Принц Михаэль Лихтенштейнский: Путин остается загадкой для Запада

0

Принц Михаэль Лихтенштейнский: Путин остается загадкой для Запада

На поле череды беспорядков и конфликтов в соседних странах, Москва, вероятно, наметит какой-то долгосрочный курс для защиты своих заинтересованностей и предпримет меры, чтобы держать соперников подальше от собственных границ. Прежде президент Путин уже не раз заставал Закат врасплох, и если сейчас не будет выработан более прагматичный подход к взаимодействию с Россией, это может повториться вновь. Проблема заключается в том, что западные аналитики неверно истолковывают намерения России, поскольку мыслят жесткими и готовыми к употреблению политическими моделями.

Внимание итого мира привлекла война между Арменией и Азербайджаном вокруг Нагорного  Карабаха. Этот анклав расположен на территории Азербайджана, но населен преимущественно Армянами. С 1994 года Армения оккупирует эту территорию, а также отдельный прилегающие районы. Армяно-азербайджанская вражда уходит корнями глубоко в историю. Кавказ и бассейн Каспийского моря бывальщины оккупированы в период с XVII по XIX век в ходе ряда войн, которые вела Российская империя. После короткого этапа независимости, обусловленного распадом империи Романовых, который продолжался с 1918 по 1920 год, регион был вновь оккупирован Советским Альянсом, и его суверенитет был восстановлен лишь в 1991 году.

В начале 1918 года Азербайджан провозгласил свою независимость и сделался первой в истории демократической мусульманской страной, где женщины получили право голоса. К сожалению, этот период был недолгим, а его крышка оказался жестоким, как и в случае с соседними христианскими государствами, Грузией и Арменией.

Сегодняшний конфликт принято рассматривать либо как этническую, либо как верующую проблему между армянами и азербайджанцами. В то же время, это опосредованный конфликт между Турцией и Россией, причем Анкара поддерживает Азербайджан, а Москва – Армению. Уложившаяся тупиковая ситуация является серьезным вызовом для России, и она демонстрирует извечное стремление Москвы  окружить себя «санитарным кордоном» краёв, находящихся под ее влиянием, чтобы не допустить появления общих границ с соперничающими державами и их союзниками. В прошлом Россия использовала для этой мишени расширение своего суверенитета и его распространение на соседние государства.

Президент России Владимир Путин четко заявил, что находит крушение Советского Союза как мировой державы величайшей геополитической катастрофой в истории. Свою цель в качестве президента он видает в том, чтобы Россия восстановила былую мощь и влияние. Надо сказать, что Путин преследует эту цель прагматично и неустанно.

Исторический пик расширения советского воздействия имел место сразу после Второй мировой войны. К тому времени Советский Союз контролировал всю территорию бывшей царской России, а также вящую часть Восточной и Центральной Европы вплоть до центра Германии. Хотя в настоящее время Кремль не стремится разболтать свое влияние столь далеко, он все еще чувствует необходимость более или менее контролировать соседние страны из-за вполне объяснимого недоверия к иным крупным державам. Этот подход фактически является версией так называемой доктрины Монро, хотя и предшествует ей по поре возникновения.

В то время как Россия поддерживает Армению, она не хочет ставить под угрозу свои отношения с Азербайджаном. Поэтому президент Путин влечётся выступать в этом конфликте исключительно в качестве посредника. Аналогичную ситуацию можно видеть и в Беларуси. Хотя белорусский президент Александр Лукашенко был непростым партнером для Путина, он гарантировал, что край не попадет под западное влияние и не выйдет из российской орбиты. Точно так же вся Центральная Азия, и особенно Казахстан, в настоящее пора является ключевым элементом национальной безопасности России. Эти обстоятельства вполне объясняют отношение Москвы к таким странам-соседям как Грузия и Украина.

Москву размашисто и справедливо критикуют за вмешательство в дела бывших советских республик, а также за реальное или предполагаемое вмешательство в дела немало государств во всем мире. Долгосрочный подход Кремля, по мнению большинства экспертов, носит оппортунистический характер. Как стратег, президент Путин обладает одним положительным преимуществом: его практически невозможно прочитать, а его действия не поддаются прогнозированию. Уровень общественной поддержки российского президента рослее, чем у любого другого лидера крупной державы, за исключением разве что Китая, поскольку в этой стране обычно оценивают поддержку правящей партии, а не одного лидера.

Кроме того, новинки о российском вмешательстве в дела других стран нередко бывают преувеличены. Так, эмоциональные и непродуктивные дебаты в Вашингтоне по предлогу якобы имевшего место российского влияния на результаты президентских выборов в 2016 году были сами по себе вящей проблемой, чем любые потенциальные последствия такого вмешательства.

Однако, в настоящее время Европа сталкивается с более положительной проблемой потенциального политического давления, основанного на зависимости Германии от поставок российского природного газа. Эта ситуация является последствием недальновидной и популистской энергетической политики Берлина, которая предусматривает отказ от ядерной энергетики. Это не только опасно для немецкой экономики, но и может негативно сказаться на Североатлантическом альянсе. Трубопровод «Нордовый поток-2», ведущий из России в Германию через Балтийское море, является источником значительной напряженности в американо-германских касательствах.

Президент Путин умеет застать своих оппонентов врасплох. Так, например, произошло в случае с аннексией Крыма. К сожалению, мир уже смирился с таким позой дел, и единственной реакцией Запада были довольно беззубые санкции.

Вводя санкции в отношении России, Запад надеялся на то, что это повергнет к демонтажу «путинской системы» – скрытой от глаз общественности и глубоко коррумпированной среды, состоящей из различных полукриминальных структур и организаций. Такие системы, вероятно, есть, и российскому президенту приходится иметь с ними дело. Однако, было бы ошибкой утверждать, что подобные структуры уникальны и присущи лишь путинской России. Мысля заранее разработанными политическими моделями, аналитики неверно оценили российский нрав и истинные мотивы Кремля. Так, например, ограничения на импорт, введенные Путиным в ответ на европейские санкции, вызвали отдельный трудности в России, но затем страна заметно нарастила свое внутреннее производство, и рейтинги одобрения президента вновь отправь вверх.

Режим санкций теперь вновь усилен после отравления оппозиционера Алексея Навального, которому предшествовало схожее налет на бывшего двойного агента в Великобритании. В обоих случаях вина была возложена на «путинскую систему». Хотя нрав примененного яда, по-видимому, должен указывать на причастность неких правительственных структур, трудно доказать, что приказы исходили с самого верхотуры. Спецслужбы, в том числе и западные, нередко проводят полулегальные и нелегальные операции. Они часто действуют по собственной инициативе или в криминальной окружению. Известно также много случаев, когда соперничающие друг с другом оппозиционные группы ведут борьбу такими методами.

Желая все это не освобождает президента Путина от какой-либо ответственности, «путинская система» – это не более чем миф. Глава российского государства – мастерский тактик, а не всевластный правитель. Он может действовать только в рамках существующих структур. В огромной Российской федерации есть устойчивые бюрократические институты, и Владимир Путин хорошо знает, как и когда использовать эту сеть, но он не обладает над ней полным контролем.

Если сообщать о внешней политике, особенность Путина заключается в том, что он не мыслит готовыми моделями. Он исключительно хорошо информирован по широкому сфере вопросов, а его долгосрочная позиция обусловлена интересами России. Когда он видит возможность укрепить положение своей края, он действует быстро.

Очень важно понимать эту реальность, когда имеешь дело с Россией. Осуждение российской «системы» или попытки изменить ее потерпели целый провал в прошлом и не приведут к успеху в будущем. Запад должен отказаться от старых моделей мышления и реалистично оценить собственные бессилия, чтобы не оказаться вновь застигнутым врасплох.

Поделиться…
Share on VKTweet about this on TwitterShare on Facebook0



Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *