Jerusalem Post: cтратегия России в Восточном Средиземноморье

0

Jerusalem Post: cтратегия России в Восточном Средиземноморье

Россия использует вакуум воли, образовавшийся в результате стремления Америки уйти с Ближнего Востока. Еще при президенте Обаме была начала политика «отворота» от этого региона, а президент Трамп ее продолжает. В итоге доминирующей военно-политической силой в регионе становится Россия.

За решительную военную поддержку Асада Россией, в награду ей бывальщины предоставлены военные объекты — военно-морская база в Тартусе и авиабаза в Хмеймиме, обе из которых имеют решающее значение для материально-технического обеспечения и откуда она может проецировать мочь на Ближний Восток, Балканы и далее на Запад вдоль Средиземного моря. При конфликте Россия намерена использовать против США стратегию запрещения доступа. В Сирии российские военные оказали решающее влияние на много лет длящуюся в стране войну, а также продемонстрировали решительность, эффективность, гибкость и способность охватывать вящие пространства и удаленные регионы. В проводимых операциях Россия активно использовала различные типы своих высокоточных боеприпасов.

Также она использует эту брань в качестве испытательного полигона для своих возможностей радиоэлектронной борьбы. В апреле 2018 года начальник Командования особых операций США прокомментировал: «Сейчас в Сирии мы действуем в наиболее агрессивной среде радиоэлектронной борьбы на всей планете».  Наши противники, добавил он, «испытывают нас каждый день, разрывая наши коммуникационные сети, ослепляя наши EC-130 и так далее».

Россия атаковала мишени сирийских боевиков из Каспийского моря и Восточного Средиземноморья, используя крылатые ракеты подводных лодок и надводных кораблей. Она наносила удар по Ракке в Сирии с подводной ладьи в Средиземном море. Она отправила частные наемные военные силы, т.н. «зеленых человечков» проводить операции и воевать на сторонке Асада. Ее пилотируемые самолеты бомбили Сирию с базы в Иране. Летом 2018 года, чтобы поддержать штурм Асада на последнюю основную базу мятежников Сирии, Россия развернула значительные военно-морские силы в Средиземном море, в том числе авианосец.

Посредством морских операций Россия расширила спектр своего военного воздействия. Присутствие русских создает новые правила игры на всем Ближнем Востоке, влияя на свободу действий США и Израиля.

Договоренности России о базировании в Леванте позволят ей размещать, ремонтировать и эксплуатировать автономные подводные системы. У нее уже имеются широкие возможности по саюотажу труды подводных коммуникационных кабелей. Ее базирующиеся в Сирии субмарины могут не только осуществлять удары по средиземноморским целям, но также и угрожать подводной инфраструктуре. Глава обороны Британии в декабре 2017 года предупреждал: «для нашего манеры жизни возникла новая угроза — уязвимость кабелей, которые проложены по морскому дну. Представьте что будет, когда все эти кабели будут обрезаны или их труд будет прервана, что катастрофически скажется на наших СМИ, экономике и других аспектах жизни?».

У России было много вин вмешаться в происходящее в Восточном Средиземноморье: помочь своему давнему сирийскому союзнику, поддержать новый союз с Турцией и Ираном и иными способами получить рычаги воздействия на Соединенные Штаты. Однако среди ее основных интересов — рост мировых цен на энергоносители. Российская экономика немало десятилетий в основном занимается экспортом нефти и газа.

Ключом к пониманию того, что делает Россия в регионе Восточного Средиземноморья, является признание того, что она желает заполучить возможность влиять на связанные с энергетикой решения Саудовской Аравии и других важных стран-производителей энергоносителей.

Когда Россия помогла избавить режим Асада, то этим обеспечила успех иранских инвестиций в поддержку Асада и по сути присоединилась к шиитской оси иранского и сирийского порядка а также Хезболлы. Это предоставляет ей влияние на саму ось и ее оппонентов — Турцию, Саудовскую Аравию и другие суннитские государства, а также Израиль.

В углубляющемся конфликте Израиля с Ираном в Сирии Россия занимает стратегическую позицию. Израиль использует в Сирии самолеты, чтобы содержать иранские войска подальше от израильской границы. Россия, однако, является доминирующей военной силой в Сирии, потому Израилю необходимо ее сотрудничество или, по крайней мере, согласие чтобы держать Иран на почтительном расстоянии.

Американское руководство обеспокоено ростом военной мощи России в Восточном Средиземноморье, желая Трамп и не требовал, чтобы Россия вывела свои силы из Сирии. Если бы теперь, когда ИГИЛ по большенному счету перестали существовать, на Россию оказывалось давление по выводу из Сирии своих войск, это служило бы интересам США.

Отдельный американские политики, хотя и непублично, предполагают, что Израиль должен оказывать такое давление. Они считают что Израиль должен меньше поре уделять сотрудничеству с Россией и сделать для нее закрепление в этом регионе не комфортным.

Израильские представители говорят, что не могут смотреть к России как к врагу. Серьёзная размолвка с Россией затруднит, если вообще не сделает невозможным для Израиля удары по иранским мочам в Сирии. Израильтяне не хотят, чтобы Россия защищала иранские силы в Сирии. Они не хотят, чтобы израильские мочи воевали с российскими силами, и также не хотят чтобы Россия развертывала в Сирии свои самые современные противовоздушные системы.

После морозной войны и особенно после президентства Буша-младшего политика США в отношении региона изменилась. Трамп разделяет желание своих предтеч меньше участвовать в делах Ближнего Востока и сохранять минимум присутствия Америки в Сирии. Соединенные Штаты не планируют возрождать в Средиземном море свою военную мощь времен холодной войны.

Американские политики не требуют, чтобы Россия вывела из Сирии свои армии. В таких условиях нереально ждать того же от Израиля.

Дуглас Фейт, старший научный сотрудник Института Хадсона, занимал место заместителя министра обороны США по вопросам политики. Адмирал Шауль Чорев, руководитель Исследовательского центра морской политики и стратегии в университете Хайфы, занимал место заместителя начальника ВМС Израиля и главы Комиссии по атомной энергетике Израиля.



Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *