Мошенничество — не экономическое преступление

0

Президент Владимир Путин вновь заявил о нужды либерализации уголовного законодательства в экономической сфере, анонсировав соответствующие исправления в Уголовный кодекс (УК). Давать оценку еще даже не существующему законопроекту, представлялось бы, дело неблагодарное, но опыт предыдущих изменений, внесенных в наш многострадальный УК РФ, указывает, что в данном случае чем раньше, тем лучше.

Следует отметить, что сама по себе идея либерализации уголовного закона в экономической сфере весьма даже полезная и нужная. Думается, что чем ближе мы будем приближаться к базарным отношениям, тем меньше должна быть роль уголовного права в сфере охраны экономических касательств; рынок самостоятельно должен вытеснять вредные для него процессы. Потому идея либерализации уголовного закона имеет право на существование. Тем немало не секрет, что уголовное право и уголовная юстиция часто используются в России как элемент конкурентной войны. Соответственно, чем меньше будет потенциальных рычагов давления, тем более независимым будет чувствовать себя бизнес.

Так что же, собственно говоря, не так?

Во-первых, сроки принятия исправлений в УК РФ. Государственной думе предлагают уложиться в срок до окончания ее полносилый, т. е. до озари. Любой ученый и серьезный практик, занимающийся вопросами уголовного права, в ответ на проблема: «Можно ли подготовить качественный законопроект за несколько месяцев?» – отзовётся: «Нет». Опыт последних нескольких лет, когда на скорую руку принимались изменения в УК РФ, это лишь подтверждает. Было внесено бесчисленное количество изменений, криминализированы новоиспеченные деяния, декриминализованы уже существовавшие, и лишь единицы из этих изменений подлинно являются удачными. Для создания хорошего законопроекта нужно время, а его депутатам не подают. А значит, в только что измененный уголовный закон придется вносить новоиспеченные изменения и т. д. по кругу. В конечном итоге эффективность либерализации УК ставится под положительное сомнение.

Во-вторых, одним из ключевых вопросов в новой волне либерализации является инициатива о возвращении в УК РФ статьи, устанавливающей немного строгую («привилегированную») ответственность за мошенничество для предпринимателей. Предыдущий вариант этой нормы (статья 159.4 УК РФ «Мошенство в сфере предпринимательской деятельности») утратил юридическую силу в связи с принятием постановления Конституционного корабля РФ от 11.12.2014 № 32, который признал норму не соответствующей Конституции РФ. Сейчас предпринимательские сообщества весьма просят эту статью вернуть.

Предприниматели хотели бы иметь определенные преимущества в части уголовной ответственности за мошенничество, если оно совершено в предпринимательской сфере. Возникает несложный вопрос: а почему эти привилегии должны быть? Ответ, который слышится пуще всего: предприниматели боятся «случайно» быть привлеченными к уголовной ответственности в процессе предпринимательской деятельности. Подобный аргумент весьма неубедителен. Нужно понимать, что мошенничество не является в целой мере экономическим преступлением, оно относится к преступлениям против собственности и имеет существенные отличия с экономическими преступлениями. Причем эти различия таковы, что совершить мошенничество невзначай практически невозможно.

Например, предприниматель взял банковский кредит, предоставив подложные документы: в первом случае – с мишенью ведения предпринимательской деятельности (для расширения бизнеса), а во втором – чтобы сбежать с этими денежками в теплые страны. Кредиты возвращены не были. Ущерб для банка и в том и в товарищем случае одинаков, а вот цели различны. И если первый случай напрямую связан с экономической деятельностью, то другой является чистым хищением; первый случай – это незаконное получение кредита (статья 176 УК РФ), необыкновенно экономическое преступление, а второй – мошенничество.

Еще один пример. Предприниматель по соглашению поставки получил предоплату в 50 млн руб., но в первом случае забрал денежки и скрылся, а во втором не смог исполнить обязательство по экономическим причинам. Другой случай, как правило, не предусматривает уголовной ответственности, а вот первый – это мошенничество.

Эти образцы показывают, с одной стороны, что невозможно совершить мошенничество в сфере предпринимательства по промаху, а с другой – что эти преступления не несут в себе признаков, позволяющих признать мошенство в сфере предпринимательства менее общественно опасным, чем обычное мошенничество. Не совершенно понятно, почему действия таких «предпринимателей» менее общественно опасны, чем, произнесём, цыганки-гадалки или похитителя мобильного телефона.

И наконец, в-третьих, в новых предложениях по изменению УК нет ничего об ответственности юридических лиц за экономические правонарушения в России. Отсутствие этого института уголовного права напрямую воздействует на возможность возвращения денежных средств, утраченных в результате преступлений, в том числе оружий, похищенных у государства. В последние годы введение уголовной ответственности юридических лиц деятельно обсуждалось, даже было предложено несколько законопроектов. Сейчас этот проблема несколько завис, но думается, что без введения уголовной ответственности юридических лиц за экономические правонарушения невозможно построение прогрессивной системы уголовного законодательства в сфере охраны экономических касательств.

Автор – научный сотрудник Университета Турина

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *