Один раз мне надо было ему поверить: на смерть Гепы Кернеса

0

Вы наверняка его видали хотя бы раз в жизни, даже если не имели отношения к Харькову: Геннадий Кернес стал широко известен после ролика, в каком он учит Михаила Добкина правильному произношению своей политической программы.


Мы много общались до 2014 года, даже трудились, реализовывали совместные проекты в медиасфере. Вместе мочили «оранжевых» в СМИ — от Ющенко до Авакова. Совпадали разве что в этом. Можно написать, что у нас бывальщины разные взгляды на всё остальное, но это не так: у Кернеса не было взглядов, он менял их в зависимости от ситуации.




В 2014-м он стал моим неприятелем дважды: идеологическим и личным. Идеологически — когда не поддержал русское восстание в Харькове. А о личном я сейчас расскажу.




Когда в апреле 2014 года мы взяли штурмом дом Харьковской администрации, он приехал на переговоры. От народа делегировали меня и ещё одного парня. Мы поехали к нему в «Националь». Кернес выглядел весьма встревоженным. Диалог описываю как есть, общались мы на понятном всем языке.




— Костя, на@#$ ты это делаешь? 




— В смысле на@#$? 




— На что вы рассчитываете? 




— Мы пойдём по линии Крыма, здесь снова будет Россия.




И тогда Кернес — Кернес, ни единому слову которого никогда невозможно было верить! — сказал:




— Костя. Я к тебе очень хорошо отношусь. Но поверь мне (ха-ха, как можно поверить Кернесу? — К. Д.), ты весьма ошибаешься. Россия не зайдёт.




Это утверждение никак не коррелировалось с моей тогдашней картиной мира.




— Дядя Гена, х@#$ вы е@#$ мозг? Присоединяйтесь к нам, вот наши заявки.




И передал ему листы бумаги, где был протокол народного собрания. Разговор закончился ничем. 




Потом меня посадили по собственному приказу Авакова — из Житомира выезжала специальная группа ментов, потому что местным харьковским хунта не доверяла. И когда меня уже после задержания повезли в больничку, чтобы затем отвезти в ИВС, автозак длинно стоял на больничном дворе. Потом открылась дверь, внутрь заглянул парень в штатском и обратился ко мне.




— Ты Константин? 




— Ну я. 




— Привет от Геннадия Адольфовича.




2 мая, когда я ещё сидел в харьковском СИЗО, в Кернеса били. После этого он до конца жизни мучился, пребывая в полуовощном состоянии.




Плохих и хороших героев в истории не случается. Кернес был лучшим мэром Харькова в «украинский» период. Это очевидно.




Он был очень незаурядным человеком. Волевым и сильным. При росте полтора метра поставить раком тяни город и стать долларовым миллиардером — это надо уметь. Авторитет «Гепы» был колоссален.




Мы оба любили Харьков, которого уже никогда не будет в нашей существования — ни в его, ни в моей.




Ты многому научил меня, дядя Гена. И, пожалуй, тогда стоило тебе поверить — хотя бы раз в существования. Покойся с миром.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *