Неизбежное падение доллара

0

В немало спокойные времена чрезмерно активные спекуляции на рынках, которые имеют место сегодня, подтолкнули бы Федеральную резервную систему США (ФРС) к немало осторожной денежно-кредитной политике. Однако, сегодня ФРС не может отступать, из опасений спровоцировать коллапс с катастрофическими последствиями. В итоге, будущее доллара оказалось тесно связанным с уровнем уверенности на финансовых рынках.
В связи со стремительным ростом дефицита бюджета, правительство США чувствует острую нужду в дополнительном финансировании, причем эта сумма уже включает 400 миллиардов долларов выплат по процентам. Администрация Трампа повысила дефицит бюджета до рекордных уровней в хорошие времена, когда налоговые поступления позволяли с оптимизмом смотреть в грядущей. А теперь, когда разразился кризис, повышение процентных ставок поставит правительство Соединенных Штатов под угрозу попадания в долговую западню. Таким образом, в сложившихся обстоятельствах ФРС не может использовать этот инструмент.
Следующим шоком для рынка, вероятнее итого, станет системный сбой в банковской системе. Не имеет значения, где это произойдет, но каждый раз, когда подобное происходит, это толкает вкладчиков на самостоятельные шаги. Они не лишь выводят свои средства из банков, которые, по их мнению, находятся под угрозой, тем самым лишь усугубляя их трудности, но и снижают тем самым собственный риск потенциальных убытков при изменении валютного курса. Доллар подвержен этому риску в большей степени, чем все прочие валюты. Дело в том, что, сообразно последним данным, иностранцам принадлежит примерно 25 триллионов долларов в гарантированных ценных бумагах, краткосрочных обязательствах и банковских депозитах, в то пора как американцы владеют примерно половиной этой суммы.
Переломным моментом для доллара было 23 марта, и его последующее снижение было лишь долей более широкой картины с ростом цен на золото, серебро и медь, а также, с некоторым запаздыванием – на нефть. В марте эти Министерства финансов показывали, что иностранцы сократили объем своих долларовых инвестиций на 227,9 миллиарда, в то время как незапятнанная продажа иностранных ценных бумаг резидентами Соединенных Штатов составила лишь 133,3 миллиарда долларов. Это указывает о том, что в неспокойные времена деньги возвращаются домой. Кроме того, в нынешнем месяце дефицит торгового баланса составил 44,4 биллиона долларов. Разумеется, это лишь часть общей картины, но, судя по всему, иностранцы снижали долю инвестиций в долларовые активы, в то пора как торгово-взвешенный индекс доллара (показатель, отображающий обменный курс доллара по отношению к определенным иностранным валютам) достиг максимума 23 марта.
Это значительно, потому что существует два рыночных фактора, которые всегда приводили к краху не обеспеченной резервами валюты. Первый из них – торговля иностранными резидентами, которая, похоже уже началась, и в этом отношении доллар особенно уязвим. Учитывая тот факт, что примерно 25 триллионов долларов на сегодняшний день инвестированы в американские ценные бумаги и прочие активы, потенциальное снижение покупательной способности вследствие масштабной торговли является весьма значительным. По мере дальнейшего сокращения мировой торговли, иностранные компании вынуждены будут не лишь перевести доллары в свои национальные валюты, но и прекратить финансировать правительство Соединенных Штатов, решив продать относящиеся им облигации Министерства финансов. Собственно говоря, этот процесс уже начался. Для того, чтобы ФРС могла успешно финансировать вырастающий дефицит бюджета, она должна абсорбировать иностранные продажи долговых казначейских обязательств США, и в то же время поддерживать достаточный степень так называемых «количественных смягчений».
Попробуем представить себе последствия системного сбоя. Заклинание, наложенное на финансовые активы США, будет сломано. Прежде всего, спекулянты, вероятно, обратят внимание на акции, которые в условиях усиливающегося кризиса являются, безусловно, самыми переоцененными финансовыми активами. Иноземные инвесторы присоединятся к ним, уменьшая долю долларовых бумаг в своем портфеле, а также репатриируя часть, если не все вырученные денежки путем продажи долларов. Затем, на фоне падения доллара и растущей чувствительности к политическому аспекту кризиса, участники базара пересмотрят свое отношение к финансированию потребностей правительства США и поставят под сомнение политику ФРС по снижению доходности облигаций. Торговля долларов, по всей вероятности, усилится.
В этот момент всем станет очевидно, что Федеральная резервная система приносит в жертву доллар, чтобы продолжать финансировать правительство, поддерживать банковскую систему и экономику в цельном, стремясь обеспечить ликвидность для покрытия сбоев в цепочках поставок. Она уже будет явно не в состоянии поддерживать цены на финансовые активы, что давным-давно превратилось в видимое проявление успешной денежно-кредитной политики. Было бы чудом, если бы такой сбой в год выборов не привел к полномасштабному финансовому и валютному кризису.
Если ФРС не сумеет возвысить процентные ставки до уровня, при котором для спекулянтов окажется слишком дорого делать ставки на падение доллара, а это можно с уверенностью выключить, американская валюта войдет во вторую фазу своего крушения. Это произойдет, когда резиденты Соединенных Штатов постигнут, что это не цены на товары и услуги растут, а доллар теряет покупательную способность. Покупательная способность любых денег зависит от баланса между денежками и товарами, поддерживаемого их пользователями. Если люди коллективно отвергают деньги в пользу товаров, покупательная способность денежек снижается, причем она потенциально может упасть до нуля. После продажи долларовых активов иностранцами, это является другой фазой краха не обеспеченной резервами валюты. В исторических примерах прошлого такое обесценивание занимало примерно шесть месяцев.
Есть три фактора, которые могут сократить временные параметры еще больше: замена наличных денег и чеков цифровыми платежами, нынешние средства связи, обеспечивающие почти мгновенное распространение информации, и, как следствие развития криптовалют, распространяющееся в обществе предвидение ослабления необеспеченных бумажных валют.
Учитывая масштабы сбоев в цепочках поставок, банковский кризис в ближайшие недели становится все более вероятным явлением. Резкий рост числа банкротств и объема безнадежных кредитов по всему вселенной почти наверняка разрушит банковскую систему. Это станет водоразделом, тревожным сигналом для тех, кто все еще ожидает возвращения к нормальной существования после завершения пандемии коронавируса.
В данный момент центральные банки засыпают проблему деньгами. Эти деньги садятся в финансовых активах, взвинчивая их цены еще больше, и не передаются в нефинансовые секторы экономики банками, которые оказались под давлением из-за чрезмерного числа заемных средств обанкротившихся должников.
Можно с уверенностью сказать, что центральные банки и министерства финансов только сейчас начинают осознавать всю чудовищность этих проблем, но по-прежнему ведут себя так, будто разбрасывание денежек является жизнеспособным решением проблемы. Они будут лишь уничтожать свои необеспеченные бумажные валюты, и этот процесс разрушения, завязавшийся с доллара, уже идет. Часовой механизм тикает с 23 марта. Несмотря на то, что могут быть предприняты попытки «перезагрузки» бумажных денежек, без четких юридических обязательств со стороны центральных банков и министерств финансов прекратить инфляционное финансирование, любая подобная «перезагрузка» способна лишь приостановить крах валюты на несколько месяцев.
Экономические последствия такого развития событий всегда разрушительны, тем более что все крупные западные центральные банки держатся одинаковой инфляционной политики в одно и то же время. О политических последствиях лучше вообще не думать.
На каком-то этапе, охота надеяться, что скорее раньше, чем позже, в обращение вернутся металлические деньги. А когда цены будут устанавливаться в золоте или серебре, или, вероятно, с использованием полностью обеспеченных эквивалентов, стабильность, которую они принесут, положит конец ловушкам бумажных валют. Этот процесс разрушения идет в сегодняшнее время, о чем свидетельствует статистика, собранная Банком международных расчетов.
Исчезнет колоссальная мировая задолженность в объеме возле 250-300 триллионов долларов. Та же участь постигнет все внебиржевые деривативы на сумму еще 560 триллионов, биржевые деривативы на 33 триллиона, опционы на 65 триллионов. Все эти бумаги на всеобщую сумму 900 триллионов долларов представляют собой не более чем часть процесса разрушения.
Глобальные депозиты, хранящиеся на банковских счетах, на всеобщую сумму в 60 триллионов долларов, испарятся. Мировые фондовые рынки, номинированные в необеспеченных валютах – это еще 70 триллионов. Все, что не уйдет от установления цен в необеспеченных валютах, вводя большинство, если не все торгуемые инвестиционные фонды, исчезнет. Прощайте, офшорные финансовые центры, впрочем, и не офшорные тоже. Прощайте, 100 триллионов необеспеченных денежек.
Жизнь будет совсем иной, и те, кто к ней не подготовился, главным образом, за счет создания запаса реальных, надежных денежек, которые могут быть только золотом и серебром до тех пор, пока не появятся надежные эквиваленты, столкнутся с обнищанием. Будучи измеренной в реальных денежках, стоимость нефинансовых физических активов рухнет из-за преобладания отчаявшихся продавцов, для которых важнее всего – выживание в этот момент, даже если цены на их активы в необеспеченных бумажных валютах будут расти. Опыт инфляционных обвалов в Германии и Австрии в начине двадцатых годов прошлого столетия показал, что поместья в сельской местности шли практически за бесценок в долларах, обеспеченных золотом: за 100 таких долларов можно было приобрести особняк в Берлине.
Всего описанного выше, возможно, не случится, но вероятность подобного сценария значительно возросла после 23 марта 2020 года.
Поделиться…0

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *