Найдут ли Эрдоган и Путин новые стимулы для предотвращения конфронтации в Сирии?

ТЕКУЩИЕ СОБЫТИЯ

Найдут ли Эрдоган и Путин новые стимулы для предотвращения конфронтации в Сирии?

Найдут ли Эрдоган и Путин новые стимулы для предотвращения конфронтации в Сирии?

Турецко-российское перемирие в Сирии исчерпало себя, и если в самое ближайшее время не будет найден какой-то новый буфер для снижения напряженности, вооруженная конфронтация между Анкарой и Москвой возобновится.

Похоже, сирийская провинция Идлиб в очередной раз оказалась на грани войны. Несмотря на соглашение о прекращении огня, подписанное Москвой и Анкарой в марте 2020 года, Россия 26 сентября вновь обрушила на последний оплот сирийской оппозиции массированные бомбовые удары. Кроме того, Россия обстреляла Сирийскую национальную армию (SNA) в районе Африна, который был очищен от «Отрядов народной самообороны» (YPG), сирийского отделения террористической группировки РПК (рабочая партия Курдистана) в результате совместной военной операции Вооруженных сил Турции и Сирийской национальной Армии в ходе наступательной кампании «Оливковая ветвь» в 2018 году.

Все более враждебная  риторика со стороны Москвы, нарастающая интенсивность авиаударов, развертывание войск, а также политические события в Сирии, возможно, указывают на приближение новой войны в Идлибе.

В 2020 году в  результате авиаудара режима Асада погибли 33 турецких военнослужащих, которые пытались защитить 3,1 миллиона гражданских лиц в регионе и предотвратить новый поток беженцев в Турцию. После этого инцидента Турция начала операцию «Весенний щит», разбила подразделения режима и вынудила Москву подписать соглашение о прекращении огня, которое ее ранее не устраивало.

С тех пор турецкая армия существенно усилила свое военное присутствие в Идлибе, и в регионе, казалось, воцарилось относительное спокойствие. Однако, в силу нескольких факторов перемирие было хрупким, а недавние события дали России повод вновь демонстрировать силу.

Соглашение о прекращении огня в провинции базировалось на балансе сил, однако между сторонами оставались три нерешенные проблемы.

Во-первых, с точки зрения России, турецкое военное присутствие в Сирии – это главное препятствие на пути военного урегулирования конфликта. Стремление России повторить в Сирии то, что она ранее сделала в Чечне, постоянно встречало препятствия в виде турецкого военного контингента. Поэтому, конечная цель Москвы – вытеснить Турцию из страны и уничтожить законную сирийскую оппозицию. До тех пор, пока Россия не изменит свою позицию и не признает, что единственным способом урегулирования является политический процесс, все соглашения о перемирии будут оставаться хрупкими.

Во-вторых, присутствие группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (HTS) в Идлибе всегда будет служить предлогом для российских ударов по этой провинции. Нападения на SNA в Африне лишний раз подчеркивает, что борьба против HTS не является истинным мотивом Кремля. Тем не менее, этот предлог придает ее действиям легитимность и усиливает позиции России в международных переговорах.

Как и Россия, Турция считает эту группировку террористической, но несмотря на некоторый прогресс, HTS по-прежнему отказывается распустить свои силы. А пока этого не произойдет, Россия будет продолжать обоснованно утверждать, что ее позиция подкреплена Астанинскими соглашениями и резолюциями ООН против «Аль-Каиды».

В-третьих, несмотря на то, что Турция выполнила свои обязательства по мартовскому соглашению, участвуя в совместном патрулировании на трассе М4 и создав коридор безопасности, Россия отказалась от патрулирования из опасений подвергнуться нападению подпольных ячеек Аль-Каиды. Турция продолжает эти операции в одиночку.

С другой стороны, Россия не выполнила своих обязательств в отношении YPG. Согласно договоренностям, достигнутым в октябре 2019 года, Москва должна была обеспечить полный вывод отрядов YPG из Таль-Рифаата, Манбиджа, а также 30-километровой полосы к востоку от реки Евфрат. Хотя Россия не только не выполнила своих обещаний, но и снабдила YPG оружием, Турция не смогла доказать свою моральную правоту, поскольку американская поддержка YPG защитила Россию от справедливой критики.

С 2020 года Турция успешно участвовала во многих прокси-конфликтах против России. В Азербайджане, Ливии, Украине и Польше Анкара активизировала свою игру против Москвы и даже добилась некоторых стратегических побед. Больше того, Турция начала экспортировать свою модель сдерживания России без помощи США. Москва была явно недовольна и ответила санкциями против Турции. Однако они не сработали, и Россия, похоже, решила прибегнуть к конфронтации.

Россия воспринимает Турцию как изолированную страну и считает, что обладает достаточной военной мощью, чтобы вытеснить Анкару из Сирии. Сигнализируя об этом, Москва хочет, чтобы Турция прекратила формировать альянсы и отказалась от внешней политики по сдерживанию России.

Экспорт упомянутой модели в конечном итоге закончится военной конфронтацией со стороны России, или Турция предложит стимулы в форме новых проектов, призванных смягчить противоречия во избежание эскалации.

На данный момент, таким стимулом для предотвращения конфронтации могут стать воскресные высказывания президента Турции по поводу приобретения новой партии систем ПВО С-400. С помощью этой закупки или какой-либо иной сделки две страны могли бы создать новый буфер, в котором они отчаянно нуждаются.

Несмотря на то, что за последнее время позиции Турции в северо-восточной Сирии значительно усилились, она предпочитает новое соглашение конфронтации. Дело в том, что любая военная эскалация в Идлибе может поставить под угрозу жизни миллионов гражданских лиц. Будущее Идлиба и турецко-российских отношений решится на сегодняшнем саммите между Эрдоганом и Путиным. Все предыдущие военные эскалации следует рассматривать как игру мускулами накануне этой встречи.

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий