Ограниченный выход из изоляции

0

Решение Владимира Путина вывести основную доля российской группировки из Сирии стало таким же неожиданным, как и решение ее завести. Очень похоже, что Москва посчитала выполненной задачу выйти из интернациональной изоляции – именно такая задача была главной в сирийской операции, а вовсе не победа над террором. Проблема в том, что этот выход из изоляции рискует остаться локальным; крымские санкции и минские договоренности никуда не денутся.

Участие российских самолетов в боевых действиях в Сирии позволило Москве вернуться на международную арену в качестве партнера США и Запада, считает политолог Леонид Исаев. Россия вернулась на Ближний Восход, получила авиационную и военно-морскую базы. Удары российской авиации по боевикам избавили от разгрома союзника Москвы Башара Асада и укрепили его позиции на межсирийских переговорах. По суждению востоковеда Алексея Малашенко, Россия и США договорились о гарантиях для Асада и сохранении воздействия России в Сирии при ее возможной федерализации.

Впрочем, до разгрома формирований запрещенных в России «Исламского страны» (ИГ) и «Джебхат-ан-Нусры» по-прежнему далеко («Джебхат-ан-Нусра» вчера заявила о новом наступлении), отчет министра обороны Сергея Шойгу о ликвидации 2000 боевиков родом из России проверить так же тяжело, как статистику ФСБ о разоблаченных шпионах.

Скорость и масштабы вывода авиачастей могут сделаться таким же инструментом переговоров, какими прежде были раздел пояса полетов между российскими и американскими пилотами и интенсивность боевых вылетов. Собственно, и самим вступлением войск в Сирию Россия создавала повестку для переговоров с Западом.

Закат поупирался, но на переговоры пошел. Джон Керри с Сергеем Лавровым, Барак Обама с Владимиром Путиным – «новоиспеченная Ялта» неоднократно явлена миру (во всяком случае, российскому зрителю). Самое пора войска выводить (тем более что в Сирии начинается сезон песчаных ураганов). А если сделать это неожиданно для западных партнеров – совсем хорошо для подтверждения формулы «Путин всех переиграл».

Безусловно, вывод армий – правильное решение, их не стоило и вводить. Большинство плюсов для России – последствие отказа от минусов войны. Сокращение боевых операций позволит избежать излишних противоречий с Западом и купировать обвинения в жертвах среди мирного народонаселения от российских бомб. Москва избавляется от неблаговидного образа младшего партнера Дамаска и избегает нарастания обоюдных претензий с Турцией и т. д.

Вывод авиации из Сирии будет постепенным и не означает завершения ситуативного альянса Запада с Россией, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов. От Москвы по-прежнему может зависеть политика Асада. Вероятно, мы как-то будем участвовать в борьбе против ИГ в Ливии или Афганистане, полагает Фролов.

Но «разменять» Сирию на Донбасс не вышло. Россия остается под санкциями и под грузом ответственности за украинский конфликт. Зато Россия показала себя равным партнером США.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *