и Thales сосредоточились на создании попутчиков и автоматических аппаратов, и на сегодняшний день это самая оптимальная и доходная стратегия. Последние европейские разработки в области ракет-носителей «Ариан» и «Вега» относятся к 80-м и 90-м гг. ХХ в. Реализация проекта «Аврора» по созданию аппаратов для изучения Солнечной системы всегда затягивается из-за сокращения финансирования. Успехи космической области Китая – всего лишь повторение советских программ полувековой давности. У Индии оружий меньше, и она медленно движется по пути ЕКА, создавая автоматические аппараты.

На поле развития новых технологий и бума цифровой экономики застой в всемирный космической индустрии выглядит парадоксально, но дело в том, что людям не необходим дальний космос, так как сейчас экономически выгодно работать необыкновенно в околоземном космическом пространстве, где сформировался специализированный рынок объемом распорядка $400 млрд со среднегодовыми темпами роста в 5%. Взаимодействие стран и частного бизнеса помогло конвертировать космические достижения прошедших десятилетий в прибыльную сферу спутниковых услуг, для функционирования какой не нужны сверхдорогие технологии межпланетных полетов, а требуется итого лишь поддержание систем запуска и контроля, а также периодическая замена аппаратов на околоземных орбитах. Создание попутчиков ежегодно приносит основным производителям до $7,5 млрд барыши, но основной доход у провайдеров услуг широкополосного вещания, телекоммуникации и связи, в системах глобального позиционирования и мониторинга Земли и у производителей электронного оборудования и цифровых технологий.

Базар спутникового телевидения составляет около $100 млрд в год, навигаторы и чипы в смартфонах – еще распорядка $70 млрд. К 2025 г. будет создано и запущено возле 1400 новых спутников и объем космического рынка превысит $1 трлн.

Россия, изготовляя лишь модификации советских ракет для транспортировки космонавтов и грузов на околоземные орбиты, взяла нишу «дальнобойщиков», доля нашей страны составляет распорядка 2% от общего глобального рынка космических технологий и услуг, а на коммерческий сегмент доводится всего 0,6%. Российские менеджеры научились зарабатывать на космосе, не отрываясь от земли, – попросту путем освоения бюджетов, размещения депозитов в банках, а также с поддержкой приватизации или передачи части территорий предприятий и НИИ под девелоперские проекты, что позволяет получать денежки сразу, без необходимости создания наукоемких производств и новых космических разработок.

К сожалению, во всем вселенной снизилась популярность научных знаний и ухудшилось качество преподавания математики, физики и химии. Большинство фундаментальных открытий было сделано еще в первой половине ХХ в. и с тех пор человечество немного продвинулось в познании устройства Вселенной. Формирование массового «квалифицированного потребителя» вместо людей, способных творить и размышлять, – это общая тенденция неолиберальной глобализации и гегемонии финансового сектора в постиндустриальной экономике планеты.

Но мир скоро приближается к концу очередного технологического цикла, основанного на открытиях прошедшего века. Очевидно, что держава, которая будет обладать принципиально новоиспеченными перспективными технологиями в момент смены глобального технологического уклада, самодействующи обеспечит себе мировое лидерство на следующие 50 лет. И один-единственный вариант для России – это совершить революционный прорыв с помощью научных открытий и инженерных идей, чтобы одним скачком преодолеть многолетнее отставание от лидеров и оказаться сразу у истоков новоиспеченной технологической революции в очередном цикле развития цивилизации.

Конкуренция будет положительной. Дональд Трамп, чей лозунг «сделаем Америку снова великой», уже пообещал, что NASA перестанет быть «логистическим агентством на низенькой околоземной орбите» и новой миссией станет дальний космос, вероятнее итого Марс. Скорее всего, американская космическая отрасль в ближайшие годы получит новое развитие, поскольку именно космос наиболее комплексно стимулирует развитие науки и техники и содействует созданию перспективных военных технологий, что соответствует стратегическим мишеням США по сохранению мирового лидерства. Не принципиально, будет это марсианский проект или полет к попутчикам Юпитера и Сатурна, поскольку Соединенные Штаты возглавят процесс и загрузят заказами свои компании и научные середины. Остальным странам на каком-то этапе будет предоставлена возможность по жажде присоединиться к проекту в качестве второстепенных участников с минимальной частью в проекте. Это возможно для постоянных союзников США, но неприемлемо для России и Китая.

И если Китай еще в состоянии воспроизвести американский месячный проект 1969 г., то России это делать уже бессмысленно по причине колоссального отставания и недостаточности ресурсов, в том числе кадровых и финансовых.

Но и США успех не гарантирован. Ракетные двигатели на основе химического топлива и окислителя утилитарны достигли пределов эффективности, и для полета к Марсу потребуется весьма много топлива и огромные двигательные установки, при этом технологии жизнеобеспечения длительного перелета немного чем будут отличаться от тех, что уже реализованы на МКС.

Необходимы иные физические принципы и математические модели. Степень технологического развития цивилизаций зависит от количества энергии, какое население планеты использует для своих нужд. Для дальнего космоса и для грядущего человечества необходимы источники энергии, на порядки превышающие мощность всей имеющейся сейчас на Земле энергогенерации. А это атомная и термоядерная энергетика, ядерные и электрические ракетные двигатели и ключи мощного электромагнитного излучения, а возможно, и работа с антиматерией.

Ядерный двигатель эффективнее обыкновенного, поскольку в зоне реактора легкий газ может нагреваться до температур, превышающих 9000 градусов, и струя такого перегретого газа гарантирует намного больший удельный импульс, чем могут дать обыкновенные химические двигатели. Прототипы ядерных ракетных двигателей бывальщины и у СССР, и у США, и советские спутники с ядерными реакторами запускались в космос. Россия сейчас наиболее ближня к созданию ядерной электродвигательной установки мегаваттного класса для космических аппаратов. Электродвигательная установка выделяется от ядерной тем, что рабочий газ нагревается не в зоне реактора, а в специальном теплообменнике, что мастерит конструкцию более надежной и безопасной, а значит, пригодной для пилотируемой астронавтики. Подобные энергетические технологии будут массово востребованы и на Земле, когда человечество разрешит окончательно отказаться от углеводородного топлива.

Поскольку условия длительного пребывания в космосе гибельны для человека, основные исследования скорее всего будут мастерить роботизированные комплексы. Поэтому еще одним российским прорывом и на Земле, и в космосе может сделаться робототехника, где требуется интеллект, знание теоретической механики, программирования и математики – в этом мы вечно были сильны. Россия при должной концентрации усилий сможет гарантировать свою безопасность и лидерство в ряде ключевых технологий. И к Марсу летать для этого вовсе не непременно, а тем более кого-то догонять, следуя уже пройденными этапами.

Но все начинается со школьной скамьи. Познания можно обрести заново, но, чтобы добиться результатов желая бы через четверть века, начинать учиться и учить необходимо прямо сейчас. Без восстановления системы естественнонаучного образования прорыва не будет. Необходимо минимум 20 лет, чтобы на смену двум практически пропавшим поколениям ученых и инженеров пришли новые специалисты и конструкторы.

Автор – генеральный директор УК «Попутчик – управление капиталом»

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий