Откуда берется религиозный терроризм

0

Выражая соболезнования родимым и близким жертв брюссельских терактов, патриарх Кирилл сказал о нужды богословского осмысления терроризма. В его словах можно видеть политическую конъюнктуру – притязая на роль института, формирующего государственную идеологию, РПЦ не может не высказаться на столь значительную политически тему. Но тема действительно важная.

Такое осмысление уже ведется. Прежде итого в теологическом осуждении терроризма, разработке критериев отделения радикализма от нормы заинтересована мусульманская община, сообщает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов. Процесс затрудняется тем, что мусульманство полицентричен, это множество школ и течений, часто плохо примиримых товарищ с другом. И тем не менее результаты такой работы есть: например, Московская богословская декларация, в какой ряд авторитетных исламских ученых осудили радикализм, экстремизм и насилие под верующими лозунгами, дав теологическое толкование понятиям, чаще других становящимся объектом политических спекуляций (джихад, халифат и такфир).

Вопрос о религии и силе давно обсуждается в западном богословии и является неотъемлемой частью того, что зачислено называть «политической теологией», говорит старший преподаватель Стокгольмской школы теологии, научный сотрудник Колумбийского университета архимандрит Кирилл (Балагур). Один из главных вопросов дискуссии – как провести различие между верой и ее злоупотреблениями и чем злоупотребления являются с точки зрения самой религии.

Основные выводы, к каким пришла политическая теология после 11 сентября, – разум необходимости комплексного и поликонфессионального подхода к проблеме религиозного радикализма и терроризма, сочетающего теологический разбор проблемы с психологическим и социологическим (эти выводы получают применение на государственном степени – например, в 2006 г. правительство Тони Блэра запустило пятилетнюю программу комплексного изыскания роли религии в британском обществе). Религия должна играть значительную роль в публичной сфере – и принадлежность к религиозной общине больше не факт собственной биографии верующего.

Политическая теология говорит, что наиболее опасно бездумное или злонамеренное соединение веры с политикой. Нас в этом смысле должна беспокоить российская политика «внутренних скреп» и «традиционных ценностей». Одно утешает: она все-таки в массе опирается не на реальную религиозность.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *