Как угольные компании борются с аварийностью на шахтах

0

В крышке февраля 2016 г. на шахте «Северная» в Воркуте произошло три взрыва метана, погибли 36 человек. Разом после аварии было объявлено о природном характере катастрофы. Этой точки зрения держались руководство «Северстали», которой принадлежит шахта, и Ростехнадзор. Но родственники потерянных заявляли в соцсетях и на встречах с руководством «Северсталь менеджмента» о намеренном искажении труды датчиков метана в шахтах и требовали найти виновных.

Угледобыча – дело весьма опасное: из 99 шахт в краю к опасным по внезапным выбросам газа относятся 19, а к так называемым сверхкатегорийным – 25 шахт. Крупные аварии случались неоднократно: в 2007 г. прогремели взрывы на шахтах «Ульяновская» (110 потерянных) и «Юбилейная» (39 погибших), в 2010 г. случилась авария на шахте «Распадская» (91 потерянный), а в 2013 г. авария произошла на «Северной» (19 погибших). Всего на российских шахтах за заключительные 12 лет случилось 10 крупных аварий, в которых погиб в всеобщей сложности 391 человек.

«Ведомости» выясняли, какие уроки извлекли из аварий угледобытчики.

Вяще датчиков

По данным «Мечела», затраты компании на промышленную безопасность в кузбасских шахтах за заключительные пять лет составили 900 млн руб. А пресс-служба «Евраза» рассказала, что компания учла задания аварии на шахте «Распадская» и теперь не только контролирует уровень метана с поддержкой датчиков, но и проводит предварительную дегазацию угля до начала добычи. Метан откачивают с поддержкой современного бурового оборудования. В шахтах, кроме того, пытаются предупредить самовозгорание угля, что может сильно повысить концентрацию метана в атмосфере. И наконец, шахтеры ведут постоянную борьбу с угольной пылью, какая тоже может спровоцировать взрыв. По данным пресс-службы, «Евраз» недавно приобрел особое оборудование для этого.

В шахте «Северная», где произошел взрыв, было введено 257 стационарных датчиков, для каждого были определены собственные отклонения от нормы в подневольности от местонахождения.

Компания «Северсталь менеджмент», которой принадлежит шахта «Нордовая», системно вопросами безопасности занялась с 2010 г. Тогда была запущена пропагандистская кампания по соблюдению правил техники безопасности, повествует Андрей Белышев, директор по работе с персоналом компании. Он говорит, что «Северсталь» в 2014–2015 гг. израсходовала на эти мишени 3,9 млрд руб. Николай Павленко, директор по охране труда, производственному контролю и экологии «Воркутаугля» (дочернее предприятие «Северстали», в нем трудятся 6884 человека), рассказывает, что в 2015 г. «Воркутауголь»вложила в промышленную безопасность и охрану труда 1,4 млрд руб.

Человечий фактор

Однако многие не исключают и роль человеческого фактора в событиях на «Нордовой». Дарья Трясухо, дочь погибшего шахтера, опубликовала на своей странице во «В контакте» снимки переносного газоанализатора одного из горняков, спускавшегося в шахту «Северная» 11 февраля. На снимке степень метана – 2,55% при предельно допустимой по инструкции концентрации газа в 2%. «Даже если фото были сделаны в нашей шахте, нам неизвестно, в каком месте лавы были сняты показания», – говорит Павленко. По его словам, шахта «Нордовая» относится к пятой, очень опасной категории шахт, где может выделяться до 80 куб. м метана в минуту. «Если бы стационарные датчики показали превышение концентрации газа, то система самодействующи отключила бы электричество в лаве и всем пришлось бы выйти наверх. Но этого не случилось», – объясняет он.

Добыча растет

За последние 10 лет Россия, по официальным этим, почти вернулась к показателям добычи угля конца 1980 гг. (372 млн т в 2015 г. против 425 млн т, добытых в РСФСР в 1988 г.). А число шахт после начавшейся в 1992 г. реструктуризации угольной отрасли сократилось. Если во другой половине 1990 гг. в России работало 158 шахт, то на начало апреля 2016 г. в России зарегистрировано 99 шахт.

Вячеслав Аксененко, в прошедшем шахтер почти с 20-летним опытом работы на шахтах, а ныне преподаватель учебного середины «Охрана труда и экология» в городе Шахты Ростовской области, сообщает, что не раз сталкивался с тем, что шахтеры заворачивали датчики в фуфайки, когда те начинали пищать из-за превышения концентрации метана в лаве. Прекращать при этом труды никто и не думал. Шахтеры знают, что системы безопасности созданы с вящим запасом прочности. Прибор начинает пищать при концентрации метана в 2%, а взрыв может случиться при 7%.

Белышев рассказал, что компания сразу после аварии провела 42 интервью и опросила 57 человек в фокус-группах в Воркуте. По словам Белышева, сами шахтеры и иные работники подземных служб сказали, что датчики никто не подкручивал и начальство не принуждало их нарушать правила безопасности. Зато работники наземных служб в большей степени готовы были заподозрить шахтеров в нарушениях.

Три уровня

По словам Павленко, служба по охране труда и экологии в «Воркутаугле» насчитывает 29 человек. Контроль безопасности многоуровневый. Раз в месяц в шахту сходят заместитель гендиректора по безопасности и главный механик «Воркутаугля». «Заключительный раз шахта стояла из-за повышенной концентрации метана три дня в 2009 г. Ее запустили в труд только после полной дегазации», – вспоминает Павленко. Гораздо пуще, говорит он, выявляются нарушения, связанные с эксплуатацией механизмов.

Контроль второго степени проводит ежесуточно заместитель главного механика. Он тоже выявляет массу тонких нарушений и дает срок на их устранение. Чаще всего в этих случаях шахта продолжает трудиться в штатном режиме, работы полностью останавливаются, только если преступлены системы, связанные со взрывоопасностью. К концу 2016 г., говорит Павленко, в шахтах будет подключена система ежесменного контроля за оборудованием.

Третий степень – контроль за людьми. По правилам компании работники «Воркутаугля» несут коллективную ответственность за нарушение техники безопасности и сокрытие производственных травм. В таких случаях карают всех свидетелей нарушения, не воспрепятствовавших ему. Только в 2015 г., рассказывает Павленко, на шахте «Нордовая» наказали четырех человек за неисполнение правил безопасности. «При небольших нарушениях караем обычно рублем, делаем замечание и отправляем на инструктаж», – повествует он. При грубых нарушениях людей увольняют, говорит Павленко. Из-за производственных травм шахту останавливают негусто, но работы замедляются и шахтеры рискуют не выполнить план. А от этого напрямую зависит их заработок.

Неподписанная борьба

Представители «Северстали» утверждают, что система оплаты труда составлена таким манером, что шахтерам невыгодно нарушать технику безопасности. По словам Белышева, в посредственном шахтеры «Воркутаугля» зарабатывают 95 600 руб. При этом в IV квартале 2015 г. соотношение беспрерывной и переменной части в зарплате шахтеров составляло 73% к 27%. Если план не выполнен из-за простоя шахты по вину повышенной концентрации метана в воздухе, то шахтеры не теряют в зарплате, так как план составлен уже с учетом вероятных «простоев по газу». Зато если работы остановились по вине команды, премиальная доля сократится. «Ради лишних 5000 руб. никто не будет рисковать существованием», – соглашается Иван Мохначук, председатель Российского профсоюза угольщиков.

В «Северстали» для выявления нарушителей разработана система неподписанных оповещений, рассказывает Белышев. Человек может послать sms об увиденном нарушении, позвонить на горячую черту или на телефон доверия, а также задать вопрос на портале компании. Истина, по словам Павленко, за последний год ни одного анонимного сообщения о нарушениях аэрогазовой защиты из шахты «Нордовая» не поступало. Зато время от времени поступали сообщения о попытках скрыть производственную травму, что в компании тоже почитается грубым нарушением правил безопасности. По словам Аксененко, шахтеры страшатся доносить о нарушениях, чтобы их не уволили. Тем более что устроиться заново на труд по профессии будет сложно – не так уж много в стране шахт, говорит он. По этим пресс-службы, «Северсталь» планирует провести конференцию по безопасности для сотрудников с участием гендиректора «Воркутаугля», а также встречи директоров подразделений с работниками.

Премьер-министр Дмитрий Медведев тем не немного отметил на недавнем совещании о перспективах развития российской угольной индустрии, что трагедия в шахте «Северная» показала: риски смертельного травматизма на российских шахтах так и не ликвидированы. В России до сих пор немало шахт, которые работают в сложных горно-геологических условиях, работникам шахт и вспомогательным горноспасательным командам не хватает профессиональной подготовки, а угольные компании сжали инвестиционные программы из-за ухудшения финансового положения, сказал премьер.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *