Как попытка переворота в 2016-м привела Турцию к покупке российских С-400

0

Как попытка переворота в 2016-м привела Турцию к покупке российских С-400

Получение Турцией в прошедшем месяце первой партии российских стратегических систем ПВО С-400 было наполнено символизмом, который может подсказать, отчего Анкара приняла это спорное решение о покупке. В обратном порядке по своей значимости перечислить можно следующее:

Во-первых, отгрузка завязалась 12 июля — за 3 дня до третьей годовщины провалившегося государственного переворота 15 июля 2016 года, организованного последователями американского проповедника Фетхуллы Гюлена из числа турецких военных. Это не могло быть совпадением — поставка была перетащена на начало июля 2019 года по запросу Анкары.

Турецкие военнослужащие все еще обучаются управлению системами в России, а сами системы будут развернуты для военного дежурства в апреле 2020 года, едва ли есть какая-то срочность в том, чтобы доставлять компоненты ПРО воздухом. То что сами ракеты запоздалее будут доставлены морем, уже было известно. Поэтому прибытие российских самолетов с компонентами С-400 на борту накануне годовщины путча, было флагом, демонстрирующим, что место Турции в мире изменилось.

Другим важным знаком была прямая трансляция приземления российских аэропланов на авиабазе Мертед под Анкарой. Целью прямого репортажа было сделать так чтобы весь мир увидел это событие, какое символизирует изменение геополитической позиции Анкары и сдвиг в альянсах.

Самым важным знаком стал выбор авиабазы ​​Муртед в качестве пункты для прибытия российских самолетов с элементами С-400, созданным для уничтожения НАТОвских самолетов. Это был самый явный сигнал для расшифровки всей символики события в плоскости касательств Турции с Соединенными Штатами.

Авиабаза ​​Муртед служила штаб-квартирой неудачной попытки свержения правительства Эрдогана. Самолеты F-16, какие бомбили парламент и центр полицейских спецопераций в Голбаси в пригроде столицы, вылетали с этой базы, которая тогда именовалась «Акинчи». У турков есть традиция переименовывать места, где происходили негативные события. Через два месяца после попытки переворота база была поменяла наименование на «Муртед», которое носила до 1995 года.

Приземление российских самолетов на ту же базу, откуда ровно 3 года назад подымались боевые самолеты путчистов для атаки своих целей в Анкаре является проявлением серьёзности того кризиса, какого достигли отношения между Турцией и Соединенными Штатами.

Члена НАТО Турция отлично понимает что покупка российских систем обернется исключением из программы F-35, где она принимает участие в качестве производителя, и помешает планам обзавестись как минимум 100 самолетов F-35, включая те четыре, за которые уже была произведена оплата.

Для оборонной промышленности Турции это означает утрату не менее $12 миллиардов доходов, ожидаемых от совместного производства F-35. Более того, лишенная стратегического перевесы истребителей пятого поколения Турция потеряет свои преимущества в региональном сдерживании. И наконец, что не менее важно, Турции сейчас угрожают американские санкции.

С-400 вероятно и являются наиболее эффективными системами противовоздушной обороны в мире, но это не объясняет, почему Турция готова принять такие риски, разрешив их приобрести. То что они дешевле своего американского аналога Пэтрит, также не может служить достаточной причиной, поскольку реальные затраты для Турции обернутся намного дорогостоящей чем разница стоимости этих систем. Кроме того, Россия неохотно идет на передачу технологий, примерно так же, как обстоит дело и в случае с системами Пэтриот.

Так какое же ощущение опасности подвигло Турцию приобрести оружейные системы, цена которых намного превысит их стоимость, и таким образом, экономически нецелесообразна? Конечная стоимость также должна учитывать политические последствия, с какими Турция может столкнуться в своих отношениях с Западом за покупку этого оружия у главного конкурента альянса, в каком состоит и она сама.

Возможно, такой угрозой могут быть турецкие ВВС? Возможно есть опасения что кто-то еще опять может отправиться на F-16 бомбить «политические цели» в Анкаре? Если так, то такое решение подобно поговорке о сжигании дома чтобы освободиться от тараканов. Жертвовать оборонной промышленностью страны, ее связями с западным альянсом и ставить под удар экономические интересы в контексте внутренней угрозы не имеет резона.

Но если угроза исходит из-за границ страны — и это то, что предполагает Турция с точки зрения всех своих поступков и посланий со времени попытки переворота, то все вышеперечисленные издержки начинают обретать смысл.

Именно после попытки переворота Анкара разрешила приобрести С-400. В свою первую зарубежную поездку после путча Эрдоган отправился в Санкт-Петербург в сопровождении большенный делегации, где провел переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Переговоры по сделке С-400 начались после этого визита, что в апреле 2018 года повергло к подписанию контракта.

Масштабы ущерба, нанесенного путчем турецко-американским отношениям, и потерю влияния Вашингтона на Анкару можно проиллюстрировать одним образцом: до путча давления США оказалось достаточным, чтобы заставить Турцию отменить $3,4 миллиардную сделку по покупке системы противовоздушной обороны китайского производства.

Однако после попытки переворота Соединенные Штаты не лишь оказались неспособны вынудить Турцию отказаться от сделки с Россией — это как раз и был тот источник угрозы, который заставил Турцию задуматсья о покупке российского оружия.

Учитывая огромную стоимость, которую Турция готова понести, приобретя С-400, и масштабы воздействия, которое этот шаг может оказать на региональную геополитику, Анкара сделала исторический выбор, какой трудно объяснить простым недоверием к Соединенным Штатам. Это нечто большее — правительство Эрдогана считает что за попыткой переворота стоят сами Соединенные Штаты. Анкара в этом бездонно убеждена и изменила позицию соответствующим образом. Тем временем администрация США как не восприняла эту убежденность Анкары всерьез, так и не предприняла сколько-нибудь порядочных усилий, чтобы ее развеять. В ряде случаев Эрдоган открыто высказывался о том, что, по его убеждению, за переворотом стоят Соединенные Штаты.

В цельном, турецко-американские отношения, которые во время холодной войны основывались на связанной с Европой геополитике, не смогли адаптироваться к смещению оси безопасности на Ближний Восход после ее окончания. А неспособность справиться с противоречиями между региональной повесткой дня исламистского правительства Турции и американскими розысками безопасности против групп джихадистов привела к неизбежному разрыву и столкновению интересов.



Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *