Марченко: мировая экономика идет к новому кризису

0

В вселенной накапливаются риски, связанные с непропорциональной ролью банков и финансового сектора. Формально прикрываясь ролью заимодавцев реального сектора, банки фактически продолжают вести игру на глобальных базарах валют и активов в своих интересах. На фоне мощного сопротивления законодательным изменениям со сторонки банковского лобби, в мире складывается ситуация, когда при новом финансовом кризисе возникнет нужда в очередной раз спасать банки за счет средств населения.

Об этом Григорий Марченко заявил в эксклюзивном интервью экономическому обозревателю Алексею Бобровскому в программе «Курс дня» в эфире телеканалу «Россия-24»:

Проблема: На прошлой неделе в мире прошли заседания ряда центральных банков: ФРС и Банка России. На позапрошлой неделе Европейский центробанк свое слово произнёс, запустив новые инструменты, призванные стимулировать европейскую экономику. На ваш взор, есть ли здесь какая-либо тенденция, к чему все это приведет? Имеется ввиду движение центральных банков к негативным ставкам и невозможность повысить ставки со стороны ФРС, как бы они не обещали этого.

Г. Марченко: На мой взор, действия ЕЦБ отчасти стали сюрпризом. Но и то что, ФРС не повысил ставку, также сделалось сюрпризом.

Я бы напомнил, что заявления ФРС рассматриваются очень тщательно, все смотрят на тон заявлений и конкретные заявления. В принципе, ранее они говорили, что будут повышать ставки каждый квартал в течение 2016 года. Но они этого не сделали.

В цельном, я бы отметил, что в мире сохраняется та ситуация, которая возникла после кризиса 2008 года. И никаких линий решения тех проблем, которые привели к кризису 2008 года, пока не отыщи. По-прежнему всю основную работу пытаются сделать центральные банки. Это у них частично получается, частично нет. Я бы отметил, что бывший глава Банка Англии Мервин Кинг недавно ровно заявил: если мы не вернемся к разбору той ситуации, которая привела к кризису 2008 года и не зачислим соответствующих мер, то эта ситуация повторится.

В последние несколько лет многие начали соображать, что повторный кризис неизбежен. Это вопрос времени. Дело в том, что ни одна структурная проблема по-прежнему не разрешена. ЦБ напечатали огромный объем денег и раздали их банкам, более 7 триллионов долларов, из них 4 триллиона долларов в США. Это огромные денежки. С одной стороны, что хорошо, это не привело к инфляции в развитых странах. Но с иной стороны, в реальный сектор экономики эти деньги не попали. Почему? Потому что зодчество мировой финансовой системы является порочной и неправильной.

Мы видим огромный объем каждодневных операций на валютных рынках. Но из них в интересах реальной экономики – меньше 2%. Если посмотреть на балансы британских банках, то в их активах кредиты реальному сектору составляют 3%. А все прочее – это торговля, трейдинговые операции между самими банками и другими финансовыми институтами. Если припомнить марксистскую классификацию – есть базис и есть надстройка. Базис – это реальная экономика, какую должна обслуживать надстройка, реальный сектор. Получилось наоборот. Это весьма большой перекос. В развитых странах сейчас получилось так, что банковский сектор играет с реальной экономикой как с со своей игрушкой, потому что он намного больше. Это классический пример так называемой приватизации доходов и национализации убытков. То кушать когда раз в десять лет происходит какой-то кризис – сразу надо спасать банки. А кого мы, получается, спасаем? 97% финансового сектора трудятся сами на себя и платит себе в хорошие годы большие бонусы. При этом кушать два блока: это вклады населения, которые надо защищать и это платежная система, какую тоже надо защищать. В принципе, в США есть старый закон Гласса – Стиголла. Кушать правила Волкера. Есть рекомендации комиссии Викерса в Великобритании по итогам кризиса. Все сообщают об одном: надо разделять депозитные банки и инвестиционные банки. Но этого не выходит.

В США официально зарегистрированных лоббистов финансового сектора – 2 тысячи человек. В Брюсселе – 1250. Причем в США еще весьма много незарегистрированных лоббистов. И что происходит? Проходят демонстрации, тот же Occupy Wall Street («Захвати Уолл-Стрит»), люд ругаются, люди чувствуют, что все это неправильно и что систему нужно менять. Но в демократических обществах изменения выходят через изменение законов. А когда дело доходит до изменения законов, несколько тысяч неплохо образованных богатых и хорошо оплачиваемых финансовым сектором лоббистов препятствуют этому. Это выходит и у нас в Казахстане, и у вас в России, и в других странах были примеры, когда банковское лобби срывало принятие законов, какие нужны были для развития той же самой финансовой системы или для защиты прав потребителей.

Потому одна из основных задач, которая, на самом деле, еще даже не основы решаться – это реформа финансового сектора, выделение и защита платежной системы и банковских депозитов. Либо сквозь развитие почтово-сберегательной системы, либо через выделение специализированных депозитных банков. А коммерческие банки, если они не будут трудиться со вкладами населения и если они не будут являться основной частью платежной системы – они могут сколько угодно заниматься трейдинговыми операциями, спекулировать, резаться с деривативами и так далее. Но, если с ними что-то происходит – государства не должны их спасать и вызволять.

Банки прекрасно понимают – в случае, если они потеряют роль заимодавцев реального сектора, который по сути, должен быть для них основным, но по факту сейчас воображает лишь небольшую часть от всех проводимых ими операций, – они лишатся защиты со сторонки государства, то, что позволяет им безнаказанно манипулировать активами. Это нужно менять. Несмотря на все рекомендации, и в США, и в еврозоне, и в Великобритании ничего реально не меняется. То кушать на глобальном уровне нам, к сожалению, ничего хорошего ждать не приходится. Центральные банки так и будут раздавать денежки. Эти деньги так и дальше не будут попадать в реальный сектор, потому что коммерческие банки и финансовый сектор будут продолжать решать свои задачи и заниматься всеми этими деривативами и спекуляциями для того, чтобы улучшить свои балансы. И, спозаранку или поздно, будет кризис, который окажется еще хуже, чем в 2008 году. Это соображают уже очень многие. Поэтому в последний год появились рекомендации о том, что в состав диверсифицированного портфеля должны входить аграрные земли, чего раньше не было никогда. Потому что может возникнуть ситуация, когда отпечатанные центральными банками бумажные деньги обесценятся. В Швейцарии банки начали предлагать своим клиентам листы из золота в формате А4, какие разлинованы таким образом, что можно кусочек отломить и в магазине желаешь что-нибудь купить. Поэтому доверие к бумажным деньгам очень мощно упало. На этом фоне появляются все эти инициативы и шум вокруг биткойна. Кроме того, также стоит обратить внимание на инициативу воль по поводу изъятия из обращения крупных банкнот.

Если вспомнить ситуацию после Другой мировой войны, то тогда во многих странах скопились очень вящие объемы государственных долгов – в связи с военными расходами и так далее. Каким манером этот госдолг был сокращен в абсолютных размерах? Были две основные вина. Первая – это быстрые темпы экономического роста в 1950–1960-е годы. А вторая заключалась в том, что были сильно зарегулированная финансовая система и деньги, которые были в пенсионных фондах, страховых компаниях – их можно было вкладывать лишь в государственные ценные бумаги. Темпы годовой инфляции составляли 4%, доходность по государственным ценным бумагам – 2%. Реальная доходность, таким манером, была отрицательной, минус 2%. Но номинальная доходность была позитивной. И таким образом, бремя государственного долга за 25 лет удалось снизить.

Сейчас в вселенной темпы инфляции низкие, темпы экономического роста тоже низенькие. Что делать? Теперь вот придумали этот вариант с отрицательной доходностью. По счетам коммерческих банков в ЕЦБ негативную ставку снизили до минус 0,4%. То есть банки уже 11 раскрученных стран начали выпускать корпоративные облигации с отрицательной доходность. Удобопонятно, что человек, у которого есть выбор – или вкладывать деньги в инструментах с негативной доходностью, или держать деньги в наличных, где доходность хотя бы 0% – он будет содержать деньги в наличных. И для того, чтобы людям этого не позволить – завязались все эти разнообразные инициативы по поводу того, что крупными банкнотами пользуются лишь преступники, наркодилеры и «русская мафия». И, соответственно, из обращения их нужно изъять.

По сути выговор идет о том, что идут попытки выстроить такую же схему, которая им помогла снизить долг в 1950–1960-е годы. Но сейчас поскольку номинальная доходность по активами ниже, чем тогда, доводится работать с номинальной отрицательной доходностью. То есть если у вас номинальная доходность по инструментами минус 1%, при темпах инфляции в 1% – вы получаете в сумме те же самые минус 2%, какие позволят снизить задолженность перед населением и перед институтами.

Потому никаких проблем власти не решили. И ожидать того, что они смогут их разрешить, к сожалению не приходится. Центральные банки, в принципе, уже сделали все от них зависящее, а структурные реформы должны коротать политики. Но правительство США, стран Европы и Японии структурных реформ пока не прочертили.

Жизнь она все равно развивается. И в этом смысле эту ситуацию описывает принцип, какой был описан еще древними греками – это отрицание отрицания. То есть та финансовая система, какая была создана после ликвидации Бреттон-Вудской системы, то есть золотого стандарта и после после реформ в США и Великобритании в 1980-е годы, которая привела к доминированию финансового сектора над реальным – эта система должна быть перестроена. И мы опять же, сообщая о механизме отрицания отрицания, должны вернуться на новом уровне в 1930–1940-е годы и прочертить разделение: выделить платежную систему и депозиты населения, и защитить их от вероятного ущерба и от спекуляций тех самых финансовых институтов, в ведении которых они сейчас есть.

И понятно, что финансовые институты – они без боя не сдадутся. Я перечислил рекомендации всех этих комиссий, многоуважаемых людей. Все попытки реформ – они просто не исполняются. Потому что рекомендация комиссии – это одно, а принятие директивы на степени Европейского союза или изменение законов в США – для этого необходимо победить несколько тысяч весьма квалифицированных лоббистов. И пока все это остается на уровне эмоций, движений Occupy Wall Street или Occupy Central в Гонконге, иных демонстраций, и попыток обойти эту финансовую систему либо через криптовалюты, либо сквозь покупку сельскохозяйственных земель, либо через покупку золота.

Стоит добавить, что прогноз о возвращении в 1930–1940-е годы звучит будет зловеще – с учетом параллелей в мировой экономике между нынешней ситуацией, какая сложилась после кризиса 2008 г., и довоенным десятилетием, когда после серии финансовых кризисов многие раскрученные страны оказались в затяжной рецессии, окончательно выйти из которой они смогли лишь после Второй мировой войны

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *