Новая номенклатура: Пакетный метод

РАЗНОЕ

Как Банк России приучил нас за заключительнее время в начале недели узнавать о паре очередных банков, деятельность каких приостановлена, так и Кремль ритуализировал «закрытие» губернаторов. Новая стилистика тут – по-видимому, знак новой, кириенковской команды в Кремле.

Почти две недели продолжалось театрализованное действо: поутру экстренная пресс-конференция с сообщением очередного губернатора о «принятом им» решении не шагать на новый срок, затем обсуждение в СМИ возможного преемника, днем – президентский указ и извещение о встрече Владимира Путина с назначенным врио (в Ново-Огареве и вечно в одно время – в 13.20–13.45). Сбой произошел только раз, когда 8 февраля белгородский губернатор Евгений Савченко, самый на тот момент возрастной, на экстренной пресс-конференции вдруг огласил не о том, что уходит, а о том, что остается. Наконец в завершение ротационной кампании президент повстречался со всеми пятью ушедшими губернаторами и поблагодарил их скопом за проделанную труд.

Новый политический ритуал рассчитан прежде всего на граждан, но частично и на губернаторов, которых ставят в известность о решении Кремля незадолго до прочий публики – как воронок ночью. Наделение полномочиями глав президентом излишний раз подчеркивает, кто хозяин в доме и кто реальный источник легитимности. Характерно, что и уходящие губернаторы в своих прощальных словах апеллировали прежде итого к президенту, а не к гражданам, которые де-юре наделили их соответствующими полномочиями и, представлялось бы, вправе спросить, почему их избранник вдруг уходит ранее срока.

В случае Виктора Басаргина, открывшего сезон, обсуждались несколько вероятных кандидатов-сменщиков, в остальных – уже один, да и информация о предстоящих заменах вовсю заблаговременно обсуждалась в СМИ, что лишний раз подчеркивало ритуальность происходящего.С пятью замененными губернаторами, по сути, реализован тот же пакетный принцип, что и недавно в касательстве силовиков, только объявление растянуто на несколько дней. И логика, вылито, тоже отчасти пакетная – раз уж сняли пермского Басаргина, можно покинуть его политического близнеца свердловского Евгения Куйвашева.

Кто ушел? Прибраны относительно слабые и непопулярные главы, которые и на своих перевыборах в сентябре, и на предстоящих президентских выборах не столько помогали бы Кремлю в решении его задач, сколько бедствовали бы в помощи сами и были бы обузой. Сняли при этом не самых престарелых (тот же Савченко старше почти всех ушедших) и не тех, кто дольше всех занимал пост (тут у Савченко и вовсе нет конкурентов). Заметим, что наряду с проблемами конкретного региона значительны и общий политический контекст, и наличие влиятельных интересантов, имеющих своих кандидатов на замену. Другими словами, понятно, почему сменили тех, кого сменили, и не вечно понятно, почему оставили некоторых других, похожих на них как две капли.

Кто идет на смену? Все новоназначенные – молодые технократы, неплохо монтирующиеся с возможным объявлением либеральных экономических реформ, но и без этого способные быть «эффективными управленцами». В прошедшем году похожих замен было две: в Севастополе и вторая в Калининграде – зато в Ярославле, Кирове и при первой замене в Калининграде сменщиками бывальщины управленцы в погонах.

В самом факте замен пяти глав нет ничего необычного. Ротация губернаторского корпуса выходит постоянно и отчасти имеет под собой объективные причины: губернатор старится, его эффективность с точки зрения федерального центра снижается, проблемы нарастают – и его меняют. Никто не отменял и конкурентной войны между элитными кланами, в которой губернатор может сделаться простой жертвой. Наконец, есть подспудная идея: если человек чересчур долго сидит на какой-то корпорации, а регион для Кремля в этом резоне – тоже корпорация, он слишком врастает во внутрикорпоративные интересы. Там выстраиваются чересчур жесткие связи, становится труднее контролировать ситуацию из Москвы. В заключительные два-три года мы видим интенсивные замены руководства на степени федеральных корпораций точно так же, как на уровне регионов. То есть всеобщая идея чисто управленческая: время от времени надо перемешивать кадры. В том числе для того, чтобы мотивировать глав, чтобы они активнее демонстрировали свою эффективность, чтобы у них не было ощущения, что они навечно присели на свой регион или на свою госкомпанию.

Но вернемся к пятерке новоиспеченных региональных глав. Все они москвичи, пусть в большинстве своем и некоренные, все вытянулись не в столицах. Решетников и Парфёнчиков вернулись решением президента в те регионы, где родились и сделали положительный задел в своих карьерах; еще один, Любимов, – успешный регионал, сделавший впечатляющую карьеру в товарищем регионе (Калужской области) и совсем недавно перебравшийся в Госдуму, Цыденов мастерил карьеру в системе Минтранса, а Никитин – успешный в прошлом бизнесмен, возглавивший в 2011 г. созданное Путиным Агентство стратегических инициатив. Все – молодые управленцы-технократы.

Максим Решетников, первоначальный из новоназначенных, смотрелся лучше всех, особенно на фоне предтечу и других обсуждавшихся кандидатов. Прежде всего потому, что является не попросту выходцем из региона, но сделал там впечатляющую карьеру. Заметим, впрочем, что в Москве пермяков немало – со времен еще Евгения Сапиро (был такой в правительстве Кириенко министр региональной и национальной политики) и после Юрия Трутнева, с которым, кстати, Решетников какое-то пора работал в Перми. Остальные замены выглядят более случайными, желая какая-то связь с регионом, куда человека бросают, порой имеется. Так, врио главы Бурятии Цыденов имеет титульные этнические корни, желая родился и не в самой Бурятии. Несколько особняком стоит бывший основной судебный пристав Артур Парфёнчиков: он и более возрастной (однокурсник Дмитрия Медведева), и немало статусный. Впрочем, в этом случае привлекательным могло очутиться как раз освобождаемое им кресло в Москве.

Сравнивая старого и нового главу в любом конкретном случае или всю новую волну свежеиспеченных глав регионов с предыдущей, легковесно прийти к выводу о позитивных сдвигах. Это не совсем так, и то, что мы увидели в заключительные две недели, – это в лучшем случае подготовка к очередной попытке авторитарной модернизации, а скорее попытка укрепления авторитарного контроля. И в том и в товарищем случае ставка делается на укрепление унитарной централизованной модели управления.

По эксперименту известно, что назначенцы такого рода семьи предпочитают оставлять в Москве, а сами мотаются в регион и назад. Это полбеды, настоящая же беда в том, что они временщики по своей мотивации. Их задача – за те пять, а то и меньше лет, что им отведены, выжать из региона и из своего поста максимум. Потому они считают на очень короткую перспективу, им нужен быстрый итог и имидж четкого и эффективного управленца в глазах центра, чтобы гарантировать дальнейший карьерный рост. В более долгой перспективе это опасно, и в первую очередность для самого федерального центра.

Автор – руководитель Центра политико-географических изысканий

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий