Народное единство: как далеко Лукашенко зайдет в своей поддержке России

Президент Белоруссии Александр Лукашенко в начале октября на совещании по вопросам военной безопасности уверенно заявил о том, что страна принимает участие в специальной военной операции России на Украине. 

«Что касается нашего участия в специальной военной операции в Украине, мы участвуем там. Мы этого не прячем. Но мы никого не убиваем. Мы никуда не посылаем своих военных. Мы не нарушаем свои обязательства», — сказал Лукашенко.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко © kremlin.ru

Участие Белоруссии в спецоперации он охарактеризовал как гуманитарное. «Да, мы лечим людей, если нужно. Да, мы кормим людей. И не только россиян. Мы больше всего кормим тех беженцев, нищих, бедных людей, которые по 400–500 человек за сутки прибывают к нам из Украины. Ну как их не накормить, как их не лечить?! Вот такое наше участие в этой военной операции. Другого нет и не будет», — пояснил Лукашенко.

С начала спецоперации Лукашенко неоднократно заявлял о том, что Белоруссия не будет принимать участия в украинских событиях посредством вовлечения в него армии страны.

«Мы не собираемся принимать участие в специальной операции Вооруженных сил Российской Федерации в Украине. Потому что в этом нет никакой необходимости. У России есть «все, что Беларусь могла и может предложить», — подчеркнул Лукашенко в мае в интервью Associated Press.

Военный обозреватель Ирина Альшаева разбиралась, какое стратегическое значение в спецоперации России на Украине имеет территория Белоруссии, какие угрозы для себя она считает реальными и в чем заключается взаимная выгода оборонного партнерства республики и России.

«Антология» дружбы

После госпереворота на Украине в 2014 году и вхождения в состав России Крыма посредством референдума, Минск занял неоднозначную позицию в отношение Киева. Лукашенко заявил о поддержке территориальной целостности Украины, но не одобрил международные документы, осуждающие действия России в Крыму — большинство стран-членов ООН не признали присоединение Крыма к России.

Вооруженный конфликт на Донбассе © Лев Бубнов/коллаж/Ridus.ru

С началом вооруженного конфликта в 2014 году на востоке Украины, Белоруссия предоставила свою территорию для переговоров представителей Украины, ОБСЕ, России, ДНР и ЛНР. Интересен тот факт, что мировые СМИ описывали происходящее на Донбассе последние восемь лет не как «геноцид республик киевским режимом», а как «войну России против Украины». Россия, все это время оказывая гуманитарную помощь ЛНР и ДНР, о которой заявлялось открыто, неоднократно отрицала участие своих войск в конфликте в этот период.

Согласно заключению Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), изучающего поставки вооружений в мире, Донбасс получил от России с 2014 по 2016 годы «основные виды вооружений»: танки и другую бронетехнику, противотанковое вооружение и зенитные ракеты. Согласно данным телеканала «Россия-1» за 2017 год, на вооружении ДНР стояли более 700 танков, что в три раза превышало количество танков в Вооруженных силах Украины. Пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков заявлял, что не знает, откуда у ДНР эти танки, отмечая, что «естественно, не от России».

Белоруссия в это время пыталась улучшить отношения с Западом и сохранить нейтралитет с Россией по части происходящего на Донбассе.  Отношения России и Белоруссии осложнились в 2020 году — перед президентскими выборами в республике.  Тогда Лукашенко обвинял Кремль в попытках дестабилизировать ситуацию в стране, в частности, российских олигархов, которые, по его словам, «пытаются повлиять на президентские выборы в Белоруссии». Песков заявлял, что Лукашенко не представил аргументов вмешательства в них России.

Кризис на польско-белорусской границе © Михаил Салтыков/коллаж/Ridus.ru

По итогам выборов США и Евросоюз отказались признавать Лукашенко легитимно избранным президентом, а Россия, напротив, одной из первых признала его в этой должности. На этом фоне отношения Белоруссии и России потеплели, чего не произошло в отношениях Белоруссии с Западом — их усугубили инцидент с посадкой «заминированного» Boeing 737 в Минске в мае 2021 года и миграционный кризис на границе Белоруссии и ЕС.

Также Белоруссия резко изменила политику относительно Украины. В начале Донбасских событий Лукашенко говорил, что «Беларусь не создаст проблем Украине», однако, в ноябре 2021 года он заявил, что «если опять развяжут войнушку в Донбассе или где-то на границе с Россией, Беларусь в стороне не останется. И ясно, на чьей она будет стороне».

Учения как упреждение

Войнушку развязали, вернее, продолжили — будто по предсказанию Лукашенко, в этот конфликт оказалась втянутой Россия. И белорусский лидер не измени своим словам: накануне спецоперации именно на территории Белоруссии с 10 по 20 февраля развернулись российско-белорусские учения «Союзная решимость — 2022». Чем не вовлеченность республики в события, пусть и опосредованная?

Российско-белорусские учения «Союзная решимость — 2022» © mil.ru

Дальше — больше.  Лукашенко на совещании с членами Совета безопасности и руководством Совета министров 1 марта заявил, что они были «специально спланированы в ответ на крепнущие внешние угрозы».

«Что здесь нового? Мы видим напряжение — решили проверить с президентом России Владимиром Путиным наши силы. Учения были призваны подтвердить прочность отношений двух стран, решительность в отстаивании своих национальных интересов», — сказал Лукашенко.

Какие «внешние угрозы» имел ввиду Лукашенко? По его словам, накануне учений усилились провокации на границе Белоруссии: только с ноября по январь украинскими воздушными средствами воздушное пространство страны было нарушено трижды, «не говоря о Западе».

«У западных соседей кратно увеличились мероприятия оперативно-боевой подготовки с отработкой задач отнюдь не оборонительного характера, как нам пытались внушить, а именно наступательных действий. Воздушная разведка вдоль белорусских границ велась с интенсивностью 15–20 полетов в неделю явно в целях вскрытия системы ПВО и оценки наших возможностей. Мы также видели, как активно проводилась подготовка военной инфраструктуры — аэродромов, портов, баз хранения — к приему крупных группировок войск», — сказал Лукашенко.

Он отметил, что ЕС значительно упростил передвижение иностранных войск по своим территориям — принял «военный „шенген“», а под видом решения проблемы миграционного кризиса в сопредельных странах создали группировку войск численностью более 30 000 человек якобы для прикрытия от незаконного пересечения со стороны мигрантов.

«Украина подтянула к нашей границе на первоначальном этапе более 6000 человек. ВСУ затеяли операцию „Полесье“ для подготовки своих войск для действий на белорусском направлении, для этого же стали вооружать националистические формирования. Потом вдоль своих северных западных и восточных границ — от Львова до Одессы — они развернули учения „Метель-2022“ с привлечением еще около 30 000 человек. И все это на фоне информационной истерии, надуманных обвинений в агрессии со стороны Белоруссии. В совокупности эти факты указывали на возможную подготовку Запада к агрессии против Белоруссии и России», — заявил Лукашенко.

Украинский солдат © flickr.com

По данным белорусской разведки, по завершении учений, уже когда российские войска стали отбывать в части дислокации, США привели в готовность к переброске в Европу восьмитысячную группировку войск, две тысячи бойцов из которой прибыли к белорусской границе 20 февраля.

Лукашенко в сложившейся обстановке попросил Путина оставить часть сил для прикрытия Гомельского направления. «Были оставлены несколько самолетов и вертолетов и подразделения, дислоцированные на направлении Мозырь — Гомель с выходом на Чернобыль, около десяти тысяч. На нашей границе с Украиной было в два раза больше», — сказал он.

По словам Лукашенко, 23 февраля белорусская разведка обнаружила, что к границам страны подтянуты несколько ракетных дивизионов, изготовившихся для нанесения удара по российским войскам в районах сосредоточения на территории Белоруссии. По тем, которые Россия оставила для прикрытия Гомельского направления.

«Одновременно с объявлением решения о проведении операции, Россией был нанесен упреждающий удар по этим тяжелым вооружениям, чтобы предотвратить свои потери и воздействие на Белоруссию. Если бы этого не сделали, эти ракеты прилетели бы в Мозырь и Гомель», — сказал Лукашенко.

«Ядерный зонтик» и выгодный форпост

Белоруссия на протяжение девяти месяцев российской спецоперации на Украине пыталась занять миротворческую позицию. Лукашенко на совещаниях с представителями Совета безопасности республики не раз акцентировался на том, что задача стоит одна: не допустить войны на территории Белоруссии и не дать Западу ударить в спину России.

Ядерная война © Лев Бубнов/коллаж/ridus.ru

«Американцы, втянув Украину в войну против России, хотят заодно решить и белорусский вопрос. Не получится. Мы не настолько глупы. И в этой операции наша роль состоит в том, чтобы в спину русским не ударили с севера и запада. Это наша задача, и мы это сделать не позволим», —  приводятся слова Лукашенко на сайте президента.

В первые месяцы спецоперации Лукашенко призывал стороны к дипломатии и миру, даже организовывал переговоры российской и украинской сторон в Гомельской области, но — тщетно. Дипломатией и миром даже не запахло, переговоры потерпели крах. Тучи сгустились уже и над самой Белоруссией — Лукашенко неоднократно заявлял о намерении Запада утопить Россию и Белоруссию в намеренно затянутом им поставками вооружений украинском конфликте.

«Не нужен им там мир. Им надо войну. И чем дольше, тем лучше. Для того, чтобы утопить Россию в этой войне, а заодно и нас. И чтобы Украина даже не шевельнулась. Все остальные заявления — болтовня», — заявил Лукашенко после подписания в марте решения референдума о внесении поправок в новую конституцию. 

В октябре Лукашенко на совещании по вопросам безопасности заявил о создании совместной с Россией региональной группировки войск.

«В связи с обострением на западных границах Союзного государства мы договорились о развертывании региональной группировки Российской Федерации и Республики Беларусь. Это все по нашим документам. Если уровень угрозы достигает нынешнего уровня, как сейчас, мы начинаем задействовать группировку Союзного государства», — заявил Лукашенко.

По словам начальника департамента международного военного сотрудничества Минобороны Белоруссии Валерия Ревенко, общая численность российских военнослужащих в составе совместной региональной группировки войск в Белоруссии составит чуть менее 9 тысяч.

Учения «Союзная решимость», развертывание группировки Союзного государства для выполнения реальных боевых задач: все логично и закономерно, а главное — спланировано задолго до начала боевых действий на Украине. Это не новое формирование — Россия и Белоруссия ведут совместную оборонную политику с 1998 года, а в 2021 году была принята обновленная Военная доктрина Союзного государства. В ней и содержится понятие «региональная группировка войск Беларуси и России». Согласно документу, она может быть развернута и в мирное время, и в период нарастания военной угрозы.

В развертывании группировки Союзного государства в текущих событиях Россия и Белоруссия преследуют следующие выгоды.

Белорусская армия © mil.ru

Белоруссия таким образом воплощает слова Лукашенко о «недопустимости войны на территории республики» — глава белорусского Минобороны Виктор Хренин подчеркнул, что группировка создана для решения исключительно оборонительных задач.

Каких таких «оборонительных задач»? Накануне создания группировки Лукашенко заявил, что его предупредили о нанесении удара по Белоруссии с территории Украины. Он отметил, что НАТО и другие европейские страны «в открытую рассматривают варианты возможной агрессии против Белоруссии, вплоть до нанесения ядерного удара.

Россия же созданием этой группировки заставляет нервничать Киев и приобретает форпост. Факт наличия группировки у северной границы Украины должен заставить командование ВСУ думать, откуда брать силы для сдерживания вполне возможного наступления этого формирования, несмотря на обозначение его задач как «сугубо оборонительных». На данный момент, ВСУ сосредоточили свои силы на харьковском, херсонском и донбасском направлениях — стягивать войска к границе с Белоруссией для них означает ослабить позиции и здесь, и в других областях страны. И это — блестящее решение: создать группировку войск с целью растянуть украинскую армию по российско-украинской и украинско-белорусской границе.

Известно, что в середине октября Россия отправила в Белоруссию авиационную составляющую группировки, около 170 танков, до 100 орудий и минометов калибром более 100 мм. Россия могла бы разместить их на территории вошедшего в ее состав Донбасса, Херсонской и Запорожской областей, в Белгородской, Брянской или Смоленской областях.  Но это — вопрос стратегии и истинного функционала союзной группировки.

Зачем размещать тысячи военных и сотни единиц техники в потенциально опасных для их сохранности регионах, если, например, они вполне могут потребоваться не столько для обороны Белоруссии, сколько для наступления на Киев? До которого из той же Гомельской области все же ближе, чем из, к примеру, Белгородской. Официальных заявлений от Минобороны России по планам нового наступления на Киев нет, но командование ВСУ, помнящее февральское наступление ВС России, рассматривает этот вариант. Советник офиса президента Украины Владимира Зеленского Алексей Арестович выражает уверенность в том, что Россия может повторить наступление на Киев в ноябре-декабре.

К тому же, Россия давно и стабильно является основным поставщиком оружия и военной техники для белорусской армии. На ее вооружении — истребители Су-30СМ, военно-транспортные вертолеты Ми-8МТВ-5, ЗРК  «Тор» и РЛС «Противник-ГЕ», танки Т-72Б3, бронетранспортеры БТР-80А, винтовки МЦ-116М .

В июне Путин заявил Лукашенко на переговорах в Санкт-Петербурге, что в ближайшие месяцы Россия передаст Белоруссии комплексы «Искандер-М». Не может ли это «июньское» намерение быть связано с планами развертывания Россией и Белоруссией совместной группировки? Вполне может.

«Искандер-М» © glas.ru
 

Есть и третий смысл в создании группировки Союзного государства. Лукашенко в конце октября на внеочередной сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ заявил, что впредь все решения должны приниматься «с учетом региональной и глобальной ситуации в мире».

«Мы должны учитывать, что творится вокруг нас. Цитата (читает): нужно поджечь Россию по периметру. Она погрязла в Украине, а теперь ее нужно поджечь на Кавказе, в Центральной Азии — здесь, прежде всего, нужно рассматривать конфликт Таджикистана и Кыргызстана —  и экономически нужно надавить на Казахстан и Узбекистан. То есть, по всему периметру России нас начинают колошматить. Поэтому любые наши телодвижения мы должны рассматривать в глобальном контексте», — сказал Лукашенко.

В целом, отходя от контекста только лишь украинских событий, можно сказать, что развертывание группировки Союзного государства призвано укрепить, даже — закалить, оборонный союз России и Белоруссии.

Помимо стратегической выгоды на (предположим) Киевском направлении и планов (тоже предположим) по растягиванию сил ВСУ, этот военный союз обеспечивает безопасность не только Белоруссии, но и всего Союзного государства.

Белоруссия получает оборонные гарантии России, ее «ядерный зонтик» лишает смысла чье-либо нападение на республику: в ядерной доктрине России прописано, что она «оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и/или ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения». Поэтому Белоруссия чувствует себя уверенно, например, рядом со все больше «милитаризующейся» Польшей. Заместитель министра национальной обороны страны Войцех Скуркевич заявил в октябре, что численность армии республики в 2022 году возросла до 160 тыс. человек.  До этого он сообщи, что Польша в 2023 году будет массово закупать военную технику и увеличит военный бюджет.

То же самое касается и «добрососедства» Белоруссии с вооружаемыми США странами Прибалтики. В марте президент Латвии Эгилс Левитс попросил о постоянном присутствии войск США в Прибалтике. Он призвал НАТО укрепить восточный фланг на фоне военных действий на Украине. Кроме того, в Латвии планируется размещение еще одной международной военной базы сил НАТО. В 2021 году в Прибалтике была введена в эксплуатацию третья авиационная база сил НАТО — аэродром Лиелварде в Латвии. Всего в странах Прибалтики семь военных объектов альянса.

Армия НАТО © dvidshub.net

Более того, в июле министр обороны Латвии Артис Пабрикс Пабрикс получил право самостоятельно принимать решение об участии вооруженных сил страны в военных конфликтах без согласования с парламентом. Такая «вольность» весьма чревата соблазном на радикальные шаги, которые могут быть направлены, в том числе, в сторону Белоруссии — учитывая заявления Лукашенко о его осведомленности о внешних угрозах и ситуацию на границе Белоруссии с Польшей, Литвой и Латвией. 

На фоне всего этого — вполне естественно, что Белоруссия занимает позицию союзника России, без которой ее может ждать какая угодно, только не мирная судьба. Логично и то, что в перспективе имеет место вынужденное вовлечение Белоруссии в российскую спецоперацию на Украине — вовсе не латентное. Учитывая страсть ВСУ к провокациям, например, и, вероятно, неимение лишних сил и средств для реального удара еще и в сторону Белоруссии, им ничего не мешает устроить ее в адрес республики, «выманивая» вооруженный ответ. Ответ — и Белоруссия автоматически становится участником военных действий. Хочет того Лукашенко, или, судя по его категорическим заявлениям, вовсе нет.

Взаимовыгодных причин для сотрудничества у России и Белоруссии, таким образом, множество: экономические, военные, политические. Но Лукашенко на октябрьской сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ из всех причин емко выделил одну, гуманистическую, душевную: «Россия поддерживает Беларусь, а Беларусь поддерживает Россию — потому что мы близкие, мы родные».

Ирина Альшаева

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий