Россия преодолеет спад за четыре года

0

Минэкономразвития пересмотрело прогноз на 2016–2018 гг. и составило на 2019 г. «Ведомостям» удалось ознакомиться с его параметрами (см. таблицу на стр. 05): стоимость нефти останется в диапазоне $40–50/барр., экономика выйдет из рецессии в 2017 г. при $45/барр., тогда же прервётся спад основных экономических показателей – зарплат, доходов, инвестиций, индустрии. Инфляция к началу 2020 г. замедлится до 5%, отток капитала снизится до $20 млрд, рублевка укрепится до 56,7 руб./$.

Обновленный прогноз будет внесен в правительство в апреле, напомнил слова министра Алексея Улюкаева представитель Минэкономразвития. У Минфина положительные возражения против такого прогноза, знает федеральный чиновник. Минфин это не комментирует.

Прогноз становится основой для бюджета, но в прошедшем году трехлетнее планирование было приостановлено из-за нестабильности базара нефти. Вернется ли правительство к планированию на три года, еще не определено.

Неправильная инфляция

Минэкономразвития ожидает постепенного роста стоимости нефти – с $40/барр. в этом году до $50 в 2018 и 2019 гг. Она не превышает степень, который Минфин рассматривал как основу для нового бюджетного правила – стоимости отсечения в $50/барр., выше которой нефтедоходы поступают в резервный фонд. Старее правило из-за обвала цен было аннулировано: на 2016 г. Минфин использовал мишень по дефициту бюджета – 3% ВВП. Предполагалось, что дефицит будет ежегодно снижаться на 1 п. п. и к 2019 г. бюджет будет бездефицитным при $50/барр.

Стоимость нефти имеет ключевое значение для определения темпов сокращения расходов бюджета, объясняет федеральный чиновник, но чересчур быстрое сокращение расходов вредит экономике.

Кроме того, электоральный этап обычно сопровождается ростом социальных расходов, сильно урезанных в 2016 г.: доходы народонаселения за 2015–2016 гг. сократятся более чем на 8%, ожидает Минэкономразвития. Согласно прогнозу с 2017 г. рост реальных доходов и реальных зарплат возобновится, желая к началу 2020 г. они останутся ниже уровня 2014 г. на 5 и 7%. Ранее министерство измерило из того, что все ближайшие годы пенсии будут индексировать по целевой инфляции Центробанка – на 4%, т. е. ниже инфляции фактической, как в 2016 г. Однако с большенный долей вероятности с 2017 г. правительство вернется к прежним обязательствам – индексации на степень инфляции предыдущего года, объяснял Улюкаев.

Прогноз по инфляции – одинешенек из пунктов, с которым не согласен Минфин, утверждает федеральный чиновник. «Минфин находит, что непреодолимых препятствий по достижению цели по инфляции в 4% в 2017 г. у Банка России нет», – подтверждает замминистра Максим Орешкин. По прогнозу ЦБ, инфляция по итогам 2016 г. составит 6–7%, с 2017 г. – 4%. По прогнозу Минэкономразвития, 4% в обозримой перспективе достигнуты не будут.

Любой «лишний» процент инфляции требует дополнительных социальных расходов, прежде итого на пенсионное обеспечение. Минувшим летом во время споров об индексации-2016 Минфин оценивал разницу между индексацией пенсий на 12 и на 5,5% в 450 млрд руб.; таким манером, каждый дополнительный 1% может стоить бюджету порядка 70 млрд руб.

Рост вопреки

В базовом сценарии прогноза экономика за 2015–2018 гг. сократится на 0,5%. Но уже в 2019 г., несмотря на стагнацию нефтяных цен, ускорит темп роста до 2,5% и компенсирует утраты. Масштаб спада экономики в 2016 г. сокращен до символических 0,3%, при том что еще в январе министерство прогнозировало спад на 0,8% при том же самом степени цены нефти и при меньшем спаде промышленного производства и частного потребления. Улучшен лишь прогноз по капитальным вложениям и по реальным зарплатам. Перспективы улучшения ситуации с потребительским спросом будут подталкивать компании наращивать резервы, объясняли чиновники Минэкономразвития источники возобновления экономического роста, ожидаемого со другой половины 2016 г.

Преодолеть последствия четырехлетнего спада инвестиций к 2020 г. не удастся, однако скорость их восстановления в 2018–2019 гг. Мин­экономразвития повысило почти в 1,5 раза: так, в 2019 г. – почти до 5%. У компаний есть ресурсы, но нет определенности – сигнал, что она настала, должно дать государство, говорил Улюкаев: «Бизнес ждет сигнала, что уже можно инвестировать». Одним из таких сигналов надлежит стать увеличение рефинансирования по программе проектного финансирования, чего упорно добивается Улюкаев.

Сокращение дефицита бюджета до 1% в 2019–2020 гг. при льющемся уровне налогов будет означать сокращение расходов на 9% в реальном обороте в год, подсчитала Наталья Акиндинова из Центра развития ВШЭ. Бюджетная консолидация может сделаться главным фактором сжатия экономики: при нефти $50/барр. спад возобновится в 2018 г. и продолжится в 2019 г., прогнозирует Середина развития.

Сокращение расходов могло бы быть компенсировано улучшением условий для инвестиций, однако Акиндинова не видает причин ожидать изменения репрессивного уклона по отношению к бизнесу. Повышение стоимости нефти до $50 уменьшит спад инвестиций, но источников их роста не просматривается, находит она: бизнес скорее будет бороться за выживание. В ускорении экономики при стагнации нефтяных цен она также колеблется: «Даже при стабильных $110/барр. экономика затухала».

Посетите магазины партнеров:

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *