Почти 600 000 россиян – на грани банкротства

0

По состоянию на 2 апреля 2016 г. число граждан, формально подпадающих под действие закона о банкротстве физических лиц, достигло 586 000 человек, высчитали в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ), проанализировав данные 3600 заимодавцев (банков и микрофинансовых организаций). Столько граждан сейчас имеют просроченный на 90 и немало дней долг на сумму от 500 000 руб. по всем видам розничных кредитов и займов.

Сообразно оценке НБКИ, основная часть потенциальных банкротов сосредоточена в сегменте необеспеченного кредитования: 64% от всеобщего числа заемщиков — потенциальных банкротов задолжали банкам по кредитам на покупку потребительских товаров, 10% – по кредитным картам. Граждане, угодившие в черный список из-за автокредитов, составляют 8%, а из-за непосильной ипотеки – 2%. Часть банкротов по займам микрофинансовых организаций не менее 2%. Еще 14% доводится на тех, чей просроченный до уровня банкротства долг сложился из нескольких кредитов различных видов.

«В базе НБКИ содержатся сведения о 77 млн россиян, образцово у 40 млн из них есть действующие обязательства перед банками. Таким манером, доля потенциальных банкротов в общем количестве заемщиков с действующими кредитами приблизилась к 1,5%. Но по касательству к гражданам, имеющим опыт обслуживания кредитов (т. е. в том числе и уже выполнившим свои обязательства), их часть существенно меньше – 0,8%», – поясняет директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков.

Число граждан с приметами банкротства за последние месяцы увеличилось. В конце 2015 г. их количество, по базе НБКИ, составило образцово 567 000 человек, или на 3% меньше, чем сейчас. Волков объясняет рост числа потенциальных банкротов продолжающимся «снижением реальных доходов граждан, каким все сложнее обслуживать имеющиеся кредитные обязательства».

Между тем попавшие в долговую яму граждане не торопятся избавляться от непосильных долгов через процедуру личного банкротства, предполагающую целое списание всех долгов, оставшихся после продажи имущества гражданина-должника (соответственный закон начал работать чуть более полугода назад). По подсчетам Общества содействия финансовому оздоровлению Finzdor.ru (разбирает картотеку решений арбитражных судов, реестры арбитражных управляющих), к апрелю этого года в судебном производстве было всего 5157 дел о банкротстве физических лиц. Причем только половина из них возбуждена по инициативе должников. 3457 из этих дел ведутся по процедуре реализации собственности должника, и только по 1700 делам проводится реструктуризация задолженности.

Еще несколько тысяч исков есть в арбитражных судах, но в отношении их фигурантов не вынесено решение о соответствии состояния должника заявкам закона о банкротстве физических лиц. По данным Finzdor.ru, на сегодняшний день итого было подано 18 111 заявлений о банкротстве физических лиц. Из них 5157 перебежало в активную фазу банкротства. Остальные либо оставлены без движения, либо возвращены заявителю, либо есть в процессе рассмотрения.

Руководитель практики несостоятельности и банкротства Nektorov, Saveliev & Partners Радик Лотфуллин вяжет небольшое количество возбужденных дел по инициативе граждан-должников прежде всего с дороговизной процедуры банкротства: «Уже при обращении в суд необходимо заплатить госпошлину в размере 6000 руб. и положить на депозит суда 10 000 руб. (на вознаграждение финансового прабольшего)». Кроме того, в суде нужно доказать, что у гражданина кушать имущество, позволяющее погасить судебные расходы в ходе банкротства – на публикации в прессе и Целом федеральном реестре сведений о банкротстве, на почтовые расходы на запросы финансового прабольшего, на торги и проч., перечисляет Лотфуллин.

В марте появились первые завершенные дела о банкротстве физиологических лиц, и среди них есть случай завершения дела без освобождения гражданина-банкрота от обязательств перед заимодавцами. Арбитражный суд Новосибирской области признал банкротом грузчика, накопившего непогашенных кредитов на 630 000 руб., но не имевшего ликвидного собственности, однако не освободил его от накопленных обязательств перед банками-кредиторами. Суд обосновал свое решение тем, что должник, получая кредиты, «зачислил на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб заимодавцам» (определение суда опубликовано в картотеке арбитражных дел).

«Банкротство для заемщиков – вырванная мера, к которой необходимо прибегать лишь в самых крайних случаях», – резюмирует Волков из НБКИ.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *