Новая-старая политика Германии по отношению к России: жёсткая на словах и слабая на деле?

ПОЛИТИКА

Новая-старая политика Германии по отношению к России: жёсткая на словах и слабая на деле?

Новая-старая политика Германии по отношению к России: жёсткая на словах и слабая на деле?

В Германии сейчас в разгаре переговоры по созданию коалиции после парламентских выборов, проект соглашения ожидается на следующей неделе. По всей видимости, сформирует новое правительство коалиция социал-демократов, зеленых и свободных либералов во главе с нынешним министром финансов Олафом Шольцем.

За переговорами в рабочей группе по внешней политике пристально следят не только в Вашингтоне и европейских столицах, но и в Москве. Имеющаяся на данный момент информация о переговорах сторон позволяет сделать некоторые предварительные выводы о направлении новой-старой политики Берлина в отношении России. Самый важный вывод: чтобы понять будущий подход Германии к России, посмотрите на более широкую картину. Важную роль будет играть не только внешняя политика, но и безопасность и энергетика, и решения в этой области повлияют на то, какие рычаги воздействия Россия будет иметь на ЕС и своих восточных соседей.

Во-первых, хорошие новости для тех, кто опасается ухода Ангелы Меркель: Шольц позиционирует себя как продолжатель  ее наследия как во внешней политике, так и  в других вопросах. Он представляет прагматическое крыло СДПГ. После 2014 г. и начала войны на востоке Украины эта часть СДПГ разочаровалась в Москве и отказалась от надежд на «перемены через сближение» — традиционный подход СДПГ к Москве, вдохновленный опытом восточной политики Вилли Брандта. Во времена пребывания Штайнмайера на посту министра иностранных дел СДПГ поддержала санкции против России и Минские соглашения. Мало причин ожидать, что с этим подходом будет покончено. Хотя Шольц призывал в интервью к «новой восточной политике» (чтобы удовлетворить ожидания своей партии) и менее знаком с Восточной Европой, чем Меркель, он продолжит проводить её курс. Однако надежд на новые инициативы или прорывы в конфликтах, особенно на востоке Украины, по-прежнему мало. Минские соглашения стали (слабым) инструментом для управления нестабильными конфликтами, а не для их разрешения. Это не изменится и при Шольце.

За последние два года СДПГ в целом сдвинулась влево, ослабив позиции прагматиков в партии. Шольц в 2019 г. проиграл конкуренцию за лидерство в  партии кандидатам левого толка и станет  канцлером без полного контроля над своей партией. В области политики безопасности под руководством Рольфа Мютениха парламентская группа СДПГ поставила под сомнение участие Германии в совместном использовании ядерного оружия, то есть вопроса о том, должна ли Германия продолжать размещать ядерное оружие США на своей территории и предоставлять самолеты для его доставки. В левом крыле СДПГ нет особого желания тратить больше на оборону, и присутствует большой интерес к инициативам в области разоружения, часто в сочетании с надеждами на ответную реакцию Москвы, что с озабоченностью воспринимается соседями Германии на востоке, которые считают такие надежды наивными.

Хотя Партия зеленых, второй по величине партнер по коалиции, призвала к более жесткой позиции в отношении России, ее подход к политике безопасности аналогичен подходу левых социал-демократов, что делает перспективы более жёсткой политики в отношении  Москвы туманными. Зеленые, в отличие от Шльца, в целом выступают за изменение этой политики, С точки зрения зеленых, внешняя политика Германии, особенно в отношении автократических стран, таких как Китай и Россия, должна быть больше ориентирована на права человека и соблюдение международных норм. Лидер партии Роберт Хабек даже высказался за поставки оружия на Украину, за что  подвергся резкой критике со стороны своей партии и общественности. Это показывает, что зеленые сдвигаются к центристским позициям и отказались от своего принципиального пацифизма, но остается неясным — особенно для восточных соседей – насколько надёжно декларируемые позиции будут подкрепляться политически, особенно с учетом скептицизма зеленых по отношению к традиционной концепции сдерживания.

Еще один важный аспект политики по отношению к России, по которому будущие члены коалиции расходятся во мнениях, — это строительство газопровода «Северный поток — 2», сертификация которого на этой неделе была отложена регулятором Германии. На данный момент, однако, наиболее вероятно, что проект в конечном итоге будет реализован в соответствии с планом. В СДПГ почти едины в своей поддержке трубопровода, наследства бывшего канцлера Герхарда Шредера, и не видят особых причин для изменения этого подхода, поскольку летом было достигнуто  соответствующее соглашение с Вашингтоном. Кроме того, видные региональные представители партии стремятся воспользоваться экономическими выгодами и воспользоваться в будущем возможностями сотрудничества с Россией по водороду, транспортируемому по трубопроводу. В отличие от социал-демократов, зеленые решительно выступают против этого проекта, уделяя особое внимание его роли в геополитических амбициях России, а также его негативному влиянию на климат. Однако маловероятно, что зеленые будут уделять приоритетное внимание этому вопросу и использовать свой политический капитал, чтобы помешать введению трубопровода в эксплуатацию, поскольку для них есть другие, более важные вопросы как во внутренней, так и во внешней политике. То же самое можно сказать и о приоритетах Свободных либералов – третьего  партнера по коалиции, — которые также скептически относятся к проекту.. (В целом эта партия делится на две части: крыло, дружественное к экономике, и либеральное крыло, ориентированное на права человека, которое поддерживает политику обеспечения безопасности и обороны. Напряженность между ними станет особенно очевидной, когда речь зайдёт о политике по отношению к России.)

Помимо энергетики, определенную преемственность и осторожность в политике Берлина в отношении России определяют также и экономические интересы Германии. В 2020 г. Россия импортировала немецких товаров на сумму 23,1 млрд. евро, заняв 15-е место среди импортёров и 14-е место среди торговых партнеров Германии в целом. (В основном Россия импортирует из Германии автомобили и автозапчасти, лекарственные препараты и оборудование.). Во внешнеполитических кругах рассказывают, что Меркель приходила к власти, намереваясь проводить в отношении России жесткую политику, но изменила свою позицию после встречи с некоторыми руководителями немецкого бизнеса.

В целом следует ждать преемственности политики: у нового правительства Германии мало возможностей для изменения курса в отношении России в плане введения санкций или новых политических мер. Кроме того, политика в отношении России просто стоит недостаточно высоко в списке приоритетов новой коалиции, чтобы стимулировать кардинальное её переосмысление. Однако, помимо традиционного российского досье, именно политика в области безопасности и энергетики — от предоставления территории для ханения ядерного оружия в будущем  и разоружения,  до реакции Берлина в случае продолжения газового кризиса — может иметь значительные последствия для будущей политики России и потенциально может усилить влияние Москвы на Европу, хотя эта перспектива еще не всеми осознана. Новая политика в отношении России, с сильной риторикой, но слабая по содержанию,  станет разочаровывающим сюрпризом для соседей и партнеров Германии — особенно в то время, когда Москва испытывает новое, еще не сформировавшееся правительство Германии,  перебрасывая войска к украинской границе и молчаливо одобряя политику президента Белоруссии Александра Лукашенко на границе с Польшей. В связи с приближением выборов во Франции, которые состоятся следующей весной, Трансатлантический альянс не может себе позволить, чтобы создался  вакуум в лидерстве в отношении России.

Оцените статью
Z1V.RU - Актуальные новости России и Мира
Добавить комментарий