Минфин допускает рост дефицита бюджета до 4% ВВП при низких ценах на нефть

0

Сейчас стоимость на нефть около $32, а значит, дефицит будет около 4%, но не больше», – заявил на Биржевом форуме министр финансов Антон Силуанов. В послании Федеральному собранию президент Владимир Путин ограничил предельный степень дефицита бюджета 3% ВВП плюс расходы на поддержку ВЭБа (одобрено 150 млрд руб. из «президентского» резерва). Ранее Минфин сообщал, что бюджет, сверстанный исходя из $50/барр., уложится в дефицит 3% и при $40. Эту стоимость Минэкономразвития и заложило в проект макроэкономического прогноза на 2016 г.

Аналитики Morgan Stanley именовали нефтяные ожидания российских властей оптимистичными. По прогнозу МВФ, нефть марки Brent в 2016 г. будет стоить $34,75/барр. и подорожает до $40,99 в 2017 г. Прогноз Всемирного банка – возле $37 в 2016 г. Средняя цена российской нефти Urals – $32 с основы года, сказал Силуанов. Даже при цене нефти $40–42 дефицит бюджета будет возле 5% ВВП, поспорил экс-министр финансов Алексей Кудрин со своим бывшим замом Силуановым, плановое сокращение расходов бюджета повергнет к дефициту в 4,7–4,8%.

За дефицит приходится дорого платить, сказал Силуанов, резервный фонд не нескончаем. Долг очень дорогой – под 9–10% годовых. «И если мы будем дальней продолжать его наращивать, то стоимость этого долга сокращаться не будет, с одной сторонки, а с другой стороны, мы сможем брать этот долг все короче и куцей. И если утрировать ситуацию, то можно дойти до ГКО», – опасается он.

Силуанов заявил о намерении сокращать дефицит бюджета на 1% ВВП в год и сохранить номинальный степень расходов, но не уточнил, какими именно методами планирует этого добиться. Компании не уверены, «как экономические воли будут действовать при таком уровне дефицита бюджета, будут ли повышать налоги», сообщает он. По подсчетам Morgan Stanley, дефицит бюджета при среднегодовой цене нефти в $35/барр. будет 5,1% ВВП, а с учетом мер по сокращению расходов и вероятного повышения доходов – 4,2%. Чтобы закрыть дополнительную дыру, можно нарастить внутренние займы на 100 млрд руб., потратить добавочно 500 млрд руб. из резервного фонда, приватизация даст еще 300 млрд руб., высчитали аналитики инвестбанка в феврале.

Правительство не объявило, как собирается балансировать бюджет в среднесрочной перспективе, говорилось в мартовском обозренье аналитиков «ВТБ капитала»: не известно, как оно будет повышать доходы, сокращать затраты и реформировать пенсионную систему. В неопределенности бюджетной политики правительство укоряет и ЦБ: это один из факторов, мешающих снижать ставку. Остро необходима разработка программы, какая позволила бы сбалансировать бюджетную систему в среднесрочной перспективе, подчеркивала ранее председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, без этого бюджет будет ключом рисков и для экономики, и для денежно-кредитной политики.

«Макроэкономической политикой можно сломать экономику, довести ее до коллапса, а вот что-то поменять радикально нельзя», – сообщал на Биржевом форуме президент Альфа-банка Петр Авен. Главное – институциональная окружение, улучшение конкуренции. Люди не берут денег не потому, что ставка рослая, а потому, что не верят в будущее, считает он.

При цене на нефть около $40 можно выйти на 3%-ный дефицит точечными мерами, но если стоимость будет ниже, удержать планку будет сложно: все инструменты уже почти избраны, говорит высокопоставленный чиновник. «Основные опции правительства – сокращение расходов и повышение налогов, но сокращать затраты дальше не получится – бюджет и так выжали; повышать налоги можно неужели что на нефтяную отрасль – но и тут собрать можно не более 100 млрд руб.», – объясняет он. Остается развилка: либо применять нестандартные меры вроде эмиссии или неформального регулирования курса, либо допустить дефицит рослее 3%, который частично покрывается приватизацией, перечисляет чиновник. Крайний вариант – нарастить расходование резервного фонда. Такая опция обсуждается, но финального решения нет, «к выборам мы и так подходим с весьма маленькими резервами», констатирует он.

Правительство фактически приняло решение перетащить пересмотр бюджета на осень, указывает Владимир Тихомиров из БКС: Минфин уже придерживает доля бюджетных расходов там, где это возможно, секвестируя бюджет без юридического оформления. «Так они скорее итого и будут поступать, надеясь, что отрастет нефть и не будет крайней нужды залезать в резервные фонды», – полагает он.

Неопределенность затрагивает порядочную часть экономических агентов и населения, которые являются получателями бюджетных оружий, подчеркивает Тихомиров. Ее снижению может способствовать повышение эффективности коммуникации, полагают аналитики «ВТБ капитала», отворённая дискуссия по бюджетной политике необходима и важно, чтобы она укладывалась в сдавленные временные рамки.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *