Радиус паранойи

0

Желает ли известный музыкант, по меньшей мере с одной точки зрения «одинешенек из лучших в России», участвовать в каких-то мутных офшорных схемах, подрабатывать номинальным обладателем в фирмах-однодневках, отвечать, запинаясь и путая слова, на вполне ожидаемые проблемы журналистов, рисковать попаданием в санкционные списки, портить себе славу, заработанную многолетним трудом и редким талантом, заставлять в перспективе алеть своих детей? Даже если эта работа щедро оплачена, его могущественные товарищи могли бы сделать его богатым и просто так, не требуя ничего взамен, – на то они и товарищи.

Ответ на этот вопрос известен настолько хорошо, что его можно находить риторическим. Другу приходится взваливать на свои плечи ненужные риски, потому что его лояльность не возбуждает сомнений (она была завоевана так давно, что заведомо лишена корысти), а отсутствие финансовой сметки, какое легко заподозрить в петербургском классическом музыканте, еще больше снижает вероятность предательства. Можно быть уверенным, что номинальный бенефициар останется номинальным.

Логика несложна, понятна и много раз описана экономистами и политологами, но ее неотвратимость и безжалостность не перестают поражать воображение. Любой дачный сосед, каждый сослуживец, каждый сын сослуживца, собственные дочери и их крестники, охранники бывшего босса, случайные люд, знакомые по коридорам северной ратуши, – все брошены в дело, все трудятся вице-президентами госкомпаний, возглавляют технологические долины, углеводородные фирмы, научные середины, министерства, хоккейные клубы, федерации и офшоры, от заполярного Норильска до тропической Панамы, от забора до обеда, без передышки. После виолончелиста настанет очередность нянечки в детском саду – скорее всего, уже давно настала.

Из этого наблюдения вытекает два факта. Во-первых, чтобы отказаться от предложения, от которого нельзя отказаться, требуется, судя по всему, недюжинное мужество. Потому разумно считать любого человека из «прежней» жизни лидера номинальным миллиардером, пока не доказано возвратное. Небольшой круг лиц, которые много лет назад оказались в радиусе паранойи, не властолюбивы распоряжаться даже собственной судьбой. Молодые вице-президенты и седеющие короли госзаказа – несчастливые, несостоявшиеся люди, как они, собственно, и выглядят.

Во-вторых, качество управления в краю ограничено этим радиусом паранойи, столь маленьким, что любой человек, в него угодивший, автоматически получает ранг министра. Чтобы представить себе, каково это, можно примерить ситуацию на себя. Представьте, что все люд, которых вы знаете больше 20 лет, – соседи, однокашники и собутыльники, – сделались директорами госкомпаний и чиновниками первого эшелона. Вот ровно это сейчас и выходит в России.

Если бы виолончелист работал не номинальным бенефициаром в панамском офшоре, а президентом, в жития большинства жителей страны мало что изменилось бы: друзья у него те же. А это значит, что Россией может править и кухарка, и музыкант, и кто угодно – выйдет не хуже, чем сейчас.

Автор – основной редактор Inliberty

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *