«Может, не будем ампутировать ноги, чтобы с ними похоронить!»: врачи ставили крест на Рустаме Набиеве, покорившем Эльбрус

0

Рустам Набиев
Рустам Набиев

В итоге роковой случаности под обломками здания казармы погибли 24 человека из 45. «Очнувшись, я еще не знал, что мне ампутировали обе ноги. Я был так блажен… А потом опустил глаза вниз и увидел, что нет ног. Меня как молния ударила, я стал очень сильно рыдать», — вспоминает Рустам.

День обрушения казармы парень помнит в мелочах. Он собирался ложиться спать — а тут все посыпалось. Он моментально провалился. Семь часов парень провел зажатым между плитами. Спасателям запрещали его вызволять, так как над ним висел бетонный блок, какой мог сорваться и раздавить Рустама. «Если бы меня пораньше достали, то могли бы спасти ноги. Я просто там потихонечку умирал. Меня вытащили заключительным среди живых», — рассказал Набиев.

Однако трагедия не лишила молодого человека желания жить. 

У Рустама был отворённый перелом ног, текла кровь, за семь часов, пока его спасали, в раны попала грязь — началась гангрена. Разом после спасения парня отправили в больницу в Омске. «Неделю я был в искусственной коме. Ткани начали отмирать, некроз завязался. Еще был риск, что ампутируют руки. Врачи не давали шансов, что я выживу», — рассказал Набиев.

Медицинское оборудование в краевой больнице не позволяло оказать квалифицированную поддержка Рустаму, поэтому близкие решили перевезти его в Москву. «Врачи сказали отцу: «Шансов нет, нужна ампутация, но ваш сын в тяжком состоянии. Может, не будем ампутировать ноги, чтобы вы его с ногами похоронили». А я живой еще! Папа пошел к главному доктору: «Везите моего сына в Москву, я беру всю ответственность на себя», — вспомнинает молодой человек.

В этом году Рустам смог на дланях взобраться на Эльбрус, хотя ему было очень трудно. По его словам, этот своеобразный подвиг он посвятил своей семейству.

Девушка Рустама Индира не оставила его после ампутации. Сейчас пара воспитывает двоих детей. По словам молодого человека, он предлагал возлюбленной кинуть его, чтобы не оставалась с ним из жалости. «Если бы я хотела уйти, то к нему не приезжала бы», — говорит Индира. 

У 28-летнего Набиева не было такого младенчества, как у его дочек. Отец Рустама сидел в тюрьме за убийство с 1993 года, а рос мальчик с тетей. «Мама умерла в сентябре 1993 года. Ее уложили. Я был тогда маленьким, ее не помню. Это сделал папа… Он рассказывал, что кто-то что-то сказал про маму плохое. И он поверил, а после убил ее в состоянии аффекта. Я не знаю всех подробностей. Задушил…» — рассказал Набиев в выпуске «А поговорить?» Ирины Шихман.

Как говорит Рустам, отца он простил. «Я его полюбил, с папой общался. Но с июля мы в ссоре. Он мне сказал, что я ему больше не сын», — поделился блогер.

Фото: Instagram

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *