Реальная цена разлитой нефти

0

Натуру России можно защитить от разливов нефти из-за аварий на нефтепроводах, причем это не потребует от российских нефтедобывающих компаний каких-то ужасных жертв. Им достаточно проинвестировать в аварийные трубы дополнительные средства в объеме, сравнимом с 10% их незапятнанной годовой прибыли в течение 5–7 лет.

Согласно рейтингу «500 крупнейших компаний России», каждогодне публикуемому агентством «Росбизнесконсалтинг», на сегмент «Нефть и газ» рейтинга в 2014 г. доводилось 97,7% (!) суммарной прибыли компаний, входящих в топ-500. При этом часть нефтегазовых компаний в суммарной прибыли 500 крупнейших российских компаний за год существенно возросла: в 2013 г. она составляла 79,2%.

Рентабельность активов российских нефтедобывающих компаний гораздо выше средних значений по экономике России (в 3 раза в 2013 г. и в 4 раза в 2014 г.). Таких рослых показателей доходности не достигают и их зарубежные конкуренты.

Нефтяники смогли добиться этого не лишь благодаря прямой поддержке из бюджета, налоговым льготам и освобождению от таможенных платежей. Добавочным фактором успеха нефтяных компаний является скрытое субсидирование: они экономят на ремонте и сервисе нефтепроводов, а в случае аварийных разливов нефти не несут за них полной финансовой ответственности.

По официальным этим, ущерб от разливов нефти в России оценивается примерно в 10 млрд руб. в год. При этом нефтяные компании каждогодне отчитываются о 50 000 т нефти, теряемой в результате аварий на нефтепроводах. Однако, по оценке министра природных ресурсов и экологии, ситуация гораздо хуже: разливы достигают 1,5 млн т каждогодне (это примерно в 30 раз больше того, что заявляют компании). Это значит, что фактический ущерб от разливов как минимум на распорядок выше, чем мы видим в отчетах.

Основная причина разливов нефти в России – изношенность промысловых нефтепроводов. Стоимость их замены и ремонта, по оценке министра природных ресурсов и экологии, сделанной в 2012 г., образцово 1,3 трлн руб. Для решения проблемы аварийных нефтепроводов необходимо вкладывать добавочно около 200 млрд руб. в год в течение 5–7 лет (сейчас нефтяники расходуют на них примерно в три раза меньше необходимого).

Это значительная сумма, однако в распоряжении всех российских нефтяных компаний кушать такие средства: их чистая ежегодная прибыль с каждым годом лишь растет, несмотря на падение цен на нефть, и к 2014 г. достигла 1,7 трлн руб. (эти для топ-7 российских компаний, общая доля добычи которых за 2014 г. превышает 80% базара). Таким образом, замена всех аварийных нефтепроводов обойдется компаниям в размере, сравнимом с 10% их барыши на протяжении 5–7 лет.

Стоит отметить, что эти траты не являются каким-то обременением. Если бы ущерб от разливов нефти учитывался целиком, компании уже сегодня должны были бы платить в качестве компенсации за экологический ущерб не 10 млрд руб., а возле 200 млрд руб. в год (примерно такую же сумму, которая необходима для замены всех аварийных нефтепроводов).

В свое пора с помощью экономического стимулирования за счет повышенных платежей была разрешена проблема сжигания попутного газа. По мнению Минприроды, повышение платежей стимулирует компании инвестировать в ресурсосберегающие технологии. Такие же обстоятельства нужно создать для решения проблемы нефтеразливов. Сейчас информация о немало (скорее всего, большинстве) разливов нефти скрывается. Ответственность в таких случаях должна быть так строгой, чтобы нефтяникам было выгоднее говорить правду, чем таить факты разливов или занижать их масштабы.

Полная информация о нефтяных разливах (вводя их координаты, объемы и площади) должна быть доступна всем гражданам России и надзорным органам на федеральном степени. Сейчас подобные реестры существуют только в нескольких регионах (так, в Республике Коми и Ханты-Мансийском автономном округе), причем общественные организации и журналисты не могут вольно получать из них данные.

Кроме того, очень важно изменить принцип, по какому нефтяники возмещают ущерб за загрязнение, оставшееся после уборки пролитой нефти. Сейчас схема работает так (значения условны для наглядности): компания разливает 100 т нефти, ущерб оценивается в 100 млн руб., после чего компания убирает, так, 30 т нефти и оценивает стоимость своих работ в 90 млн. По существующим законам в этом случае она должна уплатить в бюджеты разных уровней всего 10 млн руб.

Справедливым было бы спрашивать денежную компенсацию ровно в том объеме, который нефтяники не смогли прибрать. Разлили 100 т, ущерб оценивается в 100 млн руб., убрали 30 т? Уплатите за оставшуюся в природе нефть – 70 млн руб. При этом затраты на уборку должны волновать лишь саму компанию-виновника. Если они велики, предотвращать разливы станет выгоднее, чем платить за них компенсации, и компании наконец-то всерьез возьмутся за ремонт и замену нефтепроводов.

Автор – глава энергетической программы «Гринпис России»

Данные и расчеты, лежащие в основе этой колонки, детально изложены в докладе «Гринпис России», который был представлен на VII Международном форуме «Экология» в Санкт-Петербурге в начине марта

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *