Кто ответит за нашу зарплату

0

Вытянувшаяся в последние годы роль государства порождает противоречивые последствия в экономике и на базаре труда. У работников, которые ограничены в законных способах разрешения трудовых конфликтов, вырастают патерналистские настроения, они требуют ужесточения регулирования и возлагают на государство все вящую ответственность за увольнения и другие негативные явления на рынке труда. У воли возникает дилемма: заставить бизнес решать проблемы работников за собственный счет или разрешить бизнесу сокращения, переложив на него эту ответственность.

Кризис стукнул по доходам и занятости: по данным Росстата, реальная зарплата в 2015 г. сократилась на 9,7%, безработица с апреля 2014 г. по апрель 2016 г. вытянулась с 4 млн до 4,5 млн человек. В процентном соотношении – 5,9% – безработица остается низенькой, чем власть гордится. Но в России безработица исторически микшируется другими методами. Число трудящихся неполный день по соглашению сторон выросло с 665 000 человек в I квартале 2014 г. до 805 700 в I квартале 2016 г., по инициативе работодателя – со 108 600 до 142 700 человек. По этим ИС РАН, доля работников, у которых соблюдаются ключевые трудовые права (официальное оформление, белоснежная зарплата, оплата отпусков и больничных), снизилась с 56 до 47%.

Попытки страны сохранить в предвыборный период занятость при снижении доходов вынуждают бизнес шагать на хитрости: рост переменной части зарплаты, ее задержки (объем невыплат вытянулся с 3 млрд руб. в апреле 2015 г. до 4 млрд в апреле 2016 г.). Граждане плачутся власти на бизнес, проверки создают для бизнеса новые проблемы, порой приводя к прекращению деятельности компаний.

Василий Аникин из НИУ ВШЭ в труду «Интересы личности, государства и общества в массовом восприятии населения» помечает, что в России сложилась «державная» модель взаимоотношений власти и общества. По этим Института социологии РАН, 88% россиян считают, что государство должно отстаивать интересы народа перед интересами личности. В такой модели реализация ущемленных заинтересованностей работника не связана с классовой борьбой, а зависит от власти, которая обещала и должна гарантировать справедливость.

Между тем доля опрошенных, говорящих о росте несправедливости, вытянулась с весны 2014 г. по осень 2015 г. с 25 до 35%. И все чаще работники винят в ухудшении ситуации на базаре труда не работодателей, а власть, которую люди считают ответственной за все.

Ситуация усложняется тем, что легитимных каналов защиты трудовых прав недостаточно. Организация забастовок затруднена, созданию профсоюзов препятствуют работодатели, активисты подвергаются погоням, отмечает Петр Бизюков из Центра социально-трудовых прав. Следствием этого становится рост стихийных протестов. По этим мониторинга ЦСТП, их число выросло с 293 в 2014 г. до 409 в 2015 г., за четыре месяца 2016 г. случилось еще 132.

Нынешний кризис будет способствовать росту самоорганизации работников и способен пошатнуть общественный договор между властью и теми, кто считает ключевой чертой величия державы правда распределения благ. По данным ИС РАН, для 76% россиян сохранение общественного распорядка остается безусловной нормой, но 24% готовы этой нормой поступиться и участвовать в забастовках.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *