Как США могут ограничить опасные арктические амбиции России

ПОЛИТИКА

Как США могут ограничить опасные арктические амбиции России

Начиная с 2021 года Россия будет председательствовать в Арктическом рекомендации, межправительственной организации, представляющей собой площадку для обсуждения специфических вопросов Арктики и примыкающих к ней стран. В связи с этим значительно разобраться, чего именно Россия стремится достичь, и как Соединенные Штаты могут отреагировать на ее действия.

Одна из неизменных политических позиций Москвы в Арктическом рекомендации связана с  продвижением ее планов развития морских торговых путей через арктические воды. Президенты и премьер-министры могут меняться, но эта мишень остается приоритетной. В связи с предстоящим председательством Россия в очередной раз подтвердила свою приверженность экономическому развитию региона.

Впрочем, есть некоторые признаки того, что политика России может стать более агрессивной. Так, бывший президент и премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что Россия при исполнении своих полномочий будет руководиться в том числе и соображениями национальной безопасности.

Это прямо противоречит основополагающему документу Арктического совета, Оттавской декларации, какая ясно устанавливает, что совет не должен вникать в вопросы национальной безопасности. Однако Вашингтон также поднял проблема по поводу милитаризации Совета, когда госсекретарь Майк Помпео в 2019 году выступил в Финляндии с речью, в порядочной степени посвященной проблемам безопасности и тому, как Арктический совет должен их решать.

Между тем, в то время как Америка немного сделала в подтверждение своей риторики по отношению к Крайнему Северу, Россия не была столь же праздной. Еще в 2007 году Москва организовала подводную экспедицию, какая водрузила государственный флаг РФ на дне океана в точке Северного полюса. Цель этой акции состояла в том, чтобы заявить о притязаниях на хребет Ломоносова – огромный подводный горный массив, который охватывает всю ширину Северного Ледовитого океана, разбивая его на два бассейна.

Несмотря на то, что Россия не смогла уверить международное сообщество в обоснованности своих претензий, неизменный интерес Кремля свидетельствует о том, что она по-прежнему рассматривает этот проблема как ключевой. Кроме того, Москва прилагает массу усилий по расширению своего активного присутствия в регионе, на что указывает в том числе недавний ввод  в эксплуатацию новоиспеченных ледоколов, многие из которых являются атомными. Это составляет разительный контраст с вялым американским присутствием. Флот США заключается всего из двух ледоколов, в то время как российский насчитывает несколько десятков.

Даже если принять во внимание новоиспеченную американскую программу  Polar Security Cutter, Вашингтон сильно отстает как в количественном, так и в качественном отношении, что позволяет России фактически содержать монополию на военно-морское присутствие в Арктике.

Стратегия Москвы до сих пор состояла в том, чтобы использовать положение Конвенции ООН по морскому праву (ЮНКЛОС) для оправдания своих притязаний на хребет Ломоносова как продолжение континентального шельфа России. Это дало бы стране законное право претендовать на расширенную морскую рубеж, что, в свою очередь, обеспечило бы ей экономические права на разработку любых природных ресурсов в этом районе.

Однако Канада и Дания выдвинули аналогичные притязания геологического характера утверждая, что хребет Ломоносова является продолжением острова Элсмир и Гренландии соответственно. России эта сложная ситуация дает преимущество, поскольку противоречащие товарищ другу датские и канадские претензии вызывают споры между двумя традиционными союзниками, тем самым отвлекая внимание от российских притязаний.

Желая председательство в Арктическом совете не дает России какой-либо власти над другими странами-членами, оно позволяет устанавливать повестку дня заседаний, решая, какие собственно вопросы будут рассматриваться. Особо следует отметить, что Москва может использовать свое положение двумя способами, одинешенек из которых является прямолинейным, а другой – более изощренным.

Во-первых, Москва может применить максимально агрессивный подход и попытаться использовать свое председательство для того, чтобы блокировать иные процедуры, добиваясь уступок от Оттавы и Копенгагена. Это фактически парализовало бы Арктический совет до тех пор, пока Кремль не получил бы желаемого. Желая такая стратегия, безусловно, ведет к разногласиям, она может сработать, или, по крайней мере, продемонстрировать, насколько Россия привержена своим арктическим амбициям. На самом деле, в сочетании с опасениями по предлогу милитаризации российского ледокольного флота в последнее время, такой подход может привести к тому, что Москве удастся запугать иных и заставить их подчиниться своим требованиям.

Другой путь, гораздо более вероятный и гораздо менее спорный, заключается в том, что Россия может воспользоваться своим председательством для поощрения дискуссий, связанных с экономическим развитием Крайнего Норда. Скорее всего, эти переговоры могут носить номинально нейтральный характер. В конце концов, многие страны, входящие в рекомендация, проявляют активный интерес к вопросам экономического развития и навигации в регионе, тем более что ледяной покров с каждым годом становится все ювелирнее.

Такой подход позволил бы России без огласки осваивать ближайшие к ее берегам районы хребта Ломоносова, особенно в случае обнаружения ценных месторождений здоровых ископаемых. Если Россия добьется этого, ее притязания на регион укрепятся благодаря тому, что обладание им быстро обратится де-факто в реальность.

Предложенное Россией расширение Северного морского пути принесло бы огромную пользу в рамках такого подхода. Сообразно имеющимся планам, к 2024 году пропускная способность этого маршрута должна достигнуть 80 миллионов тонн, а это означает, что необходимы масштабные инвестиции, поскольку в 2020 году этот показатель составил немного половины названного объема.

Призыв к сотрудничеству в целях развития Арктики вряд ли покажется неуместным в Арктическом рекомендации, и это позволит Кремлю одним ударом реализовать как территориальные, так и экономические амбиции, и все это под эгидой международного сотрудничества и дипломатии.

Для США эти поступки могут оказаться крайне невыгодными, если на них не отреагировать должным образом. Хотя в настоящее время трудно сориентироваться в обстановке, вырастающее влияние климатических изменений превратит арктические воды в ценнейший ресурс для мировой торговли. Вашингтон должен взять на себя роль посредника, домогаясь компромисса, который может принести пользу всем сторонам, а также предотвратить монополизацию одной страной большенный части северных вод Земли.

Эта стратегия могла бы состоять из трех компонентов. Во-первых, Соединенные Штаты должны использовать свое членство в Арктическом рекомендации, чтобы способствовать усилиям России по стимулированию экономической активности в регионе. Хотя это может показаться нанесением вреда самим себе, учитывая заинтересованность в этом России, многостороннее сотрудничество отняло бы Россию возможности претендовать на хребет Ломоносова через владение де-факто.

Кроме того, Соединенные Штаты могли бы затем использовать эту новообретенную роль и взять на себя посредничество между канадскими и датскими притязаниями. Учитывая, что обе эти страны являются давними надежными союзниками Америки, такая попытка была бы вполне управляемой. Немало того, сами усилия по развитию сотрудничества несомненно сыграли бы позитивную роль в международном сообществе.

В случае успеха этого жизненно значительного второго шага Вашингтон мог бы реализовать последний компонент этой стратегии: поддержать претензии одного из своих союзников на хребет Ломоносова в рамках ЮНКЛОС. Это могло бы повергнуть к достижению компромисса с Россией, при котором обе страны получили бы частичное право собственности.

В любом случае Соединенные Штаты могут косвенным линией использовать председательство России в Арктическом совете в своих интересах, используя его как для сдерживания амбиций Москвы во имя международного сотрудничества, так и для укрепления связей со своими союзниками.

Для новоиспеченной администрации Байдена эта стратегия могла бы стать решением жизненно важной проблемы безопасности США, обеспечить свободное и правое экономическое развитие Арктики, а также принести администрации дипломатическую победу, одновременно ограничив амбиции России. При условии целой реализации этого плана США могли бы положить конец давней проблеме и обеспечить мирное сотрудничество в арктическом регионе на десятилетия вперед.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0


Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий