Как строится образ вождя

0

Общение лидера с народонаселением проходит у нас в двух основных масштабных форматах: послание Федеральному собранию и ровная линия. С точки зрения адресности и целевой аудитории форматы отличаются не так сильно, как кажется. Послание – тоже прямая линия, только однобокая. Адрес – аудитория телевизора; собранная в зале «элита» – уже во вторую очередность. Эти люди – не публика, а участники спектакля; их дело кивать головами, строить вдумчивые лики, где надо смеяться и аплодировать.

В прямой линии постановка аудитории тоже присутствует. Поскольку участники специально не обучены, нередко переигрывают, как и министры на оглашении послания. Но это общая проблема: в передаче «Приют комедиантов» тоже непрерывный поставленный наигрыш, хотя там режиссер и профессиональные актеры. Когда сообщают: «Давайте веселиться!» – веселье, как правило, прекращается; изображая повышенную заинтересованность, нередко пропускают смысл.

Тематическая структура всего этого мегатекста удобопонятна: общая идеология и стратегия («философия дня»), внешняя и внутренняя политика, экономика и социальный блок, вводя культуру и науку, текущие проблемы… Но есть и конструкция манеры, структура имиджевых задач, решаемых произносимым текстом (в прямой черты это главное, хотя есть и в послании). По большому счету в этой политической цивилизации имиджмейкер (в самом общем и высоком смысле этого слова) сплошь и рядышком бывает главнее обычного политического консультанта по линейным направлениям и конкретным функциям. И это удобопонятно: на рейтинге держится весь режим.

Итак, набросок структуры имиджа.

Уверенность и контроль. В общении с народом значительно показать, что сомнений в проводимой политике нет и что управляемость остается на недосягаемой вышине. Двойной контроль – над собой и ситуацией, над мыслью и делом. Все идет по плану, даже если план инфернальный и все рушится в тартарары. Значит, это происки неприятелей, мы все предвидели, заранее приготовились, отвечаем адекватно, отсюда обструкция и изоляция, предательство и бегство заключительных союзников, удушающие санкции, экономический кризис и обнищание нищих на поле докапитализации капиталистов. «Вождь не может ошибаться» – и сомневаться тоже! Эманация покои и уверенности оказывает терапевтический эффект, особенно эффективно воздействуя на бедствующих невротиков.

Тотальная осведомленность и ресурс оперативной памяти. Этот нюанс имиджа у нашего руководства излюбленный и индивидуально отработанный. Иногда выступающий начинает плыть от неловких вопросов и необходимости говорить на неприятные темы, но обретает равновесие и контроль над собой, возвращаясь в привычное для себя информационное поле. Тут он имеет возможность щеголять всезнанием – обстоятельствами, фактами и особенно цифрами, демонстрируя нечеловеческую память и безмерный ресурс ручного управления. Этот манер навевает мысли о том, нужны ли вообще при таком президенте политические фигуры в администрации и правительстве. И тут же напрашивается ответ: потому их, собственно, и нет. Последним человеком, способным потянуть собственную позицию, был, представляется, Кудрин; потому и сейчас не забыт, хотя и в других качествах.

Всеобщая точечная попечение, экономика дара, светоч перераспределения. В политическом пиаре это называется «дойти до любого». В ходе прямого общения люди обращаются к главе государства со своими тонкими проблемами, заботами и бедами. Реакция незамедлительна и всегда положительная: платье девочке, девайс мальчишке, билет на елку. Покуда это дети, все понимают, что это игра, но такая не чересчур обременительная игра дорогого стоит.

Возможны и более серьезные решения, принимаемые прямо в ходе общения с народом. Обычно это поручения: решить проблему, взять на контроль, но случаются и прямые реакции, живо напоминающие о присутствии в нашей реальности особого рода «экономики дарования». Культура примитивная, но действенная. Авторитет вождя племени определяется щедротами, какими он одаривает соплеменников. Конкурент пытается эти щедроты перекрыть собственными дарованиями. У нас такая конкуренция исключена на политическом уровне и сведена к минимуму на степени повседневном. Государство устанавливает собственную монополию на благодеяния. А в той мере, в какой «страна – это он», такая монополия оказывается в значительной мере персонифицированной, хотя бы сквозь благодарность посредников, например, в лице деятелей театрального искусства.

Перераспределять бюджет между областями непосредственно в ходе прямого общения с народом не очень получается, но об этом можно рассказать, что тоже значительно в культуре символически значимого дарения.

Геополитическое величие. В ответах на проблемы о международном положении и внешней политике должен проступать образ лидера всемирный державы, общающегося с прочими великими мира сего на равных, если не свысока, с степени своего геополитического, да и просто человеческого хитроумия. Очень помогает имитация диалога: они мне (нам) сообщают, а я (мы) им в ответ… За прямолинейностью, возвышающейся уже и над обычным, хваленым хитроумием, стоит историческая Истина. Нам нечего скрывать и даже незачем кого-то «обыгрывать»: нас уже рассудила сама история. У России опять есть позиция в мире и миссия, которую ей вернул новый мессия. Ресентимент находит свое позволение в геополитическом харрасменте.

Духовный авторитет и хранитель веры. Мораль в законе. В ходе ровного общения с народом удобнее всего демонстрировать непревзойденные моральные качества: открытость, честность, прямолинейность, бескорыстие, почти самопожертвование. Особая тема – кодекс служения – готовность отдать силы и положить жизнь на благо народа и Отечества. Верность истории и традиции, близость к корням. Гордость за Россию, как бы она ни выглядела и что бы в ней ни выходило. Сакральные темы практически не обсуждаются, но стоят за кадром. Сочетание функциональности с внутренними высотами. Носитель идентичности и защитник скреп, хранитель культурного кода.

Природно, все это трудно назвать разговором в обычном смысле слова. Несмотря на море посланий и аналогии с социологическим опросом, скорее это все же монолог, обращенный к населению. Даже «голосом народа» тут говорит тот, кто готовит мероприятие, отбирает вопросы из гигантского массива и распределяет между особыми людьми то, что не всплыло само, но нужно по сценарию. Если по уму, эти вопросы как раз и отбираются так, чтобы в совокупности отбить все лучшие грани светлой личности, ответить на ожидания. Естественно, все заостренные вопросы будут заданы, но в приличной форме и без навязчивых повторений, как это как-то бывало. В итоге беседа доставит ее участникам большое и взаимное наслаждение, почти удовлетворение.

Автор – руководитель Центра исследований идеологических процессов

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *