Объединение для разделения

0

Подписание Транстихоокеанского партнерства (ТТП) сделалось неприятным сюрпризом для Китая. Как и Россия, Китай не ожидал настолько скорого прогресса в подготовке договоренности, сомневался в его осуществимости и, как минимум, рассчитывал на наличие запаса времени для выработки реакции. При этом если для России с ее преимущественно сырьевым и оружейным вывозом прямые последствия создания этого объединения на первых порах будут узкими, то для КНР вопрос о реагировании на этот новый вызов будет иметь принципиальное смысл.

Пока Китай стремится сохранить для себя максимальную свободу поступков в отношении данного объединения. Си Цзиньпин ранее выступал с завуалированной и узкой критикой ТТП как соглашения, ведущего к «фрагментации» региона, но, строго говоря, никакие возможности пока не выключены. Со стороны китайских специалистов неоднократно можно было услышать высказывания в духе «не значительно, какого цвета кошка, важно, чтобы она ловила мышей». В апреле президент околоправительственного Середины исследований Китая и глобализации Ван Хуэйяо заявил: «Не имеет смысла основывать мир, разделенный торговыми блоками. США должны присоединиться к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, а Китай должен сделаться частью ТТП».

Китайские специалисты признают, что интеграция в объединение может предоставить новоиспеченные стимулы и возможности для модернизации китайской экономики, прежде всего системы государственного регулирования. В то же пора в Пекине ясно понимают, что процесс ратификации соглашения обещает быть весьма сложным, в том числе учитывая касательство лидеров нынешней президентской кампании США к соглашению. Китай намерен внимательно следить за этим процессом, и китайская позиция будет меняться в зависимости от того, в каком курсе он повернет.

Складывающийся политический контекст позволяет предположить, что присоединение к ТТП для Китая в обозримом грядущем неосуществимо. Объединение сознательно позиционируется Соединенными Штатами как проект, наведённый на ограничение китайского влияния. Фактически вопрос ставится таким манером, что любые попытки КНР присоединиться к объединению будут равнозначны признанию собственного подчиненного статуса и готовности вытекать установленным без его участия правилам.

Известная статья американского президента Барака Обамы в The Washington Post в начине мая прямо увязывала проект ТТП с конкуренцией с Китаем и необходимостью противостоять китайской инициативе Всеобъемлющего регионального экономического партнерства (ВРЭП). Это уже не первоначальный выпад Обамы в адрес Китая в связи с подготовкой ТТП – в октябре 2015 г. он заявил: «<…> Мы не можем позволить краям вроде Китая писать правила глобальной экономики. Мы должны строчить эти правила, открывая новые рынки для американской продукции и устанавливая рослые стандарты для защиты работников и сохранения окружающей среды».

Использование подобной конфронтационной риторики необычно для подготовки многосторонних торговых соглашений. Выговор идет не об однократных не до конца продуманных высказываниях с целью обеспечить политическую поддержку договоренности, а о систематической практике. О природе ТТП говорит опубликованное в конце апреля послание восьми бывших министров обороны США к конгрессу, в котором соглашение ровно увязывалось с интересами национальной безопасности США и все той же необходимостью «не дать Китаю строчить правила».

Между тем если бы Китай задумал присоединиться к ТТП, то ему пришлось бы реализовать целый комплекс болезненных реформ. Прежде всего эти реформы предполагали бы свертывание большинства обликов поддержки госкомпаний, до сих пор составляющих основу китайской экономики. Потребовалось бы исконное реформирование рынка труда с появлением независимых профсоюзов, что, в свою очередность, имело бы глубокие последствия для общественно-политической жизни. Предусмотренный ТТП механизм урегулирования препирательств между инвесторами и государством дополнительно усложнил бы ситуацию, позволив иноземным компаниям подавать в суд на КНР за нарушение условий соглашения.

Проведение подобных реформ, да еще и в нынешней непростой экономической ситуации было бы тяжело осуществимым. Правительству, решившемуся на них, пришлось бы преодолевать сопротивление могущественных групп заинтересованностей и принимать непопулярные решения. После заявлений со стороны США задача становится политически нереализуемой. Вероятно, авторы фраз о нужды «не дать Китаю писать правила торговли» прекрасно понимали это. Ситуация добавочно усложняется из-за возможного в будущем присоединения к организации Тайваня.

Прогресс ТТП, таким манером, следует воспринимать в качестве одного из элементов нарастающего противостояния США и Японии с одной сторонки и Китая – с другой, что постепенно будет подталкивать менее крупных игроков к нужды сделать выбор в чью-то пользу.

Важным в этой связи будет итог рассмотрения в Гаагском арбитраже иска Филиппин к КНР по вопросу о территориальных препирательствах в Южно-Китайском море. Процесс, инициированный в 2013 г., не имеет перспектив с точки зрения позволения противоречий в этом регионе. Китай еще в 2006 г. сделал заявление о том, что не будет участвовать в процессе, ссылаясь на ст. 298 Конвенции ООН по морскому праву, какая устанавливает право государств отказываться от участия в подобных процессах, если затронуты проблемы суверенитета. Смысл процесса состоит в создании ситуации выбора для краёв не только Азиатско-Тихоокеанского региона. Мобилизация каждой из сторон своих приверженцев (Китай заручился поддержкой 40 стран; США, Великобритания, Австралия, Вьетнам поддерживают Филиппины) повергнет в скором будущем к появлению многостороннего международно-правового спора, который добавочно осложнит отношения со многими из участников ТТП.

Автор – старший научный сотрудник Института Далекого Востока РАН

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *