Кто и сколько заработает на лекарстве от COVID-19

0

Американская биофармацевтическая компания Gilead наименовала цену препарата «Ремдесивир», который используется для лечения COVID-19. В развитых странах лекарство будет продаваться по 390 долларов за ампулу. Исходя из существующих схем лечения, большинству пациентов требуется пятидневный курс с использованием шести ампул. Получается 2340 долларов на человека.


В отворённом обращении директора компании Дэниэла О’Дэя говорится, что эта цена «намного ниже значимости» препарата, в обычных условиях она была бы гораздо рослее. Gilead специально установила единый тариф, приемлемый для развитых стран с самой низкой покупательной способностью, чтобы избежать затяжных межгосударственных переговоров. В самих США для страны цена будет такой же — 390 долларов за пузырек, а вот для частных страховых компаний — 520 долларов.




В развивающихся краях заключены соглашения с производителями дженериков, чтобы обеспечить лечение по значительно более низкой цене, добавил глава Gilead, однако конкретных цифр не отметил.





В компании утверждают, что «Ремдесивир» — первый противовирусный препарат, который в ходе клинических испытаний показал способность улучшать состояние пациентов. Он сокращает пора выздоровления в среднем на четыре дня. И, например, в США более ранняя выписка из больниц позволяет сэкономить примерно 12 000 долларов на любого пациента.




«Ремдесивир» был создан еще в 2015 году как средство от лихорадки Эбола, но не сумел доказать свою эффективность. Запоздалее появились сведения о его возможной эффективности в борьбе с SARS и MERS. Американские власти 1 мая выдали препарату временное позволение на экстренное применение для лечения госпитализированных больных с тяжелой формой COVID-19, но в целом он остается экспериментальным снадобьем и еще не одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA).




Каждому по возможностям




Кто и сколько заработает на лекарстве от COVID-19

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru




Многие раскрученные страны уже пережили пик заболеваемости COVID-19, сейчас эпидемия там идет на спад. Но для тех пациентов, которые еще остаются в стационаре, стоимость 390 долларов за ампулу в принципе выглядит вполне приемлемой, с учетом их уровня жизни и страховой медицины, какая применяется в большинстве таких государств, считает директор по аналитике RNC Pharma Павел Расщупкин. Для более точной оценки необходимо сопоставить текущие затраты на лечение в местных больницах, добавляет он.




В развитых странах лекарство, безусловно, будет востребовано, поскольку его оплатит страховая медицина, соглашается генеральный директор Компании DSM Group Сергей Шуляк. Но он находит, что Gilead лукавит, говоря о заниженной цене. Себестоимость препарата наверняка в разы меньше, и компания может получить весьма хорошую прибыль на его продаже по заявленной стоимости.




Это обычная бизнес-модель, когда есть острая проблема и есть новоиспеченное лекарство, которое сулит излечение от COVID-19, и на этом можно заработать. И действительно нужно зарабатывать сейчас. После, если появится эффективная вакцина, их препарат не будет пользоваться спросом, — замечает эксперт.




Развивающиеся страны такие стоимости не осилят, и на emerging markets лекарство действительно может заметно подешеветь, полагают эксперты. По словам Расщупкина, не немного чем на 30%.




Для развивающейся страны цена может быть приемлемой, если будет сопоставима со стоимостью текущего лечения в лечебных учреждениях. В этом случае имеется вероятность, что препарат будет закупаться и использоваться. Очевидно, что это будет гораздо меньше, чем для развитых стран, — рассуждает он.




Шуляк допускает, что стоимость Ремдесивира на развивающихся базарах может опуститься и до 100—150 долларов за ампулу, потому что иначе страны могут пойти на принудительное лицензирование и выпуск аналогов этого препарата. И компания будет варьировать стоимости в зависимости от ситуации, чтобы получить хоть какую-то прибыль.




В то же время есть вероятность, что она, несмотря на громкие заявления о стремлении к всеобщей доступности, попросту откажется продавать лекарство в государства, которые не способны за него достаточно заплатить, потому что с коммерческой точки зрения ей это будет попросту невыгодно.




Кто первый «встал», того и рынок




Кто и сколько заработает на лекарстве от COVID-19

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus.ru




В целом пандемия создала будет большой рынок для фармацевтических компаний: миллионы заболевших, еще больше серьезно напуганных граждан, готовых тратить денежки на лекарства. Некоторые компании уже хорошо заработали на тех препаратах, которые использовались для лечения и стабилизации состояний при COVID-19. И в ближайший год еще многие смогут получить неплохую прибыль, прогнозирует Шуляк.




Оценить потенциальный масштаб рынка в цифрах будет сложно, отмечает он, поскольку в разных клиниках, в разных странах используются разные схемы лечения. И спрогнозировать, какое число народа заболеет в последующие месяцы, тоже невозможно. Очевидно одно: тот, кто выйдет на рынок первым, снимет с него основные сливки. И жажда Gilead оказаться в рядах первопроходцев вполне понятно.




Конечно, потом появятся еще производители, и цена начнет снижаться. Пойдут копирования, выходы новоиспеченных вакцин, и с каждым последующим кварталом прибыльность этой позиции будет падать, — поясняет эксперт.




По мнению Расщупкина, коммерческие перспективы ковид-препаратов будут зависеть от их собственных возможностей и развития ситуации с пандемией. Если работать по всем правилам тестирования, в лучшем случае действующее лекарство будет получено не раньше осени, а к этому поре первая волна уже пройдет. Конечно, не исключена вторая, но тогда уже вирус может мутировать, и не факт, что лекарство, какое будет подобрано и протестировано к тому времени, сработает.




Если же препарат будет помогать не только от текущего вируса, но и от его мутаций, и тем немало от других инфекций, вполне возможно, что его применение будет целесообразно и в дальнейшем, соответственно, коммерчески успешно.




Но в текущей ситуации экономические перспективы имеется только в том случае, если компания сможет договориться со всеми странами, где пандемия еще достаточно активна, на реализацию своей продукции, — заключает аналитик.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *