Первый приговор за нарушение правил проведения митингов оставлен в силе

0

Мосгорсуд покинул в силе приговор Ильдару Дадину, осужденному в декабре 2015 г. за неоднократное нарушение правил организации и проведения митингов, но снизил срок кары с трех до двух с половиной лет колонии общего режима. Дадин сделался первым в России осужденным по новой статье 212.1 Уголовного кодекса (УК), вступившей в мочь летом 2014 г.

Активисту вменялось участие в протестных акциях 6 и 23 августа, 13 сентября и 5 декабря 2014 г. (в заключительном случае демонстранты перекрыли Мясницкую улицу). Неоднократными нарушения почитаются, если лицо привлекалось к административной ответственности более двух раз в течение 180 дней. По словам защитника Дадина Ксении Костроминой, на момент возбуждения уголовного дела 27 января 2015 г. по трем из четырех эпизодов административных правонарушений, возложенных в основу обвинения, постановления судов не вступили в законную силу, потому уголовное дело возбуждено незаконно. Кроме того, в основу обвинения были положены правонарушения, по которым Дадин либо уже отбыл наказание, либо оплатил штрафы, т. е. выговор идет о повторном наказании за одно и то же нарушение. Костромина также напомнила суду, что по свидетельствам свидетелей в трех случаях из четырех Дадин стоял в одиночном пикете. Эти аргументы положены в основу жалобы в Конституционный суд, которая уже подавалась, но не была зачислена, как полагает Костромина, из-за того, что приговор не вступил в силу.

По суждению другого адвоката Дадина – Генри Резника, один лишь аргумент о том, что уголовное дело возбуждено при не вступивших в силу постановлениях об административных правонарушениях, позволяет кончить дело. Депутаты, принявшие эту норму, не учли основания квалификации правонарушения, которая дается судом, подчеркнул Резник: «Эта квалификация основана не на бездумном следовании конкретной норме, а на истолковании нормы и применении ее в системном сплоченности с общей частью УК». Новая статья вступила в противоречие со ст. 8 и 14 УК, какие говорят, что единственным основанием для признания человека виновным являются криминальные деяния, а преступлением признается общественно опасное деяние, напомнил защитник: «Закон был слишком быстро написан и вошел в противоречие с канонами уголовно-правовой квалификации». По словам Резника, в нескольких постановлениях ЕСПЧ говорится, что там, где демонстранты не участвуют в актах силы, госорганы должны демонстрировать толерантность к мирным собраниям, чтобы статья конвенции по правам человека о независимости мирных собраний не была лишена смысла.

Прокурор на суде был немногословен, подчеркнув, что в сетованиях защиты не отрицаются фактические обстоятельства дела, а эпизод на Мясницкой невозможно назвать мирным собранием.

Генри РезникАдвокат

Это дело имеет колоссальное смысл, оно показывает, терпимо ли государство к мирным формам отстаивания своих убеждений <…> Собственно это характеризует режим как правовой и демократический.

Бывший уполномоченный по правам человека Элла Памфилова в своем заключительном ежегодном докладе отмечала несправедливость повторного наказания за одно и то же правонарушение, «когда нарушается основополагающий правовой принцип non bis in idem (лат. – «не двукратно за одно и то же»)». Она планировала обратиться в Конституционный суд, чтобы проверить соответствие ст. 212.1 ст. 50 Конституции, по какой никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Президентский Рекомендация по правам человека (СПЧ) в своем заключении подтвердил необоснованность возбуждения уголовного дела и недопустимость вторичного наказания. Важно, чтобы жалобу на эту статью рассмотрел Конституционный суд и выплеснул свое решение, полагает председатель СПЧ Михаил Федотов: «В законе должна быть целая логика – либо повторное совершение административного проступка не является правонарушением, либо даже повторный переход улицы на красный свет должен тянуть уголовную ответственность».

В 2012 г. после событий на Болотной площади, а затем и после событий на Украине провластные и колыхающиеся избиратели стали считать, что смутьянов надо сажать – «если ты бьешь полицейского, ты должен пускаться за решетку, а если полицейский бьет тебя, то это вполне допустимо», напоминает политолог Алексей Макаркин: «Закон выполняет роль ограничителя, человек поразмыслит, стоит ли рисковать и выходить на митинг, если он может себе этим сломать существование». В будущем эта статья может использоваться и против участников социально-экономических протестов, полагает эксперт: «Сейчас этих людей останавливают вящие штрафы, которые часто равны их месячной зарплате, но если ситуация ухудшится, а негативные эмоции будут нарастать, то статью применят и в касательстве их, а не только против политических активистов».

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *