Роль вице-премьеров и аппарата правительства может вырасти, министров – снизиться

0

Внедрение проектного подхода в правительстве – реформы госуправления, запущенной весной, – сталкивается с проблемами, повествуют «Ведомостям» участвующие в дискуссиях чиновники. У министерств и аппарата правительства кушать разногласия: о схеме работы проектного офиса, показателях эффективности (KPI), кто будет тащить ответственность. Точку в споре на заседании президиума совета по стратегическому развитию 24 августа может поставить его глава премьер Дмитрий Медведев.

Претензии чиновников к чиновникам

Кушать несколько важных критериев, которые сделают проект проектом, а не очередной госпрограммой, повествует один из собеседников «Ведомостей»: должно быть ясно, кто отвечает за проект, сроки (до 2018, 2020 и 2025 гг.), конкретные KPI, необходимо обойти стандартные процедуры согласования.

Проектом должны быть не размытые темы вроде образования, а конкретные: повышение доступности и оснащение библиотек, не поддержка вывоза, а реформа торгпредств или создание логистических центров, перечисляет чиновник. Главой проекта должен быть чиновник, у которого есть компетенция по проекту и довольно времени в него погрузиться, поэтому это должен быть не министр, а степень ниже, например его заместитель. С таким подходом согласен первоначальный вице-премьер Игорь Шувалов, а также помощник президента Андрей Белоусов, повествует чиновник. Но против министры, продолжает собеседник «Ведомостей»: они желают сами отвечать за проекты. «Это размывает ответственность, а у замминистра пропадает всякая мотивация – пока конкретный человек не поймет, что он собственно отвечает за проект, ничего не изменится», – объясняет федеральный чиновник.

Обойдемся без революций

«Использование проектного подхода не означает, что надо немедля и радикально менять существующую систему управления. Нам революции в этой сфере не необходимы».
Владимир Путин, президент России

Третий повод для несогласий – оценка проектов. Министерства присылают свои формулировки KPI, и нередко они звучат так: улучшение, расширение, совершенствование, оптимизация процедур и прочий типовой набор фраз, которые так любят чиновники, рассказывает собеседник «Ведомостей». Но KPI должны быть предельно конкретными, так, как должен сократиться срок доступа к определенной госуслуге. Министерства запугивает такой подход, заключает чиновник.

Четвертый, и самый слабый вопрос, – как министерства отреагируют на отказ от межведомственного согласования.

Как надлежит работать

Сейчас все акты должны пройти межведомственное согласование, какое может растянуться надолго. Если договориться министерствам не удается, проект вносится в правительство с таблицей несогласий, профильный вице-премьер собирает совещание и согласование продолжается уже в правительстве. Так, в конце января 2015 г. правительство утвердило антикризисный план, по какому Федеральная антимонопольная служба должна была освободить небольшой бизнес от проверок. Закон был принят только в ноябре, а вступил в мочь спустя почти год после принятия плана. Запрет «дочкам» голосовать по акциям материнских компаний не может минуть согласование уже много лет. Последний раз проект поправок в закон об акционерных обществах Минэкономразвития подготовило еще в августе 2015 г., но его не согласовало ГПУ. А из-за отсутствия задания летом была приостановлена работа над законопроектом о налоговой реформе в нефтяной области.

Авторы идеи проектного офиса (над ней работали первый вице-премьер Игорь Шувалов и два замруководителя аппарата правительства Максим Акимов и Андрей Слепнев) предлагают иную схему.

Министерства присылают в правительство идеи для проектов, отберет их проектный офис и передаст в президиум президентского рекомендации по стратегическому развитию (см. схему). Совет уже определил 11 курсов, по каждому будет портфель проектов, объясняет другой федеральный чиновник. Кураторы проектов смогут вносить в правительство необходимые нормативные акты по упрощенной процедуре: без межведомственного согласования и оценки регулирующего воздействия (ОРВ) на бизнес. Довольно одного совещания у вице-премьера, в рабочую группу которого будут входить представители различных министерств. Если министр или другой вице-премьер не согласны, они могут наложить вето и тогда решение предзнаменований премьер-министр или президиум «проектного офиса», уточняет собеседник «Ведомостей». Это не целый отказ от согласования, просто согласование человека из министерства, делегированного в группу, приравнивается к согласованию министерством, поясняет иной чиновник. Такая структура укрепляет аппарат правительства и вице-премьеров, позволяя им обогнуть сопротивление министерств.

Чем может закончиться

Действующая система наведена не на результат, а на процесс, сетует бывший чиновник. Но есть риск, что проектным подходом заменят одну казенную систему на другую, предупреждает бывший замминистра экономического развития Сергей Беляков: покажется еще одна надстройка, а единственный способ повысить эффективность чиновников – сжать их функции. «Как процедуры ни упрощай, все равно куратору – вице-премьеру необходимо будет потратить много времени на принятие решения, чтобы после у различных органов – от Счетной палаты до Следственного комитета – не возникли к нему добавочные вопросы, – продолжает он. – Не уверен, что вице-премьеры пожелают взять на себя эту ответственность».

Предложенная модель управления уже применяется в труду оргкомитетов при подготовке форумов или штабов по ликвидации стихийного бедствия, помечает бывший чиновник. Бизнес скорее обрадуется новому подходу, но его необходимо подкорректировать, считает президент РСПП Александр Шохин, занимавший рослые посты в правительстве Бориса Ельцина. Нужно сократить согласования со всеми ведомствами, но невозможно исключать ОРВ, это повредит бизнес-климату, переживает Шохин: можно придумать укороченную процедуру оценки.

Проектный подход вполне может столкнуться с саботажем министерств, предупреждает бывший чиновник: так, заместителю министра, который занимается проектом, его прямой начальство может поручить согласовывать с ним позицию. Руководство банально не обожает делиться властью, продолжает собеседник «Ведомостей». Больной проблема – распределение средств (особенно бюджетных) – Минфин контролирует тяни процесс и вряд ли захочет отпускать его от себя, считает он. Это не надлежит стать большой проблемой, так как проекты не предполагают выбивания добавочных денег, наоборот, суть подхода – меньше денег и больше ответственности, возражает федеральный чиновник: это-то и пугает многие министерства.

Реформа частично усилит позиции Медведева, считает главный экономист БКС Владимир Тихомиров, так как структурирует систему решений и ответственности, какая сейчас распылена по различным ведомствам. Сейчас многие министры сходят на президента напрямую: теперь же основную роль будут резаться вице-премьеры. Но президент и сам устал от постоянного потока лоббистов, находит Тихомиров.

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *